St
Байкальская афера: кому продают национальное достояние России
Компания экс-фигуранта дела о контрабанде леса в Китай строит на берегу Байкала завод по розливу воды для КНР

Байкальская афера: кому продают национальное достояние России

Компания экс-фигуранта дела о контрабанде леса в Китай строит на берегу Байкала завод по розливу воды для КНР

Коллаж: © Daily Storm

Вся история в 10 предложениях — для тех, у кого нет времени читать подробно:


ООО «Аквасиб» строит на берегу озера Байкал завод по розливу питьевой воды для Китая. Россияне протестуют — люди боятся, что производство может загрязнить водоем, к тому же он может обмелеть. Но текст не об этом. Дело в том, что компанией, строящей завод, руководит бывшая фигурантка дела о масштабной контрабанде сибирского леса в Китай Олеся Мульчак. Ей удалось избежать сурового наказания. Остальные участники преступной группировки получили реальные сроки. Среди них был и муж Мульчак — гражданин Китая Сунь Чженьдзюнь. И хотя суд вынес приговор всего год назад — пять лет колонии, Сунь уже должен был оказаться на свободе с учетом нахождения под стражей во время расследования дела. Теперь он, вероятнее всего, участвует в строительстве завода по розливу воды Байкала для Китая. Иначе как еще его жена Мульчак без связей в КНР смогла бы найти там инвестора, готового вложить более миллиарда рублей в проект в соседней стране? 


Пролог


Это расследование началось с поста модельера и шоумена Сергея Зверева в Instagram. Звезда была в шоке, узнав, что в поселке Култук, где живут его родственники, строится завод по розливу воды для Китая. Зверев призвал своих поклонников подписать петицию против создания предприятия. И хотя документ опубликовали еще в 2017 году, с подачи звезды петиция обрела новую жизнь, ей начали активно обмениваться в социальных сетях. За несколько дней она собрала более полумиллиона подписей.


История виделась мне крайне простой на первый взгляд. С одной стороны, были бизнесмены с китайским капиталом, строившие на Байкале завод, для того чтобы продавать воду в КНР. С другой — россияне, которым идея продажи байкальской воды Китаю в промышленных масштабах показалась дикой. На поверку происходящее оказалось похожим на матрешку. Раскрывая куклу, я находил еще одну. 


Глава 1. Как Китай «купил» Байкал


Разбираться с этой историей я стал самым простым и верным способом: начал гуглить. Пришлось прошерстить кучу публикаций с байками о том, как Путин «продает» Китаю великое озеро, и о том, как китайцы выпьют Байкал до дна. В одном из таких постов фигурировала фотография бутылки минералки под этикеткой с русским и китайским названиями: «Лунцайбинхай» и «Байкальская натуральная вода». Кадр сопровождался комментарием — криком души: «Китайцы продают нам воду из нашего Байкала».


Воду с такой маркой производит только одна компания — ООО «Озеро Байкал-Лун Чуан», учрежденная иркутянкой Валентиной Гао, которая до этого занималась туризмом. Летом прошлого года суд запретил ее фирме заниматься водным бизнесом. Дело было вот в чем. У компании не было своих скважин для добычи воды Байкала, но заработать очень хотелось. Коммерсанты договорились с Байкальским целлюлозно-бумажным комбинатом (ЦБК), который полвека загрязнял озеро. Комбинат на тот момент находился в подвешенном состоянии. Его было решено закрыть. Но для этого надо было сначала трудоустроить рабочих.


ЦБК стал продавать иркутской фирме свою воду, за качеством которой, как утверждают в прокуратуре, никто не следил. Ее нельзя было пить. Мало того что территория, где добывали воду, не охранялась и там не было системы отвода поверхностного стока, в зоне располагались всего два туалета, говорил прокурор.


undefined
Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат Фото: © flashsiberia.com

Компания «Озеро Байкал-Лун Чуан», купив эту воду у комбината, разливала ее в пол-литровые и пятилитровые бутылки и гнала на экспорт в Китай. Вода пользовалась в Поднебесной бешеной популярностью: за год, с 2016-го, выручка компании выросла в пять раз — до 50 миллионов рублей. Китайцы готовы были бы покупать и больше (северные районы страны постоянно испытывают нехватку воды), но вмешался прокурор, потребовав запретить производство, а суд его поддержал. Аргумент был такой: если эта вода попадет на прилавки отечественных магазинов, это может угрожать здоровью россиян. В компании не согласились с решением суда, там утверждают, что качество воды проверяли каждый месяц и никаких проблем не было.


Я связался с руководством «Озеро Байкал-Лун Чуан», где мне объяснили, что судебное преследование прекратили и компания продолжает работать. Теперь фирма берет воду из нескольких источников. Вся продукция компании по-прежнему идет в Китай. Заходить на отечественный рынок бизнесмены пока не планируют — говорят, здесь слишком большая конкуренция.


Глава 2. Китайский след


Летом король гламура, или просто Сережа Зверев, приезжает в поселок Култук Слюдянского района Иркутской области. Звезда привозит с поездки путевые заметки: демонстрирует федеральному зрителю в инстаграмах и ютьюбах байкальский колорит, изучает местную кухню (бурятские позы), инспектирует детский садик, деревенские туалеты и рассказывает о проблемах села. В конце 2018 года в родном селе Зверева начали строить завод по розливу байкальской воды для Китая.


Мы узнали об этом из сюжета иркутского отделения телеканала «Россия 1». Местные жители поведали телевизионщикам, что строительство ведется круглосуточно и без выходных. К 2021 году предприятие должно быть готово. Протестующих успокаивают, что с открытием предприятия в поселке появится около двух сотен рабочих мест. Завод будет качать 48 миллионов литров байкальской воды в год. Вся продукция по железной дороге пойдет в Китай. Воде уже придумали бренд — «голубые глаза Байкала».


Информацию о стройке нужно было проверить. Я написал Зорикто Матанову, это он составил петицию против китайского завода в Култуке в 2017 году. Он подтвердил, что работы начались. Попутно нырнув в соцсети, я стал искать фотографии стройки по хештегам с указанием Култука и набрел на страницу молодого парламентария-единоросса Заксобрания Иркутской области Виталия Перетолчина. Он задокументировал свой депутатский рейд. На одном из снимков виден недостроенный двухэтажный ангар и забор, огораживающий территорию. Вдалеке — баржа, с которой, судя по всему, прокладывают к заводу водопровод, по нему и пойдет байкальская вода. Сомнений не осталось: стройка ведется. Осталось понять, кто строит.


Земли, выделенные под возведение завода, я нашел на кадастровой карте. Участок в форме охотничьего лука площадью в 12,5 тысячи квадратных метров. То есть немногим больше одного гектара. Я заказал выписку об этом участке в Росреестре, но данных об этой земле в базе не оказалось.


Глава 3. Култукский треугольник


Возведением завода в Култуке занимается ООО «Аквасиб» (на балансе общества — 100 миллионов рублей), принадлежащее китайской компании из города Дацин «Озеро Байкал». Соучредителем компании стала россиянка Мульчак Ольга Сергеевна, за ней — 1% в капитале ООО. Ее однофамилица — Мульчак Олеся Артуровна — занимает пост гендиректора (данные «СПАРК-Интерфакс»).


Судя по всему, именно эти люди вели переговоры с иркутским правительством, там проект поддержали. Инвесторам обещали помочь деньгами из областного и федерального бюджетов. В общей сложности стройка завода в Култуке потребует 1,4 миллиарда рублей. К слову, эта сумма сопоставима с тем, сколько вбухали в самый крупный в России проект по добыче байкальской воды — «Море Байкал» (бренд Baikal430).


Директор ООО «Аквасиб» Олеся Мульчак ранее руководила несколькими фирмами. Все они ликвидированы. Среди них есть контора, название которой не может не привлечь, — ООО «Байкал Сан». Из публикаций иркутских СМИ становится понятно, что эта компания тоже собиралась строить завод по розливу воды в Култуке и даже получила под это бюджетные деньги: почти 350 миллионов рублей от федералов и около 46 миллионов от региона. Был построен железнодорожный подъездной путь (воду планировали экспортировать в Китай по ж/д). ООО обязалось привлечь еще около двух миллиардов инвестиций. По масштабам проект превосходил нынешний завод в Култуке в 10 раз. Коммерсанты хотели продавать по 500 миллионов литров байкальской воды в год.


Завод был очень нужен властям Приангарья. Туда можно было трудоустроить часть работников Целлюлозно-бумажного комбината (ЦБК) из города Байкальска, которых готовили к увольнению, после того как власти окончательно решили закрыть производство, отравляющее озеро химическими отходами. А трудящихся там было немало: около двух тысяч. К тому же производство воды не должно было повредить экологии озера, полагали чиновники. Завод включили в программы развития Слюдянского района и  моногорода Байкальск. С рабочими ЦБК заключил договоры о трудоустройстве.


В 2010 году родные места стилиста Сергея Зверева посетил Игорь Шувалов, замещавший тогда Владимира Путина в правительстве. Высокий чин должен был проинспектировать стройку завода по розливу воды. Местные продемонстрировали ему место, где должен был быть завод. Там стоял забор и был пустырь, на котором росла болотная трава. Дно берега было заилено, из воды выглядывали затопленные деревья.


«А где завод?» — спросил Шувалов. Вопрос остался без ответа. Земли под строительство были выделены давно и несколько лет стояли нетронутыми. Завод так и не построили. А полмиллиарда рублей бюджетных денег исчезли. Сообщений об уголовных делах и расследованиях найти не удалось.


Я стал проверять владельцев ООО «Байкал Сан», думая, что фирма связана с Олесей Мульчак и «Аквасибом». Оказалось, что существуют две компании с таким названием. Одна числится за Мульчак (зарегистрирована в 2012 году) и к заброшенной стройке в Култуке не имеет никакого отношения. Вторая принадлежала иркутской компании «Легенды Байкала» (совладелец — «ВостокБайкалИнвест»), которая уже давно занималась добычей байкальской воды. «Легендами Байкала» руководит бывший глава Восточно-Сибирской оперативной таможни Юрий Ситников.


undefined
Порт Байкал Фото: © baikaler.ru / Станислав Марков

Завод компании расположился на северном берегу озера, по соседству с грузо-пассажирским портом «Байкал», рядом с истоком реки Ангары. Воду там едва ли можно назвать пригодной для питья. Но бизнесмены уверяют, что забирают ее в полутора километрах от берега, «из особых глубинных слоев» (более 400 метров), там, где цивилизация не успела ее затронуть.


На своем сайте торговый дом указывает партнерами правительство Москвы, Министерство сельского хозяйства России, сетевой ретейл «Азбука» и известный фермерский кооператив LavkaLavka. Впрочем, мне не удалось найти эту воду в каталогах продукции ретейлеров. В компании говорят, что вода также идет на экспорт в Китай и Японию.


За последние пять лет «Легендам Байкала» удалось увеличить выручку в два раза — до 50 миллионов рублей. Впрочем, фирма так и осталось в локальном бизнесе. Она проиграла своему конкуренту — группе компаний «Море Байкала» — в битве за федеральный рынок. Ее проект в Култуке — ООО «Байкал Сан» — провалился. Предприятие обанкротилось.

Любопытно, что рядом с участком «Байкал Сан» простаивал еще один долгострой по розливу воды. Этим занималось ЗАО «Кю вотер оф Байкал» канадского гражданина Азата Вартаняна. В публикациях СМИ он фигурировал как президент Международной академии информатизации из Канады. Что соответствует действительности, судя по страничке Вартаняна в международной социальной сети для ученых Academia.edu. В публикациях утверждалось, что Вартанян якобы был осужден в России за экономическое преступление, после чего и эмигрировал в Канаду.


Проект «Кю вотер оф Байкал» тоже был включен в программу по развитию Слюдянского района. Для Вартаняна это была уже вторая попытка строить в Култуке завод. Первый шаг он сделал еще в начале нулевых, договорившись с властями региона, что найдет инвестиции для предприятия по розливу воды. Стройкой должно было заниматься ЗАО «Живая вода Байкала».


Предполагалось, что завод откроется в 2005 году. Планировали выпускать по 300 миллионов бутылок воды в год, продукция предназначалась для Китая. Воду хотели забирать из глубинных слоев. Нужно было разработать специальные технологии. Для этого подрядили петербургский ЦНИИ «Электроприбор». Правда, вскоре там поняли, что денег не увидят, и бросили работу над проектом.


Местные власти ратовали за стройку. Завод должен был дать району около 200 рабочих мест и привлечь сюда туристов — власти мечтали о постройке гостиницы и горнолыжного курорта. Вместо этого на берегу Байкала в Култуке множились пустующие бесхозные земли.


Но как удалось выяснить, к нынешнему проекту «Аквасиб» в Култуке эти аферы не имели никакого отношения. Непонятно, зачем Мульчак нужно было регистрировать одноименную компанию с ООО «Байкал Сан», на котором (2012 год) висели долги и долгострой. Короче говоря, это ООО повело меня по ложному следу. Искать нужно было другую компанию.


undefined
Фото: © лицензия CC0 Public Domain

Глава 4. По следу контрабандистов

 

Шарясь на просторах интернета в поисках сколько угодно интересной информации по «Аквасибу», я набрел на странную публикацию местного блогера из г. Слюдянка Евгения Горбачевского. Он утверждал, что та самая Олеся Мульчак, что руководит ООО, строящим завод в Култуке, была связана с делом о масштабной контрабанде российского леса в Поднебесную. Китайский бред, подумал я. Но решил сделать фактчекинг.   

Google выдал кучу новостей по запросу Олеси Мульчак. Все они датировались 2013 годом. В сводках МВД ее имя фигурировало в числе членов международной банды, воровавшей сибирский лес для поставки в Китай. По данным полиции, преступники вывозили из России по 150 вагонов лесопродукции ежемесячно, каждая партия стоила более 100 миллионов рублей. Общий ущерб от хищений оценивали в два миллиарда рублей. Схема была такой: иркутский бизнесмен Михаил Бурляев как гендиректор ООО «Леспромпереработка» закупал лесоматериалы у черных лесорубов, по фиктивным документам. Затем товар перекупался несколькими фирмами, в том числе петербургской — ООО «Дриада», в конечном счете оказывался у компании «Сибтрейд», которой руководили Олеся Мульчак с мужем — гражданином КНР Сунь Чжэньцзюнь. Они устраивали перевозку леса в Поднебесную.


Связь Олеси Артуровны Мульчак, руководящей ООО «Аквасиб» с однофамилицей, проходящей по уголовному делу о контрабанде леса, прослеживается просто. До прихода в «Аквасиб» Мульчак руководила той самой фирмой «Сибтрейд», что нелегально продавала лес в Китай. На Мульчак были зарегистрированы и другие фирмы, например ЗАО «Тилон» (в 2005 году выручка компании составляла почти 100 миллионов рублей, позднее обанкротилась), занимавшееся торговлей и строительством. Источник в органах рассказал мне, что Мульчак начинала с продажи иностранных автомобилей, в том числе марок Toyota и Nissan. Для ее мужа Сунь Дженьдзюня их брак был вторым по счету. До этого он был женат на россиянке Ольге Пономаревой. Правда, по мнению собеседника, этот союз был скорее фиктивным: он позволял Сунь получить льготы на проживание в России. Пономарева еще с нулевых находится в федеральном розыске, утверждает собеседник.   


Для поимки Мульчак, Сунь и их сообщников в 2013 году полицейские провели крупномасштабную операцию на территории трех областей: Ленинградской, Новосибирской и Иркутской. Обыскали 50 офисов компаний, допросили более 100 свидетелей, было задержано 34 человека. В операции задействовали три сотни полицейских. Если собрать столько блюстителей порядка в одном месте, они смогли бы почти полностью занять шесть плацкартных вагонов в поезде или один вагон столичного метро в час пик.


Задержание, если верить СМИ, готовили столичные сыщики. Сотрудников местных органов в известность не ставили, якобы они могли «крышевать» контрабанду. Дело было действительно громким. К тому же в том же году президент России Владимир Путин поручил генпрокурору взять под особый контроль преступления в лесной промышленности. Он подчеркнул, что важен результат в расследовании, а не количество возбужденных дел.


Но дело о контрабанде сибирского леса стали спускать на тормозах. Два года о ходе расследования ничего не было известно. В 2015 году появилось сообщение Генпрокуратуры. В нем говорилось только об одном эпизоде контрабанды — в конце 2012 года банда отправила в КНР через пункт пропуска «Забайкальск» читинской таможни лесоматериалы стоимостью свыше 90 миллионов рублей. Но интереснее было то, что из списка обвиняемых «выпало» имя Олеси Мульчак.


undefined
Фото: © лицензия CC0 Public Domain

Прокуратура направила дело в суд. Процесс длился два года. На скамье подсудимых оказались трое. Мульчак там не было. Остальные получили по пять лет колонии. Приговор оказался мягким. Обвинение настаивало, что речь идет о «контрабанде стратегически важных ресурсов» в крупном размере, организованной группой». Но суд квалифицировал произошедшее как хищение.


Дело Олеси Мульчак выделили в отдельное производство. Чем закончилось это разбирательство, непонятно. Но в решении суда, касающемся ее мужа Сунь Чжэньцзюнь, говорится, что она помогала ему скупать лесоматериалы нелегального происхождения через подконтрольное ООО и готовить документацию для экспорта. Мы нашли и другие свидетельства того, что Мульчак имела прямое отношение к схемам хищения леса. Об этом говорит хотя бы то, что именно она, судя по данным «СПАРК-Интерфакс», была директором компании «Сибтрейд», которая закупала лес по фиктивным документам. Ее муж Сунь, как следует из сообщения Генпрокуратуры, выступал заместителем директора. 


Кроме того, о связи Олеси Мульчак с незаконной торговлей лесоматериалами свидетельствует административное дело от 2012 года. Суд оштрафовал ее за то, что она закупала лес, не фиксируя в документах поставщиков. Логично. Если считать, что эти юрлица были те самые фирмы, что участвовали в масштабной контрабанде леса в Китай. Суд и тогда отнесся к Мульчак мягко, оштрафовав ее на 30 тысяч рублей как физическое лицо, а не руководителя фирмы «Сибтрейд». В противном случае штраф мог достигать полмиллиона рублей. Но и это решение Мульчак удалось отменить — на апелляции в Иркутском областном суде. За несколько месяцев до ее задержания по уголовному делу в 2013 году ей списали штраф.


И не надо думать, что «Сибтрейд» — это мелкая конторка, едва способная отмыть пару миллионов рублей. Как показывают финансовые отчетности компании, будучи зарегистрированной в 2010 году и имея в активе всего 22 миллиона, через год фирма уже получила выручку — 240 миллионов рублей. Еще полмиллиарда поступлений фигурировали как «прочие расходы». Данных за 2012 год нет. Но есть данные журнала «Эксперт», по оценке которого «Сибтрейд» в 2012-м вошел в список сотни крупнейших экспортеров Сибирского региона. Вся продукция направлялась в Китай. За тот год компания вывезла в Поднебесную древесины почти на 18 миллионов долларов. В 2011-м вывезла больше.


Приговор суда по делу о контрабанде сибирского леса в Китай был вынесен в декабре 2017 года. Но с учетом содержания под стражей с августа 2013 года осужденные уже должны были выйти на свободу. В таком случае нетрудно предположить, что Олеся Мульчак руководит строительством завода по розливу байкальской воды для Китая не одна, а с мужем. Иначе как бы она нашла инвесторов в Китае, готовых вложить более миллиарда рублей в бизнес-проект в другой стране?!    


Справедливости ради надо сказать, что «Аквасиб», в отличие от своих предшественников, действительно начала строить завод.


Глава 5. Байкальский рынок


На самом деле, байкальскую воду добывают давно, продают в Китай — тоже. На этом рынке работают как минимум десяток предприятий. Флагманом стала группа «Море Байкал» (у компании в активе 1 миллиард 350 миллионов рублей), основанная выходцами из бизнес-корпорации миллиардера Виктора Вексельберга. Предприятие стало наследником советского производителя минеральной воды «Иркутская». Потренировавшись на известном сибирском бренде, бизнесмены решили сделать свой — национального масштаба. В общем-то, у них это получилось. В обновление предприятия вбухали 20 миллионов евро (порядка 1,5 миллиарда рублей по нынешнему курсу).


«Море Байкала» предложила рынку сразу несколько брендов, в том числе «Жемчужину Байкала» и «Байкал Резерв». Вишенкой на торте стала вода из глубинных слоев озера — Baikal430. Эту идею холдинг позаимствовал у своих конкурентов и успешно ее реализовал. Воду брендов компании можно без труда найти в федеральных сетевых ретейлах: «Азбуке вкуса», «Ленте», «Ашане», «Магните» и «Пятерочке». На отечественном рынке иркутскому производителю приходится конкурировать с иностранными марками: Evian, Acqua Panna, Vittel. Группа также поставляет байкальскую воду на экспорт: в Китай, Южную Корею, Монголию, Казахстан и ОАЭ (Объединенные Арабские Эмираты). В год предприятия группы качают 300 миллионов литров байкальской воды. 


Добыча воды становится легким для входа и прибыльным бизнесом. В Приангарье можно найти кучу мелких предприятий с похожими названиями, торгующих водой священного озера. Это «Байкальские росы», «Сила Байкала» и т.д.


В городе Байкальске базируется фирма «Байкал-Инком», она продает воду под маркой «Волна Байкала». Есть еще компания — ООО «Священный байкал» с одноименной маркой, судя по китайскому и британскому флагам на сайте, тоже работает на экспорт. ООО «Байкалика» тоже разливает одноименную воду.


Проекты по добыче байкальской воды есть и в соседней Бурятии. Местные бизнесмены открыли производство в поселке Турка, заключили с Китаем контракт по поставкам на миллиард рублей и стали отправлять в КНР воду под брендами «Синий Байкал» и «Туркинская». Этим занимается ООО «Байкал-Экспорт». Ее директор Владимир Маносян рассказывал бурятским телевизионщикам, что взял кредит в 10 миллионов рублей, чтобы открыть производство. Оборудование и пластик для бутылок он закупил в КНР. 


У бурятских властей были более грандиозные планы — построить сразу два крупных завода по розливу байкальской воды мощностью 2 миллиарда 500 миллионов литров (2,5 миллиона тонн) в год. Бывший глава республики Вячеслав Наговицын посчитал, что это никак не скажется на состоянии озера, даже если добывать в 200 раз больше (до 500 миллионов тонн воды). Бурятское правительство договорилось о поставках с Китаем и Южной Кореей. Но с уходом Наговицына идея проекта затухла.


Интерес КНР к российским водным запасам воды трудно переоценить. Государство готово инвестировать в новые проекты по добыче байкальской воды и присматривается к водам Камчатки. С полуострова ее предлагается вести в Поднебесную танкерами.


В китайской прессе даже обсуждался вопрос строительства трубопровода из Байкала, чтобы гнать питьевую воду по примеру газа, который мы активно экспортируем. Правда, российские ученые ставят под сомнение прибыльность такого проекта. Северные регионы Китая постоянно испытывают нехватку воды. Для этого там разработали проект «поворота рек»: строят каналы длиной более тысячи метров, по которым перебросят воды реки Янцзы с юга страны к засушливому северу.