St
В Люберцах собираются объединить школу для слабовидящих со школой для умственно отсталых
Родители опасаются, что их незрячие дети будут учиться с детьми-«придурками»

В Люберцах собираются объединить школу для слабовидящих со школой для умственно отсталых

Родители опасаются, что их незрячие дети будут учиться с детьми-«придурками»

Коллаж: © Daily Storm

Родители школы-интерната для слабовидящих детей в Люберецком районе узнали о готовящемся слиянии с двумя другими специальными учебными учреждениями. По мнению родителей, слияние приведет к снижению качества образования, из-за того что слабовидящие будут учиться вместе с детьми с задержками в умственном развитии. В связи с этим среди родителей просыпаются странные чувства: откровенная неприязнь к детям с другими диагнозами. «Мы не позволим вам сделать так, чтобы эти дети учились с нами». В управлении образованием Люберец свой взгляд на ситуацию — директор интерната более ста дней находится на больничном, из-за чего страдает административная работа школы. В прошлом году выпускники чудом оказались в базе ЕГЭ — директор был на больничном, а назначенный на полставки заместитель не знал о своих задачах, поэтому и поднялся вопрос о слиянии.


На сайте change.org появилась петиция родителей учеников школы-интерната в Малаховке Люберецкого района Московской области. Автор сообщает, что учреждение планируют ликвидировать вместе с двумя другими интернатами и создать одно общее юридическое лицо.


Дети обеспокоенных родителей учатся в школе IV вида — для слабовидящих. Обучение там проходит по стандартной программе других средних образовательных учреждений, но длится не 11 лет, как везде, а 12. Также в интернате ведется работа узкопрофильных специалистов — тифлопедагогов, специализированных психологов и воспитателей.


Второй интернат VIII вида «Развитие» — для умственно отсталых детей. Обучение там длится девять лет, а ученики по окончании получают дипломы, отличные от других школ, в том числе интерната IV вида, так как программа отличается от стандартных.


Третье учреждение — это интернат «Наш дом» для сирот. Надежда Попова, директор школы, рассказала Daily Storm, что сейчас заведение пустует — всех сирот разобрали в приемные семьи. Но кроме содержания учеников в детском доме, школа имеет три других направления работы.


«У нас работает еще три службы: служба замещающих семей, мы оказываем содействие семье и детям, и следующее — это постинтернатное сопровождение, работа с выпускниками», — рассказала Попова.


Родители школы для слабовидящих детей опасаются, что при слиянии упадет качество образования, так как изменится программа, а штат педагогов сократится.


undefined
Коллаж: © Daily Storm

«Слияние и сокращения означают вероятную утрату уникальных специалистов. Например, на всех детей — и слабовидящих, и отстающих в развитии, и сирот — будет положен, допустим, один психолог вместо трех. Где гарантия, что он будет уметь работать со слабовидящими детьми, знать их специфику, иметь соответствующий опыт?» — пишет автор петиции.


Также опасения в слиянии вызывает то, что дети с разными заболеваниями будут учиться в одних классах и школах, что вызовет в том числе проблемы между учениками. Родители на встрече с начальником управления образованием Люберец Викторией Бунтиной рассказали, что уже столкнулись со странным пониманием инклюзии у руководства школы для слабовидящих.


Так, мать одного из больных детей сообщила, что в школу IV вида записывают детей с умственной отсталостью, у которых при этом есть и проблемы со зрением.


«У нас два класса аутистов уже. На каком основании придурков в наши классы? У них образование совсем другое. У нас два открытых класса таких, они там орут как ненормальные. У нас есть такие дети — они из восьмого вида. Но их туда запихнули из-за того, что у них слабое зрение», — жалуется женщина.


Другая родительница также недовольна своеобразным подбором учеников: «У нас во втором классе девочка Лиза. В прошлом году, как только она пришла, она покусала мою дочь. У меня дочь пришла с синяками. Я не знаю, что у нее за диагноз — она не разговаривает, не пишет. Почему ее посадили к нам в класс? В четвертом классе такой же мальчик».


Складывается довольно удручающая ситуация: родители одних детей-инвалидов агрессивно настаивают: «Нам эти придурки (тоже дети-инвалиды, только с другим заболеванием. — Примеч. Daily Storm) не нужны, мы не позволим сделать так, чтобы наши дети учились с ними».


Выходит своего рода насильственная инклюзия, где решением чиновников постановляется: теперь все будут любить друг друга. В соцсетях систематически появляются сообщения, а иногда и видеозаписи, показывающие, как одни дети — «нормальные» — могут травить и издеваться над другими — «ненормальными». О каком объединении одних с другими может идти речь, если сами родители детей с одним диагнозом демонстрируют неприкрытую нетерпимость к ученикам с иным диагнозом?


undefined
Коллаж: © Daily Storm

По мнению директора психолого-педагогического центра «Нелишние дети» Елены Морозовой, нынешнее общество просто не готово к какой-либо инклюзии: «Просто объединить всех детей с разной патологией — это будет трагедия для детей, растерянность для педагогов, которые не будут знать, что с этими детьми делать, и возмущение родителей. Поэтому если инклюзия и нужна, то, конечно, нужно изучать опыт других стран. Нельзя в класс посадить одаренного ребенка и умственно отсталого — какую программу им дать? И где мы возьмем таких педагогов, которые знают, как обучать детей с разными патологиями?»


Агрессивная позиция родителей по отношению к чужим детям, по мнению Морозовой, связана с их неподготовленностью: в России почти не осуществляется работа с семьями, в которых есть дети-инвалиды. В основном такую поддержку осуществляют некоммерческие организации и энтузиасты из числа специалистов.


«Такие программы не пользуются высокой популярностью, запроса у родителей на это нет. Они не всегда понимают, что им нужна помощь. Свою роль также играет страх осуждения, отторжения, неприятия общества, что их ребенок — не такой как все», — заключила Морозова.


В управлении образованием Люберецкого района свой взгляд на происходящее в школе — по их мнению, это ошибки администрации школы и нынешнего директора — Анатолия Швеца. Он, по словам Светланы Яковенко, заместителя начальника управления образованием, уже более ста дней находится на больничном. Уволить руководителя, находящегося на больничном, по закону нельзя.


«Мы обеспокоены сложившейся ситуацией, потому что школа испытывает некий кадровый голод административного персонала. С сентября также нет основного заместителя, который мог бы решать вопросы итоговой аттестации, встречаться с родителями, проводить разъяснительную работу», — рассказала Яковенко Daily Storm.


undefined
Коллаж: © Daily Storm

Она также объяснила, что уже в этом году возникла тяжелая ситуация с итоговой аттестацией: по вине администрации в базу ЕГЭ могли не попасть будущие выпускники — ученики 12-го класса школы для слабовидящих. Это произошло из-за отсутствия директора, а завуч о своих полномочиях просто не знал.


«Пришлось подключать внешнее управление и сотрудники управления образованием уже в ручном режиме в последние часы осуществляли эту работу», — сообщила Светлана Яковенко.


По словам заместителя начальника управления образованием, штат педагогов тоже не пострадает — изменения коснутся только административного состава.


«Педагоги будут сохранены в полном объеме, в том числе потому что в школе для слабовидящих на данный момент уже имеются классы для детей, которые также обучаются в восьмой школе. Эти классы были открыты действующим руководителем», — заключила Яковенко. 


Сама же программа для детей с разными видами заболеваний пострадать не должна — для каждой коррекционной ступени в уставе будет прописана индивидуальная программа.


При этом нынешний заместитель директора, Марина Соколова, в беседе с Daily Storm рассказала, что за время отсутствия руководителя школы-интерната никаких трудностей не возникало.


«Я не знаю, что за жалобы из управления образованием. Со мной лично никаких бесед не было, что я с чем-то не справляюсь или что-то у нас не так. Мы все сдаем в срок, все делаем, никаких претензий не было за все время, что Анатолий Петрович на больничном», — сказала Соколова.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...