St
«Эти похороны — одни за другими — еще две недели будут идти»
close
«Эти похороны – одни за другими – еще две недели будут идти»

«Эти похороны — одни за другими — еще две недели будут идти»

Репортаж «Шторма» из Кемерова, где начали хоронить погибших при пожаре в торговом центре «Зимняя вишня»

Фото: © Daily Storm\Алексей Голенищев
Фото: © Daily Storm\Алексей Голенищев

На четвертый день после пожара в торговом центре «Зимняя вишня» родственники, наконец, начали получать тела. В храмах города прошли службы по погибшим, на которые пришли сотни кемеровчан.


Первые похороны


Утром 28 марта в Кемерове начались похороны погибших при пожаре в торговом центре «Зимняя вишня». По данным начальника главного управления МЧС России по Кемеровской области Александра Мамонтова, в день общероссийского траура в разных храмах города должны пройти службы по 14 жертвам трагедии.


В Знаменском кафедральном соборе Кемерова отпевали учителя Татьяну Дарсалия. В день трагедии она вместе с 14-летней дочерью Элей отправилась в торговый центр, чтобы школьница отдохнула после тяжелой и длинной третьей четверти. Во время пожара Татьяна вытолкнула дочь на улицу из здания и побежала на четвертый этаж, узнав, что там остались дети. Назад она не вернулась.


«Каникулы же, всем хотелось радости, праздника. Мы не один раз туда ходили с классом, там боулинг хороший был, зоопарк», — рассказывает коллега Татьяны, пришедшая проститься с ней к храму.


По словам трудившихся вместе с Татьяной Дарсалия педагогов, она проработала в гимназии №17 три года. «Она работала с нами как с классными руководителями, всегда была на стороне учителей. Настоящим другом была», — вторит коллеге подруга Татьяны Дарсалия. Две женщины, помогая друг другу, поднимаются по ступенькам в храм.



Вместе с учителями к собору приходили и ученики. Для многих такое мероприятие в новинку. Одна из девушек долго не может повязать на голове платок, он так и норовит улететь под порывистым утренним ветром. Подруги помогают ей. «Вы знаете, для меня это первые в моей жизни похороны», — рассказывает Алиса (имя девушки изменено), которая пришла попрощаться с учителем. «Но не последние», — мрачно шутит подоспевший одноклассник Сергей. Девушки начинают на него шикать: «Шутить над смертью неправильно как-то». Сергей замолкает, поправляет букет в руках и вместе с одноклассницами направляется ко входу в храм.


undefined
Фото: © Daily Storm\Алексей Голенищев

В Знаменский собор пришли не только ученики и родственники погибшей, но и просто неравнодушные жители. Многие привели с собой детей, которые не совсем понимали, где они.


В храме под неусыпным взором икон гроб с телом стали окружать люди. К началу службы в зале было сложно пройти, не задев кого-то из собравшихся. Вышедший батюшка начал отпевание с проповеди. «Нет большей благодати, чем отдать жизнь за ближнего своего», — говорил он. Подростки тихо перешептывались, но как только запел хор, замолчали. Поглядывая на взрослых, они неуверенно крестились, не зная, когда и как совершать крестное знамение.


Семья Агарковых


Чуть раньше в храме Святой Троицы проходила панихида по семье Агарковых. В пожаре погибли Надежда Васильевна и двое ее внуков, Маша и Костя. Проститься с ними пришли десятки родственников, знакомых и друзей.


Священник в начале службы пообещал помолиться за всех погибших и попросил желающих присоединиться к сегодняшним службам. После этого он прошел к трем поставленным в центре зала гробам — два из них коричневые и один, Машин, белый.



После службы, загрузив в автобусы венки, цветы и игрушки, родственники направились к Кировскому кладбищу №3. Родственники не могли сдержать горя и на кладбище рыдали в голос. «Мальчик мой, сыночка. Котюнечка моя… Не надо вас туда всех», — кричала мать погибших детей.


Сергей Агарков, отец, невидящими глазами смотрел, как один за другим в землю опускались его сын, дочь и мать. Как только гроб опустили в землю, он выпил залпом налитый заранее стакан водки. С Машей похоронили ее спортивные награды на красной бархатной подушке.


Семья Барановых


На соседнем, Пятом центральном кладбище родственники прощались с другой семьей. В дальнем квартале кладбища напротив трех свежевырытых могил стояли три белых гроба. В самом маленьком лежала пятилетняя Ульяна, рядом с ней — ее мать, Наталья Устинова, и бабушка — Марина Баранова.


undefined
Фото: © Daily Storm\Алексей Голенищев

Прибывшие проститься с погибшими растянулись по всей дороге от могилы до ворот. Медленно шли они, разбившись на группки по пять-семь человек. Кто-то нес портреты погибших, кто-то собрал в охапку цветы. На фоне талого снега, застывшего коркой на грязной кладбищенской земле, свежевырытые ямы зияли провалами. «Да упокоятся Марина, Наталья, да младеница Анна», — нараспев произнес священник. По рядам пришедших прокатился общий вздох, а за ним — частые всхлипывания. Пение батюшки разносилось по пустынному кладбищу и застывало у березовых рощ на краю кладбищенского поля. «Вечная память», — пел он. Все крестились. «Вечная память», — повторил священник.


Вечная память.


После окончания молитвы работники кладбища взялись за белые ленты. Пропустив их через ручки и запачкав в грязи, они стали по очереди опускать гробы в ямы. Священнослужитель, почему-то переодевшись в серую олимпийку, бросил по горсти земли в каждую могилу. Потом спешно удалился за «ритуальный» автобус, чтобы почистить от налипших комьев грязи тканевые кеды. Сегодня его ждали еще две семьи с маленькими детьми — Архипенко и Тесленко.


Рабочие принялись закапывать могилы, бросая старыми лопатами землю на белые гробы. «Эти похороны — одни за другими — еще две недели будут идти», — мрачно заметил один из могильщиков. Словно в подтверждение его слов на дорогу у ворот выкатилась другая процессия, а за ней уже виднелась следующая колонна машин.