St
Авианалет, жара, июнь: почему Россия вновь выходит из Сирии
Москва продолжает выводить войска из САР, но война еще не закончилась

Авианалет, жара, июнь: почему Россия вновь выходит из Сирии

Москва продолжает выводить войска из САР, но война еще не закончилась

Фото: © GLOBAL LOOK press
Фото: © GLOBAL LOOK press

Сирийскую Арабскую Республику покинут тысяча с лишним российских военных и два десятка самолетов и вертолетов. Эксперты считают, что вывод войск связан с будущей встречей Трампа и Путина. Однако на интенсивности боевых действий это не скажется: на юге страны вновь вспыхнули сражения.


Замечательно выходит


Президент России Владимир Путин объявил в четверг, 28 июня, о выводе 1140 российских военных с территории Сирийской Арабской Республики. Об этом президент сообщил во время встречи с выпускниками военных вузов в Кремле. Он уточнил, что соответствующий приказ был отдан во время последнего визита на базу Хмеймим. Территорию республики также покинут 13 самолетов и 14 вертолетов.


Российские войска выходят из Сирии в четвертый раз. До этого верховный главнокомандующий отдавал аналогичный приказ в марте и декабре 2016 года и конце 2017-го. «Задача борьбы с вооруженными бандитами здесь, в Сирии, задача, которую необходимо было решить с помощью широкомасштабного применения вооруженных сил, в целом решена, решена блестяще», — отмечал тогда президент.


Очередной вывод российских войск совпал с успехами сирийской армии на юге страны. В начале недели Сирийская арабская армия (САА) освободила более 400 квадратных километров территории в провинции Дераа и начала наступление на южные районы региональной столицы. При поддержке российской авиации правительственные войска продвигаются к границе с Иорданией, нанося удары по позициям повстанцев между городами Ас-Сувейда и Изра.


undefined
Фото: © twitter.com/PaulGrantBilous

Куча мала


Согласно данным отчета турецкого независимого исследовательского центра Omran, в июне сирийскую территорию контролировали семь участников. Большая ее часть (58,57%) находится под контролем правительственных отрядов. За последний месяц режим потерял 830 квадратных километров, завоевав в ходе операции на юге страны 925 квадратных километров. Почти четверть (22,99%) земель сосредоточена в руках у курдских формирований на северо-востоке страны. По 11,09% и 7,24% контролируют оппозиционные группы и Исламское государство (ИГ, запрещено на территории РФ). В отчете Omran не учитываются последние потери повстанцев в провинции Дераа. Террористы же уступили в течение мая 735 квадратных километров, захваченных в основном курдами.


Кроме указанных группировок на территории республики присутствуют турецкие войска. Они расположены на северо-западе страны, вдоль сирийско-турецкой границы. Туркам удалось сохранить контроль над населенными пунктами, захваченными в ходе операций «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь». Согласно исследованиям Omran, турецкая армия занимает 2,38% территории Сирии.


Огромный кусок страны находится в руках союзников президента Башара Асада, иранских повстанческих отрядов. По данным Omran, они смогли захватить 17,52% земель Сирии и удерживают контроль над ними в течение нескольких месяцев. Отдельно исследователи упоминают подконтрольную ливанской «Хезболле» территорию на границе с Ливаном. «Кусок», принадлежащий «Хезболле», сопоставим с турецкими «владениями» на севере и составляет 2,7% от всей площади республики. Чуть меньшую территорию оккупировал Израиль — около 2%.


При таком распределении зон между участниками войны в Сирии ситуация с приграничными коридорами выглядит иначе. Повстанцы по-прежнему контролируют восемь различных переходов через границу, в основном на сирийско-турецкой и иорданско-сирийской. Через эти проходы, как указывают опрошенные «Штормом» эксперты, оппозиция получает помощь от соседних стран: боеприпасы, оружие, снаряжение и технику. Кроме того, благодаря проходу через приграничную зону повстанцы могут перебрасывать силы по безопасным маршрутам, не боясь попасть под авианалет российских ВКС.


Курдские отряды также контролируют выходы на двух границах — с Турцией и Ираком. Исследователи из Omran насчитали семь переходных пунктов. У сирийской армии — девять доступных проходов, три из которых контролирует ливанская «Хезболла».


undefined

С севера на юг


События последних дней в регионе были сосредоточены в провинции Дераа. Сирийская армия силами нескольких тысяч бойцов атаковала провинцию, зажав повстанцев в котел. Свободная Сирийская армия, удерживавшая город Бусра аль-Харир, отступила, бросив танки, оружие и боеприпасы. Несколько сотен повстанцев перешли на сторону Башара Асада, оставив попытки сопротивления.


Финальная часть операции развернется в ближайшие дни в южных районах региональной столицы. Сирийский режим уже начал артиллерийский обстрел повстанческих позиций, российские самолеты наносят удары по городу Аль-Мсейфра на юге от захваченных ранее населенных пунктов. По данным источника «Шторма» в Сирии, правительство планирует организовать еще два котла к юго-востоку от Изры.


«Тактика будет такой же: загнать противника в котел бомбардировками и закрыть его с помощью бойцов отряда «Силы Тигра»», — объясняет очевидец операции.


На севере страны продолжаются боевые столкновения отрядов «Тахрир аш-Шам» и шиитского ополчения. Повстанцы попытались взять штурмом осажденные города Аль-Фуа и Кефрайя, но были отброшены. Ранее на прошлой неделе «Тахрир аш-Шам» также пытались атаковать шиитские города, но с тем же результатом.


Неспокойно и в Африне. Радикальные бойцы курдских формирований заложили два взрывных устройства у командных пунктов Сирийской свободной армии. В результате взрыва погибли минимум 11 человек, еще 10 получили ранения. Конфликт между ополчением и курдскими формированиями вспыхнул с новой силой после захвата Африна. Курды пообещали уничтожить боевиков Свободной армии, которые при помощи Турции выдавили курдов из города.


Новые котлы, новые ракеты, новые переговоры


Несмотря на частичный вывод российских военных, боевые действия в Сирии будут продолжаться с той же интенсивностью, считают опрошенные «Штормом» эксперты. По словам военного аналитика Константина Сивкова, сирийские войска продолжат использовать тактику котлов, которая хорошо себя показала в Восточной Гуте и в битвах при Ярмуке.


«Это давно известная военной науке тактика, которая в первую очередь преследует две задачи: окружить противника и лишить его связи с союзниками, отрезать его от линий снабжения», — объясняет эксперт. Он подчеркивает, что сирийская армия пытается не уничтожить оппозицию, а вывести ее из игры. «При успешном формировании новых котлов, я думаю, снова будут открыты гуманитарные коридоры для тех, кто хочет сложить оружие или перейти на сторону правительства», — прогнозирует Сивков.


undefined
Фото: © twitter.com/AlArabiya_Eng

С ним согласен руководитель Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок. Он указывает, что вне зависимости от того, сколько российских самолетов осталось на авиабазе Хмеймим, их будет достаточно для поддержки наземных операций сирийского правительства. «Если сирийская армия и дальше будет пытаться организовывать котлы на территории, подконтрольной повстанцам, без российской авиации им не обойтись», — поясняет Цыганок. Он подчеркивает, что Москва сейчас не заинтересована в том, чтобы «сирийцы растеряли все успехи», которых удалось добиться за последнее время. Поэтому интенсивность российских ударов не должна снизиться, резюмирует военный аналитик.


В политической плоскости огромное влияние на течение конфликта окажет ожидаемая встреча Путина и Трампа в Хельсинки, считает директор центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады Александр Шумилин. Очередное заявление о выводе войск сделано Путиным именно в преддверии встречи, уверен эксперт.


«Чтобы снять напряжение, возросшее из-за боевых действий в Дераа, делаются такие жесты», — считает он, уточняя, что вывод войск не означает снижение интенсивности ударов или их прекращения. Касаясь встречи в Хельсинки, Шумилин прогнозирует, что президент Дональд Трамп может пойти на уступки по режиму Асада. «Камнем преткновения станет присутствие Ирана в стране — Россия не сможет повлиять на Тегеран, гарантировать Вашингтону выход иранского ополчения», — считает Шумилин.