St
Проверка колоний во Владимирской области выявила новые случаи пыток заключенных
Правозащитники: Сотрудники ФСИН избивают осужденных, угрожают изнасилованием и не пускают к ним адвокатов

Проверка колоний во Владимирской области выявила новые случаи пыток заключенных

Правозащитники: Сотрудники ФСИН избивают осужденных, угрожают изнасилованием и не пускают к ним адвокатов

Фото: © GLOBAL LOOk press

Федеральные правозащитники провели проверки в исправительных учреждениях Владимирской области. Правозащитники выявили многочисленные нарушения: в большинстве колоний осужденные жалуются на избиения, вымогательства и психологическое давление. Пытками осужденных склоняют к сотрудничеству с администрацией и отказу от традиций криминального мира. Жалобы заключенных и родственников либо остаются без внимания, либо проверки не находят нарушений.


Проверка колоний, тюрем и СИЗО во Владимирской области проходила в рамках проекта «Правозащитный мониторинг». В августе стало известно о голодовке среди заключенных «Владимирского централа».



«23 августа 2018 года ФКУ Т-2 посетили представители Общественной наблюдательной комиссии Владимирской области по общественному контролю за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и содействию лицам, содержащимся в местах принудительного содержания (ОНК), во главе с ее председателем Вячеславом Куликовым. В рамках визита состоялся обход камер режимного корпуса № 3, а также проведены индивидуальные беседы с осужденными, которые с 22 августа 2018 года отказываются от приема пищи. Каких-либо конкретных требований к учреждению осужденные не предъявляли, причин происходящего не объясняли», — прокомментировали в УФСИН изданию Znak.com. Данный эпизод стал одной из причин для мониторинга исправительных учреждений.


В справке, имеющейся в распоряжении «Шторма», сообщается, что почти в каждой колонии заключенные жалуются на избиения, пытки и угрозы изнасилований. Есть у руководства пенитенциарных учреждений и свои «активисты» в так называемых пресс-хатах: они выполняют все приказы руководства по избиению, сексуальному насилию и давлению на заключенных, отказавшихся сотрудничать с администрацией. За жалобы адвокатам, родственникам или правозащитникам осужденных тоже пытают, в том числе закрывают в ШИЗО.


В распоряжении «Шторма» также имеются многочисленные жалобы на действия сотрудников ФСИН со стороны родственников осужденных, бывших заключенных и тех, кто отбывает текущий срок. Большая часть обращений остается без внимания, а по некоторым проверка не находит никаких нарушений. Рассказываем обо всем по порядку.


undefined
ФКУ Т-2 Владимирский централ Фото: © fkurf.ru

ФКУ Т-2 «Владимирский централ»


Именно здесь в августе заключенные начали голодовку в знак протеста против избиений, пыток и доведения до самоубийства.


Из справки по итогам мониторинга следует, что осужденных, отказывающихся от прямого сотрудничества с администрацией, отправляют в ИК-3, где избивают. Для этапирования, по данным проверки, заключенным якобы фабрикуют подозрение на туберкулез — в ИК-3 находится туберкулезная больница.


Прибывающих из соседних регионов во «Владимирский централ» заключенных провозят через ТПП (транзитно-пересыльный пункт) при ИК-7. Там их, как следует из документа, избивают, а позже довозят до конечного адреса — тюрьмы №2. Осужденных вновь подвергают пыткам уже в тюрьме — делается это, чтобы склонить вновь прибывших к сотрудничеству и отказу от традиций криминального мира.


«...Обращаю Ваше внимание на бесчинства и беспредел со стороны сотрудников ФКУ Т-2… Я был жестоко избит в сборном помещении, с мешком на голове, сотрудники запинывали меня, они были в масках и спецназовской форме. После помещения меня в карантинное помещение, меня ежедневно избивали, требовали сотрудничества с администрацией, также угрожали насилием сексуального характера. Далее меня поместили в камеру с осужденными, т.н. пресс-камеру, где находились двое осужденных, выполнявших все заказы начальника оперчасти Гончарова С.В., вплоть до изнасилования… В камерах учреждения сырость и холод, медсанчасть вообще бездействует, мы не можем получить свои медикаменты, присланные из дома. В день освобождения у меня состоялся диалог с начальником оперотдела Гончаровым С.В., который в угрожающей форме говорил мне, чтобы я все забыл и по выходу ни с кем не разговаривал... иначе мне будет плохо». Заявление — Камалиев Р.Р.


undefined
Скриншот: © Daily Storm

Правозащитникам удалось выяснить, что в третьем корпусе колонии отбывает наказание заключенный по прозвищу Решка. «Данный осужденный, при помощи своих подручных из числа спецконтингента заматывает рот скотчем поступившим осужденным и избивает их до потери сознания. Избитые осужденные вынуждены испражняться под себя», — говорится в материалах проверки.


Из справки следует, что после посещения колоний правозащитниками с заключенными проводились допросы, во время которых их избивали и угрожали изнасилованием в случае, если те будут и дальше выражать свое недовольство.


Трудности в общении с сотрудниками ФСИН возникают не только у отбывающих срок, но и у их адвокатов. Правозащитники отмечают, что адвокатов не пускают к своим подзащитным в выходные дни. Даже если защитнику удалось «прорваться» к своему клиенту, общение у них будет проходить в присутствии работника тюрьмы, что является нарушением ч. 5 ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».


Адвокат Ирина Панина сообщила правозащитникам, что по 14 ордерам она не смогла посетить никого из подзащитных. Электронная очередь для адвокатов, работающая в тюрьме, контролируется администрацией, следует из проверки — это позволяет искусственно задерживать очередь, чтобы помешать защитникам контактировать с заключенными.


«...Мне известно, что Валехов Сабир подвергается пыткам, т.е. каждый раз, как мы просим свидание он подвергается незаконному выдворению в ШИЗО, которое инициируется начальником оперативного отдела ФКУ Т-2 Гончаровым В.С., испытывающего личную неприязнь к моему сыну. Используя служебное положение притесняет моего сына… В камере всегда вода по щиколотку, а также сыпят хлорку. Администрация не может этого не знать, создавая пыточные условия. Медицинская помощь не оказывается». Заявление — Шахсинов Р.Ш.


Одним из интересных способов психологического давления во «Владимирском централе» является включение громкой музыки. Уровень громкости транслирования музыки не прописан ни в каких нормативных актах, поэтому руководство тюрьмы использует ее как средство для пыток. «Такая трансляция не только не способствует поддержанию психологического микроклимата, но наоборот — создает сильнейший дискомфорт тем, кто отбывает наказание в ФКУ Т-2», — следует из проверки.


ФКУ ИК-3


В колонии №3, по данным правозащитников, существует 7-й отряд, именуемый как «2-й карантин». В него входят осужденные, в том числе Башка и Орех — это активисты, которые избивают заключенных, заставляют их по несколько часов стоять на растяжке, сообщается в справке по колониям.


undefined

Во время утренней зарядки все заключенные должны выполнять движения синхронно. За нарушение — снова избиения, вне зависимости от состояния здоровья или наличия инвалидности, утверждают правозащитники.


Заключенные рассказали проверяющим, что в психосоматическом отделении практикуется использование электрошокера и психотропных веществ — так администрация якобы борется с противниками режима.


«…Больные на 3-м тубонаре ФКУ ИК-3 постоянно находятся на улице зимой и летом, или читают ПВР (правила внутреннего распорядка. — Примеч. «Шторма»). За какое-то мелкое нарушение их спускают в подвал и избивают, а за три недели до этапа начинают мазать синяки, чтобы с этапа не сняли». Заявление — Гаврилов.


Есть в колонии вполне «удобные» места для истязаний — например «зеленый коридор», названный так по цвету стен. Коридор ведет к кабинетам оперативников и используется, как следует из справки, для «применения недозволенных методов воздействия». Правозащитники будут просить у ФСИН России установить камеры внутри всех объектов, к которым имеют доступ заключенные.


ФКУ ИК-4


Аналогичные жалобы зафиксированы и в ИК-4: жалуются на пытки со стороны дневальных — заключенных, назначенных руководством для контроля над другими осужденными. В 14-м и 16-м отрядах, сообщают правозащитники, действуют так называемые опущенные, которые угрожают другим зэкам изнасилованием.


undefined

Правозащитники зафиксировали, что в комнате приема передач нет номеров уполномоченного по правам человека и других надзорных органов — таким образом, заключенным сложнее сообщить о нарушении их прав.


В отношении одного из осужденных, по его мнению, были сфабрикованы надуманные взыскания. После того как Шакин В.С. устроился работать на одно из производств, на него написали рапорт о взыскании денежных средств за испорченное имущество. По его словам, он не имел отношения к сломанному оборудованию, поэтому подписывать документы об изъятии денег отказался.


«После чего начальник отряда Геранин И.А. сообщил, что меня будут наказывать, а именно — посадят в изолятор за невыход на зарядку. Этот рапорт я подписывать тоже отказался, так как я исправно посещаю мероприятие и исправно выполняю требования администрации», — сообщается в заявлении заключенного Шакина.


undefined

Осужденный подал жалобу в УФСИН по Владимирской области, но проверка показала, что никаких нарушений со стороны администрации не обнаружено.


«Вы допустили нарушение распорядка дня, не выйдя на утреннюю физическую зарядку в 05:40, чем нарушили гл.З п.14 п/п 1,2,8; п.15, п/п 10; гл. 4 п.16 Правил внутреннего распорядка ИУ. Об этом свидетельствуют рапорта начальников отряда Куликова и Ефремова. Дать письменные объяснения по факту нарушения Вы отказались, о чем составлен соответствующий акт. Постановлением начальника ИК-4 13.03.2013 г. на Вас было наложено дисциплинарное взыскание в виде выговора», — сообщили по результатам проверки.


ФКУ ИК-5


Заключенные колонии рассказали правозащитникам, что здесь есть специальные отряды, через которые пропускают вновь прибывших. Через первый и второй отряды проходят осужденные, отказавшиеся сразу дать расписку о сотрудничестве. За это их унижают и избивают другие зэки. Тех, кто не сломался под давлением сокамерников, отправляют в ИК-3, где условия более жесткие. После возвращения оттуда большинство все же соглашаются на контакт с руководством.


undefined

Заключенные рассказали, что в пытках принимает участие начальник оперчасти Смирнов, а раньше бороться с зэками помогал бывший заместитель по БиОР (безопасности и оперативной работе) Лобков.


«Шторм» обратился  за комментарием в УФСИН по Владимирской области, однако получить ответ на наш запрос к моменту публикации не удалось.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...