St
Бастрыкин призвал заблокировать Instagram, но этого можно не делать
К перепискам сервиса уже имеют доступ его владельцы и западные спецслужбы

Бастрыкин призвал заблокировать Instagram, но этого можно не делать

К перепискам сервиса уже имеют доступ его владельцы и западные спецслужбы

Коллаж: © Daily Storm Фото: © kremlin.ru
Коллаж: © Daily Storm Фото: © kremlin.ru

Сегодня, 28 мая, на съезде уполномоченных по правам детей глава СКР Александр Бастрыкин заявил о том, что Instagram необходимо закрыть, потому что теракт 3 апреля 2017 года в Санкт-Петербурге был совершен при помощи мессенджера Direct (Instagram). Позже пресс-служба СК пояснила, что глава ведомства подразумевал Telegram. Мы в свою очередь решили рассказать, насколько мессенджер Direct анонимен и кроется ли в нем угроза для госбезопасности.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press/Valentin Wolf

За безопасность мессенджера отвечает Facebook Марка Цукерберга. Сейчас ему принадлежат три сервиса обмена сообщениями. В 2011 году компания разработала собственный сервис — Facebook Messenger. Спустя год Цукерберг приобрел Instagram за один миллиард долларов, при этом сохранил весь топ-менеджмент компании. Еще через год в рамках сервиса открылся мессенджер Direct. Сейчас же компания планирует сделать его независимым от Instagram. Кроме этого, в 2014 году компания приобрела за 19 миллиардов долларов мессенджер WhatsApp.


Мессенджеры Facebook с 2016 года так же, как и Telegram, применяют шифрование данных. Однако Владимир Зыков, директор Ассоциации профессиональных пользователей соцсетей и мессенджеров, не спешит называть детища Цукерберга безопасными с точки зрения конфиденциальности.


«Шифрование применяется везде. Как в Facebook, так и в Instagram. Я не слышал, что они взаимодействуют с российскими властями, хотя с иностранными спецслужбами сотрудничают точно», — говорит Зыков, при этом добавляет: — Но я бы называть тот же Facebook безопасным не стал. Он анализирует содержание переписки». 


undefined
Фото: © sledcom.ru

Эксперт пояснил, что в начале апреля 2018 года Facebook официально признал, что имеет доступ к переписке своих пользователей. Специальные алгоритмы сканируют как текстовые сообщения, так и передаваемые изображения. Аналогичной позиции относительно свободного доступа к информации придерживается член экспертного совета комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Евгений Лифшиц.


«В любом случае ваш трафик, переданный на другое устройство, может быть скопирован и в дальнейшем расшифрован. Чисто теоретически Р2Р-шифры (применяются в Telegram – Примеч. «Шторма») можно декодировать. Но для этого потребуются колоссальные усилия», — говорит Лифшиц.


Анализируя сообщения в СМИ, «Шторм» пришел к выводу, что Facebook Мessenger и Direct пока не фигурировали в уголовных делах, связанных с экстремизмом или распространением запрещенного контента. WhatsАpp встречался, но доступ переписки правоохранительные органы получали уже после ареста подозреваемых. По словам адвоката общественной организации «РосКомСвобода» Саркиса Дарбиняна, в своей практике он не встречался с упоминанием мессенджера Direct.


Общественные деятели отмечают, что Facebook успешно борется с распространением противоправного контента. В диалоге со «Штормом» Сергей Пестов, руководитель Центра спасения детей от киберпреступлений, рассказал, что модераторы своевременно реагируют на жалобы пользователей.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press/Jaap Arriens

«С WhatsАpp были связаны истории, но это скорее исключение из правил. С Instagram сталкивались, когда началась волна, связанная с суицидами, — служба поддержки очень оперативно работала. Блокировка контента проходила в течение пары часов», — говорит Пестов. 


Хотя претензии все же были. Глава Минкомсвязи Николай Никифоров упоминал Facebook в негативном контексте. 23 марта во время рабочей поездки в Ростов-на-Дону министр заявил, что контролирующим органам стоит придерживаться единого подхода с точки зрения оценки противоправных действий.


«Я считаю, что нам нужно, может быть, меньше устраивать вот этих информационных поводов, связанных с одним только Telegram, гораздо больше вопросов возникает к сервисам, к примеру, компании Facebook, WhatsApp, к другим мессенджерам», — сказал Никифоров.


В свою очередь Роскомнадзор никогда не предъявлял претензии сервисам Марка Цукерберга. Об этом пресс-служба ведомства сообщила изданию vc.ru. По словам РКН, у ФСБ не было претензий к этим мессенджерам. «Включение сервисов в реестр ОРИ осуществляется по представлению органа власти, обладающего функцией оперативно-разыскной деятельности. В тот момент, когда представления в отношении названных вами компаний поступят, мы об этом сообщим», — отметили в пресс-службе Роскомнадзора.