St
Во ФСИН открестились от сделок с компанией, фигурировавшей в деле Реймера
В 2015 году ЦИТОС внесли в реестр недобросовестных поставщиков. Но ведомство продолжило заключать контракты с организацией

Во ФСИН открестились от сделок с компанией, фигурировавшей в деле Реймера

В 2015 году ЦИТОС внесли в реестр недобросовестных поставщиков. Но ведомство продолжило заключать контракты с организацией

Коллаж: © Daily Storm
Коллаж: © Daily Storm

В 2015-м ФГУП «ЦИТОС» ФСИН (поставщик «золотых браслетов» Реймера) было внесено в реестр недобросовестных поставщиков на два года. Решение было принято после того, как предприятие поставило неработающее навигационное оборудование для службы. По сообщениям СМИ, в тюремном ведомстве даже поднимали вопрос о ликвидации унитарного предприятия. Однако ФГУП отделалось внесением в черный список. «Шторм» выяснил, что компания предоставляла свои услуги даже после того, как была признана неблагонадежной. В самом ведомстве открестились от закупок, заявив, что ФСИН России и ФКУ «ГЦИТОиС» (занимается техническим обслуживанием службы) ничего не заказывали у своего предприятия.


Электронный браслет (система электронного мониторинга подконтрольных лиц — СЭМПЛ) используется для наблюдения за людьми, приговоренными к ограничению свободы или находящимися под домашним арестом. Впервые о внедрении таких браслетов в России заговорили в 2010 году. Внедрением СЭМПЛ занимался экс-глава ФСИН Александр Реймер (находился в должности с 2009-го по 2012 год). В конце марта 2013 года СКР возбудил уголовное дело о махинациях с поставками СЭМПЛ. ФГУП «ЦИТОС» было фигурантом дела о «золотых браслетах». Несмотря на это, компания продолжила свою работу. В 2015 году ЦИТОС поставил неработающее навигационное оборудование для автозаков. Во ФСИН зашла речь о ликвидации унитарного предприятия, но его решили просто внести в черный список.


undefined
Фото: © fsin.su

Согласно данным «СПАРК-Интерфакс», первые контракты, которые получила компания после того, как была признана недобросовестной, датируются апрелем 2016 года. Заказчиком выступило УФСИН России по Еврейской автономной области. Региональное отделение закупило услуги по техническому обслуживанию электронных браслетов на сумму почти 100 тысяч рублей. Аналогичные закупки осуществляли УФСИН по Волгоградской, Мурманской и Нижегородской областей. По словам источников «Шторма» в тюремном ведомстве, остальная часть заказов проходила как внутренние закупки. Общая сумма может превышать пять миллионов рублей.


В ведомстве заявили, что ФСИН России и ФКУ «ГЦИТОиС» (занимается техническим обслуживанием электронных систем ведомства) не заключали государственных контрактов с ФГУП «ЦИТОС» в период нахождения предприятия в реестре недобросовестных поставщиков. «ФСИН в лице нашего директора [Геннадия Корниенко. — Примеч. «Шторма»] и ФКУ «ГЦИТОиС» не заключали контракты», — сообщили в ведомстве в ответ на запрос «Шторма».


На вопрос о том, почему были контракты с региональными управлениями, во ФСИН не смогли дать оперативный ответ.


Модификация браслетов


Ранее «Шторм» писал, что в марте 2014 года ФСИН заключило контракт на сумму более 77 миллионов рублей на модернизацию электронных браслетов для слежения за осужденными (СЭМПЛ) с ФГУП «ЦИТОС» ФСИН. В распоряжении редакции оказался протокол рабочего совещания предприятия от 22 августа 2016 года. Согласно документу следует, что комиссия выявила ряд неисправностей в браслетах и признала, что обновленные системы непригодны для использования.


На совещании во ФГУП «ЦИТОС» был озвучен и промежуточный вариант решения проблемы. «Впаивание дополнительных электронных компонентов позволяет восстановить работоспособность браслета», — говорится в протоколе заседания. Однако, исходя из постановления комиссии, было решено вернуться к программному обеспечению близкому к тому, что было до модификации.


Источники «Шторма» в тюремном ведомстве говорили, что браслеты, которые модифицировали в 2014 году, могли остаться со времен руководства бывшего главы ФСИН Александра Реймера. Однако ФСИН опровергла «Шторму» эту информацию: «Электронные браслеты, закупленные до 2013 года, не эксплуатируются».


Сама же модернизация на сумму в 77 миллионов рублей была осуществлена в рамках государственного контракта от 2 сентября 2014 года. Согласно сайту госзакупок, речь идет о поставке новой версии браслетов на сумму в 155 миллионов рублей. Деньги потратили на обеспечение контракта: «Вот этот контракт на 77 миллионов — это модернизация и сопровождение самой федеральной программы. А потом закупили уже сразу модифицированные браслеты», — заявили «Шторму» в ведомстве.


О каких именно браслетах идет речь в протоколе рабочего совещания, которое прошло 22 августа 2016 года во ФГУП «ЦИТОС», во ФСИН не уточнили. Почему комиссия не стала использовать промежуточный вариант решения проблемы и использовался ли он при производстве других браслетов, ведомство также не пояснило.


Начиная с 2014 года ФГУП «ЦИТОС» получило более 250 миллионов рублей на обслуживание, модернизацию поставку комплектующих и поставку СЭМПЛ.


Дело Реймера


В конце марта 2013 года было возбуждено уголовное дело. Его фигурантами стали глава ФСИН Александр Реймер, заместитель директора ведомства Николай Криволапов, руководитель НПФ «МЕТА» Николай Мартынов и глава ФГУП «ЦИТОС» Виктор Определенов.


undefined
Александр Реймер, Николай Криволапов, Николай Мартынов, Виктор Определенов

По версии следствия, глава ФСИН в начале своей работы пролоббировал внесение изменений в постановление правительства №89, в котором был приведен перечень возможных производителей товаров для ФСИН.


Благодаря этому в списки поставщиков попали частные компании, разрабатывающие и выпускающие электронные браслеты. Затем Реймер на базе ФГУП «Торговый отдел «Вятка» в Самарской области создал Центр информационно-технического обеспечения и связи (ЦИТОС) и без проведения конкурса заключил с компанией контракт на поставку браслетов для нужд федеральной службы, сборкой оборудования занималась НПФ «МЕТА». Сами же браслеты продавались по завышенным ценам, притом что их качество оставляло желать лучшего. В 2017 году фигуранты дела получили от трех с половиной до восьми лет колонии. Сумма похищенного составила практически три миллиарда рублей.