St
«Дайте мне проголосовать за Пу-ти-на!»: наблюдатель на выборах — о закулисье избирательных участков
Рассказываем о том, как голосуют россияне и почему в урне оказывается больше бюллетеней, чем положено Коллаж: © Daily Storm

«Дайте мне проголосовать за Пу-ти-на!»: наблюдатель на выборах — о закулисье избирательных участков

Рассказываем о том, как голосуют россияне и почему в урне оказывается больше бюллетеней, чем положено

Коллаж: © Daily Storm

До голосования по поправкам к Конституции остается меньше месяца. По такому случаю мы решили поговорить с представителем участковой избирательной комиссии. Анастасия учитель в московской школе. Ранее она курировала муниципальные выборы в Москве (2017), выборы президента (2018) и выборы в Мосгордуму (2019). Собеседница рассказала, как работать со вбросами, почему комиссия боится зеленого цвета и какие избиратели могут развеселить в самый нервный день в году.


— Наступил день голосования. С чего все начинается? 


— По-хорошему, все начинается за пару дней до выборов, с пересчета бюллетеней. Нас вызывают в районную управу, куда привозят коробки с бланками. Число бюллетеней примерно равно количеству избирателей. Если в районе проживают 1500 человек, то придет около 1200 бумажек. Кто-то на выборы не придет, кто-то не доживет (увы), ну и макулатуру чтобы не переводить. На каждый листок проставляется печать с номером участка, потом вся стопка опечатывается и мы уходим.


Избирательная комиссия состоит не только из учителей. Кроме педагогов на выборах работают социальные службы, например, кто-то из Пенсионного фонда или соцобеспечения.


А зачем они на выборах?


— Людей просто не хватает. Мы же все как бы на добровольных началах, точнее, на добровольно-принудительных. Это как работа на ЕГЭ: мало кому хочется летом сидеть на экзаменах, но надо. Плюс ко всему выборы — это дополнительные деньги, довольно существенные. В сумме член комиссии может получать до 12 тысяч рублей, зависит от должности и нагрузки. 


— Как проходит само голосование? Получаете ли вы какие-то установки? Как реагируете на провокационные ситуации?


— За несколько минут до открытия участка мы проверяем урны: нет ли где дырок, карманов. Потом пломбируются чемоданчики для надомников (люди, которые вынуждены голосовать дома), они тоже прозрачные, как и урны. 


У всех членов комиссии есть общая установка: домовые книги превыше всего. Что случись, должны их спасти. Пожар — берем домовые книги и уходим. По этой же причине запрещено держать воду на столе. Не дай бог одно неловкое движение локтем, и все...


Также мы не имеем права светить персональные данные. Некоторые приходят, снимая все на камеру, и я сразу прикрываю домовые книги листочками или чем придется. Единственное, я могу сказать, много или мало пришло человек и были ли ваши соседи. Некоторые смотрят и удивляются: «Ничего себе, весь этаж уже сходил!» Или: «Вы книжку можете не закрывать, сейчас дочка моя подойдет».


Вдобавок недавно появилось новое правило. Прежде чем взять паспорт у избирателя, нужно спросить, разрешает ли он переписать свои паспортные данные. Если человек вдруг говорит «нет», то выдать бюллетень мы не можем. Однажды к нам пришел дедушка, у которого паспорт был заполнен еще от руки (видимо, 45 ему было очень давно). Дедушка отказался давать свои серию и номер, предъявив: «вы же видите, я проживаю по такому-то адресу, отдай бюллетень!». А мы не можем. Дед начал истерить: «Вы нарушаете мое избирательное право! Зачем вам мои паспортные данные? Вы потом с ними сделаете все что угодно!» Мне даже жалко его стало, в том плане, что наверняка он уже 10 раз оставлял свои данные, даже когда оформлял выручай-карту в «Пятерочке». Просто никто его никогда не предупреждал. 


Дедушка расстроился, посчитал, что мы из вредности не даем бюллетень и что все в России куплено, развалили Советский Союз и как обычно. Ушел со скандалом, стуча палочкой.


— На вас часто срываются?


— Временами. Очень многие избиратели не понимают, что мы простые учителя. Считают нас присланными агентами, которые контролируют выборы. Или приходят такие же дедушки с оппозиционными настроениями и говорят: «Вот, ваш Путин, ваш Путин!» Даже не понимая, что у нас самих есть большие вопросы к Владимиру Владимировичу. 


— Легко ли смухлевать на голосовании?


— На моем участке вряд ли. Мы идем ровно по инструкции. Шаг влево, шаг вправо — у нас расстрел. 


Но неприятные истории все же бывают. Иногда из-за влажной печати бюллетени могут слипнуться между собой, и есть риск выдать сразу два. Одна моя коллега нечаянно так и сделала. Узнали мы об этом совершенно случайно. Женщина, получившая два листка, зашла в кабинку, расставила галочки и вышла с двумя бюллетенями в руках. Команда, естественно, на это среагировала. Но женщина, вместо того чтобы объяснить, что ей выдали два, и как-то погасить один, испугалась, побежала к урне, кинула их и со свистом ушлепала. Урну пришлось аннулировать.


Самое главное правило на выборах: число бюллетеней в урне не должно превышать число бюллетеней, которое ты выдал! Их может быть меньше, потому что есть товарищи, которые ставят галочку и уносят бюллетень с собой. Что называется, не доставайся мой голос никому. 


Мало того, иногда это используют как повод обвинить нас в неправильном подсчете. В конце голосования мы большими цифрами, чтобы было видно на камеру, пишем — сколько бюллетеней выдали, сколько было в урне и сколько погасили. Человек, зная, что он забрал бюллетень, видит, что все сошлось, и начинает возмущаться: «А как так, если мой бюллетень у меня! У вас должно быть на один меньше. Значит, вы мухлюете и занимаетесь вбросами!» Но его бюллетень просто идет как погашенный. 


Повторюсь, бюллетеней не должно быть больше. Опять же, некоторые могут этим воспользоваться и дискредитировать выборы. Например, человек взял бюллетень на соседнем участке, к которому он прикреплен, а идет к нам и бросает бюллетень в нашу урну. По правде говоря, можно такое и проморгать. Если в конце дня мы замечаем, что бюллетеней внезапно больше, чем положено, первым делом мы начинаем проверять, нет ли бюллетеней с печатью чужого участка. Если такой находится, это не считается нарушением, мы просто его погашаем. В ином случае вся урна признается недействительной.


— Если существуют такие строгие правила, откуда истории про вбросы?


— Если честно, мы это не обсуждаем. На выборах мы стараемся говорить о чем угодно, кроме выборов. Обстановка немного нервная. Другое дело, я слышала, что учителя нашей школы еще до того, как я начала в ней работать, действительно совершали вбросы, причем делали это завучи. Но это были 2010-е годы. 


К тому же сейчас выборы идут в прямом эфире, еще и со звуком. Если кто-то заметит неладное, а что хуже — сделает скриншот, нам достанется сполна.


Никто не ввязывается в махинации, потому что не хочет подставлять коллег. Раньше все голосовали в воскресенье, а в понедельник был санитарный день, когда школу убирали и намывали. Ведь если это зимне-весенние выборы, то весь снег разносится грязью, а на следующей день детям здесь бегать. Но теперь выходной отменили. Закончил ты считать голоса в 11 вечера или в час ночи, в понедельник все равно придется выйти в школу. Поэтому не хочется, чтобы все прошло зря. Мы не настолько умельцы, чтобы еще и мухлевать.

 

— Ты слышала истории про зеленые линейки? (В 2019 году на выборах в Мосгордуму в ряде Telegram-каналов пронеслась информация, что у некоторых членов комиссии на столе лежали зеленые линейки, которые служили знаком для подставных избирателей, не прикрепленных к участку.)


— Не могу сказать за линейки, были ли они, но у нас на эту тему произошла казусная ситуация. Иногда, когда идет большой поток людей, особенно если тебе попался законопослушный и ответственный дом (бывает, все избиратели толпятся к одному члену комиссии), то сотрудник постоянно листает домовую книгу, отчего пальцы становятся сухими и мозолистыми, неприятное такое ощущение. На этот случай мы берем гелевые увлажнители в небольших тюбиках. Обычно они белого цвета, но один оказался зеленый. Моя коллега поставила его себе, потому что, бедненькая, замучилась уже листать эти страницы. А к ней еще и очередь выстроилась. Тогда один из наблюдателей решил, что зеленый гель — это сигнал для «карусели». У нее зеленый знак, у нее толпятся люди и именно она записывает их как хочет. Когда мы работаем, мы не всегда успеваем за новостями в Telegram. И поэтому, когда мужчина сказал «вы сами понимаете, о чем я», мы не поняли. Потом мы заметили, что у девочки — у единственной — зеленый тюбик. Мы убрали гель, поток людей не прекратился. Но попытка засчитана. 


Кстати, потом мы обратили внимание, что у нее еще и стол был прикрыт зеленым щитком. Пролетели по всем фронтам.


— Бывали на выборах случаи, которые тебя развеселили?


— Тут веселье наполовину со стрессом. Была одна дикая старушка. Бабушка хотела проголосовать у себя на даче, открепилась от нашего участка, но из-за внезапной операции осталась дома, и все равно решила прийти на выборы. Разумеется, мы ее уже вычеркнули. Но бабушка не поняла прикола. Говорит: «Хочу голосовать!» Где-то на протяжении двух часов она мурыжила всю комиссию, рассказывала про свой гражданский долг, за ней уже дочь прибежала. Мы в свою очередь подключили управу, искренне хотели ей помочь, но не могли. Бабушка стояла, изнывала, но самое странное в конце она произнесла: «Дайте мне проголосовать! Я все равно буду голосовать за Пу-ти-на!» Я понимаю, если бы у нее был оппозиционный голос, и она пыталась бороться с системой. Она же хотела слиться с большинством. Наверно, считала, что без ее голоса история не решится. И, кстати, в итоге у нее получилось. Управа разрешила перекрепиться на наш участок.


Еще из забавного — некоторые приходят со своей ручкой. Считают, что у нас чернила выцветающие. Другие подходят, говорят: «Девушка, сфотографируйте меня с бюллетенем, чтобы видно было, за кого проголосовал». Потом, наверное, отправляют фото своему работодателю, дескать, вот, я сделал. 


Многие любят несколько кандидатов отмечать вместо одного. Она хочет, чтобы и Грудин был, и Путин был, и вообще пусть они все правят.


— Уже известно, как будут проходить выборы по поправкам к Конституции? Каждый день будут подсчитываться голоса или по окончании недели? Какие-то еще подробности?


— Пока ничего не могу сказать. Мы еще не проходили обучение, сама не понимаю, как все будет. Но пойду голосовать против. 


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...