St
Экологическая дезинформация: кто и как скрывает данные о косатках и белухах в Приморье
Принятие закона о доступе к экологической информации может предотвратить трагедии

Экологическая дезинформация: кто и как скрывает данные о косатках и белухах в Приморье

Принятие закона о доступе к экологической информации может предотвратить трагедии

Коллаж: © Daily Storm

Руководители Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО) 3 июля отчитались о том, как выпускали косаток и белух из «китовой тюрьмы». На большой пресс-конференции в Москве представители института рассказали об этапах работы, предоставили видеоматериалы, а также показали карту, на которой отмечены все перемещения китообразных после их освобождения. 


Однако пресс-конференция только усилила недоверие специалистов по морским млекопитающим, экологов и зоозащитников к ВНИРО, хотя должна была дать ответы на все вопросы. Институт крайне неохотно делится информацией и местами даже искажает ее. Чтобы общество получало правдивые данные о состоянии окружающей среды в России, необходим закон о доступе к экологической информации, однако он до сих пор не принят. Этот закон решил бы не только проблему «китовой тюрьмы».



Совершенно искренне


Одной из главных претензий к ВНИРО было то, что косаток и белух выпустили очень маленькими группами. Обычно эти китообразные живут и охотятся крупными семьями. Особенное беспокойство вызвало у специалистов то, что животные очень молоды и могут тяжело перенести одиночное плавание.



По оценкам доктора биологических наук, зоолога из МГУ Ольги Филатовой, которая лично обследовала всех животных из «китовой тюрьмы», возраст косаток — от года до пяти лет. Это «дети» и «подростки», которых отловщики выкрали у их семей для продажи в китайские океанариумы и дельфинариумы. Большая часть китообразных должна находиться на грудном вскармливании. Именно такие животные лучше всего привязываются к людям и дрессируются. Однако у ВНИРО свой взгляд на вещи:


«Две выпущенные косатки, они не дети, собственно, как и белухи. Возраст косаток в бухте Средняя — от 5 до 15 лет, и это оценки экспертов команды Кусто», — заявил замдиректора по научной работе ВНИРО Вячеслав Бизиков, принимавший участие в операции по спасению морских млекопитающих.


Daily Storm Бизиков рассказал, почему была нарушена рекомендация ученых и команды Кусто о выпуске животных большой группой. По его словам, у ВНИРО не было необходимых технических средств и времени на подготовку вольеров. При этом госзакупка по организации освобождения животных была опубликована 19 июня, за день до «Прямой линии с Владимиром Путиным». Именно тогда в прямом эфире россиянам показали кадры погрузки косаток и белух в фуры. 


undefined
Вячеслав Бизиков Фото: © ВНИРО


На выпуск в океан первых восьми животных потратили 38 миллионов рублей, а спасение всех китов обойдется примерно в 360 миллионов. Эти деньги получают компании, ранее отловившие косаток и белух.


«У нас нет большого десантного корабля, чтобы перевозить животных большими группами. А для того чтобы возить их маленькими партиями и выпускать всех вместе, нужно построить отдельные вольеры. На это нет на это времени», — пояснил Бизиков.


Также во время пресс-конференции сотрудники ВНИРО заявили, что косаток и белух выловили совершенно законно. Однако мало того, что делом об отлове занимается Генпрокуратура, так еще и несколько судов признали отлов незаконным. Суд Южно-Сахалинска еще в декабре 2018 года признал незаконным заключение государственной экологический экспертизы по определению общего допустимого улова (ОДУ). Именно согласно ОДУ, определяемым ВНИРО, Росрыболовство выделяет квоты на отлов морских животных. Об этом Daily Storm рассказал руководитель природоохранной организации «Экологическая вахта Сахалина» Дмитрий Лисицын.


«В мае 2019 Южно-Сахалинский городской суд, уже по другому иску — нас и наших коллег, признал незаконными все разрешения, которые были ранее выданы на вылов косаток и белух, включая планы культурно-просветительской деятельности всех компаний-отловщиков, ранее согласованные ВНИРО. И наконец, в июне 2019 Фрунзенский районный суд Владивостока оштрафовал всех четырех отловщиков за незаконный вылов 12 косаток на общую сумму около 150 миллионов рублей», — добавил эколог.


На этом странности не заканчиваются. Специалисты ВНИРО считают, что косаток не надо вносить в Красную книгу России. Якобы этих животных у нас достаточно много. «У косаток наибольшая популяция в Охотском море — их около трех тысяч. А белух — десятки тысяч. Вы как считаете, это много или мало? Мы считаем, что вносить их в Красную книгу нет необходимости», — сказал Бизюков корреспонденту Daily Storm.


При этом, как рассказали Daily Storm источники, близкие к Минприроды, именно Росрыболовство не позволило внести косаток в Красную книгу. У этих животных есть несколько экотипов, существование которых подтверждают генетические исследования и наблюдения в живой природе. Два основных — это плотоядные косатки и рыбоядные. Первые представляют особенный интерес для отловщиков. 


«Плотоядные держатся у берега и заходят за тюленями в мелководные заливы. А рыбоядные постоянно в открытом море, на большой глубине. И когда их пытаются поймать, они просто уходят на глубину. Они ныряют на 400 метров», — пояснил Лисицын. 


Плотоядных косаток в территориальных водах России всего около 250 особей. И о важности внесения их в Красную книгу защитники природы говорят на протяжении многих лет. 


undefined
Скриншот: © youtube.com / Россия 24


Интересно, что ВНИРО также скрывает данные спутникового мониторинга за животными. На пресс-конференции была показана карта перемещений косаток и белух после выпуска, однако больше ее нигде не опубликовали. Исследователи не имеют доступа к этим наиболее важным данным. 


«Мы опубликуем данные спутникового трекинга в своих научных работах, потому что это самая интересная часть нашего научного эксперимента, который мы проводим», — заявил Бизиков. 


Открытые данные 


Решать проблему с дезинформацией и сокрытием данных мог бы закон о доступе к информации о состоянии окружающей среды. Это право гарантирует 42-я статья Конституции, но этого оказалось недостаточно. Законопроект уже внесли в Госдуму, но с ним еще предстоит ознакомиться правительству и представителям регионов. Об этом Daily Storm рассказал председатель комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов.


«Мы на этом законе настаивали на протяжении нескольких лет, ведь поручение президента проработать инициативу появилось еще в 2016 году по итогам госсовета по вопросам экологии. Сейчас закон внесен и он гарантирует гражданам доступ к экологической информации. Это право закреплено Конституцией, но до сих пор не реализовано в полной мере», — пояснил Бурматов. 


При этом депутат уверен, что в случае с косатками и белухами этот закон не обязателен. Ведь информационный вакуум и атмосфера недоверия, образовавшиеся вокруг «китовой тюрьмы», порождают слухи и домыслы. И открытость — в интересах самих ведомств, организующих освобождение китов.


«В случае с китами даже закон не нужен. С моей точки зрения максимальное раскрытие информации было бы полезно всем: и тем, кто занимается выпуском, и министерствам, и общественникам, и журналистам. Я не понимаю, откуда взялась эта закрытость, почему нет онлайн-трансляции процесса, почему кто-то заявляет, что не может куда-то попасть, почему нет данных с маячков? Установить эти метки было моим предложением», — рассуждает Бурматов. 


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press / Reinhard Radke Nature Photograph

Сам закон об экологической информации актуален не только в контексте злоключений косаток и белух. Так, Бурматов рассказал о сокрытии данных о состоянии лесного фонда в Алтайском крае. Местные чиновники пытались убедить депутата, что уникальные ленточные боры, распространенные в регионе, находятся в хорошем состоянии, а активисты-экологи — просто паникеры. 


«Вчера мы проводили выездное заседание комитета в Алтайском крае, и возникла тема ленточных боров. Одни эксперты сообщают об интенсивных вырубках боров, и я с ними согласен, эти данные подтверждаются нашей информацией. А другие, наоборот, говорят, что боры прирастают. Начали выяснять, оказалось, что интенсивность вырубок в два раза выше, чем во времена СССР», — поделился депутат.


По словам Бурматова, часто чиновники скрывают экологическую информацию даже в ущерб интересам государства. Ведь те же леса защищают от ветров, засух, наводнений. 


Глава комитета Госдумы отметил, что закон должен изменить парадигму взаимоотношений в сфере экологии между гражданами и властью. Сегодня, по словам Бурматова, «граждане ходят и просят, а чиновники и промышленники занимают позицию сокрытия», а должно быть так, чтобы за сокрытием данных о состоянии окружающей среды следовало наказание.




Нужно больше информации


Закон об экологической информации еще не прошел даже первого чтения, а у экологов уже появились к нему вопросы. По мнению экспертов, закон сырой и нуждается в переработке. Часть его пунктов дублирует уже имеющиеся законы, а часть противоречит самой концепции открытых данных. 


«В соответствии с Конституцией, которая имеет прямое действие, у нас экологическая информация и так не может быть закрытой. Проблема в том, что необходимо определить, что это за информация, а этого не сделано. С другой стороны, этот законопроект позволяет даже закрывать информацию, если этого будут требовать другие документы. Все остальные требования, которые там есть, уже закреплены в других законах. И расшифровывать их отдельно в принципе не обязательно», — заявил директор департамента по программам, исследованиям и экспертизе в Гринписе России Иван Блоков. 


По мнению лидера экологического движения «Зеленая инициатива» и бывшего замглавы Росприроднадзора Олега Митволя, проблемы еще не дописанного закона во многом связаны с интересами крупных компаний-загрязнителей. 


«У нас есть даже международные конвенции о раскрытие экологической информации. Вопрос в том, что влиятельные лоббисты уже несколько лет этот закон топят. Крупные загрязнители, металлурги не заинтересованы отвечать на вопросы граждан. А закон нужен срочно», — считает Митволь. 


При этом помимо потенциального ущерба для окружающей среды и здоровья граждан такое положение дел приносит регионам многомиллиардные убытки. По словам Митволя, без закона об экологической информации компаниям удается эффективно скрывать нарушения в сфере хранения своих отходов, среди которых могут быть и высокотоксичные. 


«Большое количество отходов накоплены и якобы хранится у крупнейших компаний, — пояснил Митволь. — Но после 11 месяцев хранения это уже рассматривается как размещение, что незаконно, и Росприроднадзор должен начать выписывать многомиллиардные штрафы. А при отсутствии информации все удается замалчивать».


Загрузка...