St
Имущество арестованного экс-министра Абызова оценили в 27 миллиардов рублей

Имущество арестованного экс-министра Абызова оценили в 27 миллиардов рублей

Сумма ущерба по делу почти в восемь раз меньше — предпринимателя обвиняют в хищении четырех миллиардов рублей

Сумма ущерба по делу почти в восемь раз меньше — предпринимателя обвиняют в хищении четырех миллиардов рублей Фото: © GLOBAL LOOK press
Фото: © GLOBAL LOOK press

Следствие оценило арестованное имущество экс-министра по вопросам Открытого правительства Михаила Абызова в 27 миллиардов рублей. Ранее защита обвиняемого в мошенничестве предпринимателя заявляла, что он владеет имуществом на сумму в 20 миллиардов рублей. Таким образом, ценность имущества бывшего министра почти в восемь раз превышает сумму, в хищении которой обвиняют Абызова.


«Прошу приобщить к материалам дела справку о том, что следствие оценивает общую стоимость арестованного имущества в более 27 миллиардов рублей», — сказал в суде следователь. Адвокаты Абызова ранее заявляли, что суды арестовали имущества на 20,6 миллиарда рублей.


26 августа в суде рассматриваются апелляционные жалобы адвокатов на арест счетов и имущества, принадлежащих Абызову, его родственникам и фирмам, которые с ним связаны.


Михаила Абызова задержали 26 марта в Московской области. Его подозревают в хищениях. Свою вину бывший чиновник не признает. Следствие считает, что Абызов организовал мошенническую схему по краже денег акционеров ОАО «Региональные электрические сети» (РЭС) и ОАО «Сибирская энергетическая компания». По данным правоохранителей, он похитил у компаний четыре миллиарда рублей и вывел их за рубеж.


В правоохранительных органах также полагают, что в хищении участвовали соратники экс-министра по компании RU-COM Николай Степанов и Максим Русаков, экс-замдиректора по экономике и финансам Новосибирской ГЭС Галина Фрайденберг, бывший руководитель компании «СИБЭКО» Александр Пелипасов и экс-гендиректор РЭС Сергей Ильичев. Все фигуранты дела арестованы до 25 октября.


Сам Абызов в ходе рассмотрения ходатайства следствия назвал уголовное дело в отношении себя и других фигурантов «большим глобальным абсурдом». По его словам, следствие оказывает на него давление, не предоставляет ему свиданий с семьей и разрешения на посещение церкви.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...