St
«Цель — дискредитация»
Свидетели со стороны полковника Захарченко назвали имя собственника 8,5 миллиарда рублей

«Цель — дискредитация»

Свидетели со стороны полковника Захарченко назвали имя собственника 8,5 миллиарда рублей

Фото: © Агентство Москва/Зыков Кирилл
Фото: © Агентство Москва/Зыков Кирилл

У полковника МВД Дмитрия Захарченко, фигуранта громкого дела о коррупции, появились шансы на успех в борьбе с гособвинением: на заседании в Никулинском райсуде по иску Генпрокуратуры, которая требует взыскать с экс-полицейского в пользу государства якобы украденные миллиарды еще до вынесения приговора, было озвучено имя человека, которому они могли принадлежать.

При обысках в квартире сестры бывшего силовика на Ломоносовском проспекте, где нашлись 8,5 миллиарда рублей, также обнаружилась 12-страничная тетрадка в линейку, рассказал прокурор Сергей Бочкарев. В ней мать силовика, в прошлом преподаватель математики, в столбик считала деньги. Расписанные суммы, как утверждает представитель прокуратуры, совпадают с теми, что были найдены правоохранителями прошлой осенью.

Сам Захарченко и его отец Виктор связались со слушателями по видеоконференцсвязи. Первый заявил, что все обвинения в его сторону — ложь и оговор, направленный на подрыв репутации. 


«Нет ни приговора суда, ни допроса свидетелей, которые подтверждают, что я был собственником недвижимости, зарегистрированной на родственников. Доступа в 90% квартир не имел», — подчеркнул он и обратил внимание на отсутствие у него постоянного места жительства: ему даже «приходилось скитаться». 


Во всех апартаментах, так или иначе упоминаемых в деле — на Крутицкой, Пречистенке и Якиманке, — он просто останавливался.

«Законом не запрещено приходить в гости, ночевать, — продолжил Захарченко. — И никто не обязан декларировать имущество третьих лиц. Вот я заочно познакомился с прокурором, давайте его включим в соответчики и его близких. Я не виновен, говорил это и продолжаю говорить».

С его слов, 92 800 рублей, лежавшие в рабочем кабинете, являются его зарплатой, а от золотого слитка Захарченко и вовсе открестился. Экс-сотрудник полиции добавил, что вся недвижимость приобреталась на деньги его родителей — они люди небедные, а когда-то работавшая в торговле тетя у него была очень состоятельная. В 90-х годах она оставила крупную сумму его матери, поскольку больше близких родственников у нее не было.

— Вот Вы юрист, человек высокообразованный, три диплома, — взял слово прокурор Бочкарев. — Вы упомянули о налоговых органах, что они подтверждают покупку имущества. Но этого не может быть!

— Благодарю представителя прокуратуры за лестные слова, хотя на предыдущем заседании, как узнал из прессы, он называл меня преступником. Отвечаю на Ваш вопрос: есть законодательство. Срок давности четко говорит об одном: лица не должны хранить документы более трех лет. К родителям не было ни одной претензии по налогам.


Кроме того, он попросил адвокатов передать привет отцу, взятому, по его словам, в заложники. Тот, в свою очередь, подтвердил, что все имущество приобреталась исключительно на его сбережения. Копились деньги еще с 80-х годов: тогда у мужчины были ваучеры, которые продавались за деньги и «даже бутылку водки». Затем они переводились в акции «Газпрома». 


— Использовал коммерческую деятельность, которая в те времена была законна. Например, как Березовский, — попытался объяснить Виктор Захарченко. — Вы знаете, что тогда люди многое теряли. Я этого избежал, у меня образовалась сумма, которая позволила приобрести эту недвижимость.

Бочкарев же попросил приобщить к материалам дела переписку с Мариной Семыниной, гражданской женой Дмитрия Захарченко, от которого у нее есть дочь. В сообщениях та постоянно напоминает Захарченко об имеющихся у него дорогих апартаментах, обращает внимание на драгоценности других его женщин (украшение Cartier, часы Rolex) и просит благодарить ее за то, что она еще не рассказала руководству о его миллионах. «Тебя волнуют только деньги, живешь ради них и готов из-за них на все», — зачитал прокурор переписку. 


Важный момент: со слов судьи стало известно, что прослушка разговоров полицейского была санкционирована еще осенью 2013 года Московским военным окружным судом — то есть почти за четыре года до задержания.


undefined
Фото: © Агентство Москва/Зыков Кирилл

Защита полковника сообщила, будто знает, что у следствия есть информация, что их клиент этими средствами не распоряжался, они были похищены у третьего лица и впоследствии подброшены в целях дискредитации. Для подтверждения этих слов был приглашен Олег Кремезной, представляющий Фонд содействия национальной безопасности: с трибуны он заявил, что собственником девяти миллиардов рублей является Владимир Левин, возглавляющий финансовый концерн «Левин».


Предприятие некогда попытались обанкротить, тогда же фабриковалось уголовное дело, но его фигуранты были оправданы. Между тем МВД нарушило порядок передачи средств: говорили, что да, изымали, но их нет. На запросы Минфин и Банк России тоже сообщили, что денег нет. Первое обращение Левина датировано апрелем 2016 года, а почти полгода спустя был задержан Захарченко.


— По нашей версии, лица умышленно подбросили наличку Захарченко с целью направить следствие по ложному пути, — объяснил Кремезной. — Мониторя ситуацию, мы предложили Колокольцеву официальную версию и попросили выйти с ней в Следственный комитет, но воз и ныне там.


По его словам, были и другие обстоятельства: Левин тоже решил баллотироваться в президенты, началась работа с предпринимательской сетью. Встал вопрос о финансировании избирательной кампании. Сделано обращение к Памфиловой, Чайке, Бастрыкину и Бортникову.


— Прошу Вашего согласия (страна у нас демократическая) — готов давать интервью средствам массовой информации, — обращается Кремезной к судье.


— Вы хотите это сделать прямо на судебном заседании?


— Нет, но они меня там (за дверью. — Примеч. «Шторма») поджидают.


Выступила также двоюродная сестра Захарченко Ирина Емельянова, которая рассказала, что его семья ей серьезно помогла финансово в 80-е годы и позже, речь шла о сотнях тысяч долларов.Супруг родной сестры полковника МВД Владимир Разгонов заявил, что деньги может из земли сделать, только бы его налоговая не трогала.


— Это не Ваши денежные средства обнаружены в квартире у супруги? — задает ему вопрос судья.


— Я откуда знаю?!


— Эти деньги Вам принадлежат?


— Скорее всего, да.


Другой свидетель, предприниматель Максим Алексейцев сообщил, что давно сотрудничает с матерью Захарченко — Валентиной Николаевной — и даже встречался с ней в этом году (следствие утверждает, что она скрылась за границей). Начиная с 2001 года он периодически брал у нее займы для развития бизнеса — по 10, 15, 20 тысяч долларов.


Закрыл заседание отец Анастасии Пестриковой, еще одной гражданской жены Захарченко. Он подчеркнул, что все своей дочери покупал сам, а Захарченко почти не участвовал в ее жизни.