St
Дядя самых честных правил
Суд допросил родственника одного из ключевых свидетелей по делу Шакро Молодого

Дядя самых честных правил

Суд допросил родственника одного из ключевых свидетелей по делу Шакро Молодого

Фото: © Агентство Москва/Ведяшкин Сергей
Фото: © Агентство Москва/Ведяшкин Сергей

Очередное заседание по делу в отношении криминального авторитета Захария Калашова и его предполагаемых сообщников. Близкие подсудимых по традиции на месте, коллег-журналистов — ни души.


«Ну все, ажиотаж закончился», — констатирует один из защитников.


В отсутствие телевизионщиков и фотографов обвиняемые чувствуют себя спокойнее — никто из них больше не проходит мимо нас, ожидающих процесса, опустив головы. В зале судебный секретарь объявляет, что с сегодняшнего дня ведется аудио- и видеосъемка. Адвокат Ирина Чиркова, защищающая вероятного подчиненного Шакро, шутит: «Придется красить ресницы».


Допрос свидетелей идет полным ходом, заседания должны проводиться два раза в неделю. В понедельник выступал Лев Гарамов — бизнесмен, у которого, по версии обвинения, Шакро через своих помощников выбивал деньги. Мужчина, по его же словам, подвергался нападениям со стороны людей, так или иначе связанных с вором в законе. Свидетелем одного из инцидентов, который произошел возле дома предпринимателя, стали его сестра Нателла и двое случайных прохожих. Об увиденном они и поведали суду.


Первой выступает Гарамова. Вместе с ней зашла ее родственница — по всей видимости, мать девушки.


— Она [то есть Нателла] волнуется, — предупреждает секретарь.


— Пусть к нам садится, — подтрунивает Гари Мирзоян, представляющий интересы одного из фигурантов.


При допросе Нателлы выясняется, что она, будучи писателем, числилась в штате возглавляемой братом компании «Норднефтегаз» юристом и получала за это зарплату. Офис находился в бизнес-центре «Золотые ключи — 2», и туда, по словам свидетеля, периодически захаживал Валид Дадаев [бывший друг бизнесмена], у которого с Гарамовым в 2015 году случился конфликт из-за денег.


На вопрос прокурора, выказывал ли брат опасения в связи со своей предпринимательской деятельностью, девушка отвечает отрицательно. О долговых обязательствах тот ничего не говорил, а вот о вымогательствах – да. Но не о том, откуда «ветер дует». Многое поменялось после того, как Гарамов получил папку с фотографиями семьи [это было летом 2015-го. Гарамов говорил, что ее передал Зелимхан Патиев — один из подсудимых].


Той же осенью к Гарамову подошли двое и пригрозили ему расправой, продолжает допрашиваемая. А в январе 2016-го на него уже напали всерьез — сломали нос. Обидчик скрылся, вызвали скорую и полицию.


Спустя еще пару месяцев, когда брат с сестрой выходили из дома [они живут вместе], к ним подошел неизвестный – «высокий, с бородой, весь в черном, назвался Зелимханом, протянул номер счета на листке бумаги» и потребовал, чтобы Гарамов перечислял еженедельно по 250 000 рублей. Нателла села в машину, однако мужчина стоял так близко, что она «даже запомнила перстень с камнем».

 

Между Гарамовым и Патиевым завязался спор, и последний сообщил, что нападавшие ранее были «его ребятами». Кроме того, он предостерег бизнесмена, что если тот не решит вопрос с деньгами, ему подложат гранату в автомобиль. Происходящее Нателла снимала на телефон. Патиев это заметил и «быстро ретировался». Больше подобных случаев не происходило.


— Есть ли он [Зелимхан Патиев] на скамье подсудимых? – спрашивает гособвинитель.


— Да, — указывает на одного из тех, кто в клетке, Гарамова.


На вопрос адвокатов о том, что было на фотографиях, которые оказались в папке, она ответила, что снимки представляли собой передвижения брата по городу. Также были личные фото ее и матери – со страниц в соцсетях. Но слежку за собой какую-либо Нателла не замечала. При всем этом прошлой осенью ей разбили стекло в машине.


Затем слово предоставляется Патиеву, на которого указала Нателла. Он напоминает, что она говорила о встрече с ним:


— Да, я сказал, что он [Лев Гарамов] должен, но бумаги не давал…


— Зелимхан, ты не показания даешь, — останавливает его защитник, в то время как среди слушателей пробегает тихое «вот дурак».


Не остается в стороне и гособвинение: заявляет, что налицо – ряд существенных противоречий между данными показаниями сегодня и в ходе предварительного расследования, и потому просит судью Константина Дубкова разрешить их сопоставить. Они, то есть расхождения, сводятся к следующему: девушка называет не точные даты, а приблизительные числа. Защита против – это не имеет никакого отношения к квалификации преступления.


undefined
Фото: © Агентство Москва/Ведяшкин Сергей

В итоге их все-таки оглашают, ничего нового мы не узнаем. Берет слово Чиркова – она обращается к Гарамовой:


— Ваш брат Вам всегда правду говорил?


— Да.


К адвокату присоединяется коллега – Александр Чернов (защищает интересы сотрудников ЧОП «Защитник»). Он интересуется, в каких именно компаниях работала Гарамова, и предлагает ей выбрать из перечисленных: речь, в частности, идет о «Юпитере» и «Русских энергосистемах». К первой Гарамова якобы не имеет отношения [«Шторм» выяснил, что, по данным СПАРК, девушка является бывшим гендиректором ООО], к остальным – «где как».



— Какой деятельностью компании занимались?


— Не имею понятия, — неуверенно отвечает свидетель.


— Но Вы числились учредителями с братом! Вы знаете, что заведено уголовное дело [Лев Гарамов проходит фигурантом по делу о незаконной банковской деятельности]? Он же все рассказывал, никогда Вас не обманывал, — припоминает ей Чернов.


— По этому вопросу не рассказывал, — сдается девушка. Из зала тем временем раздается – «семейное».


Нателлу просят охарактеризовать брата. Она тихо говорит, что брат – порядочный человек. Помимо прочего выясняется, что при опознании ею Патиева не присутствовали понятые, а видео, которое было снято на телефон, — просто переслано сотрудникам правоохранительных органов.


Следом появляется второй свидетель — Максим Макаров, работающий в 1-м оперативном полку полиции [конной полиции]. Он вместе со своей девушкой оказался свидетелем нападения на Гарамова, когда тому сломали нос. Чуть позже он признает, что сотрудник ЧОП «Защитник» Вадим Прохоров, находящийся в клетке, был этим самым незнакомцем. Прохоров бил руками бизнесмена по голове и сидел на нем сверху.


— Ну как именно? Задницей? – уточняет прокурор.


Раздается смех.


— Ой, прощу прощения, пятой точкой, — исправляется обвинитель.


Макаров добавляет, что после побега нападающего они с девушкой дали Гарамову снега, платки и отпустили домой. На уточняющий вопрос говорит, что правоохранителем тогда не работал.


— А не пытались задержать нападавшего?


— Нет, мы бросились к мужчине, у него была кровь.


— Домой как отпустили? А если бы он умер? Как Вы можете утверждать, что у него было все в порядке?


— Ну он же домой шел и сказал, что все в порядке <…> Все происходило молча, без звука. Просто какая-то потасовка.


В следственном управлении, на допросе, следователь Макарову не представился. Был еще какой-то человек – непонятно, сотрудник полиции или нет. Опознание проходило на Петровке, 38 [главке МВД]. Все оформлялось в виде рукописного текста, на компьютере ничего не фиксировалось.


Судья показывает протокол допроса. Адвокат обращает внимание: техника ведь не использовалась, как утверждает Макаров. Следовательно, расписывался он уже на дополненном, распечатанном документе.


— У Вас не возникло никаких замечаний к тому, что там расписали?


— Нет.


По залу проносится: «Сейчас еще и его засудят».