St
Как работает рынок интим-услуг в России
Содержатель борделя и «девушка с пониженной социальной ответственностью» рассказали Daily Storm об особенностях работы в Москве Коллаж: © Daily Storm

Как работает рынок интим-услуг в России

Содержатель борделя и «девушка с пониженной социальной ответственностью» рассказали Daily Storm об особенностях работы в Москве

Коллаж: © Daily Storm

Сколько работают ночные феи, как организуются бордели, есть ли личная жизнь у столичной куртизанки, насколько это опасный бизнес и какой доход приносит подобная работа без налогов. Daily Storm рассказывает об изнанке интим-рынка.


С виду — обычный двор в спальном районе столицы. Мамаши ходят с орущими детьми, какой-то мужик чинит машину, старый дед курит на лавочке — типичный московский двор. Там у меня должна случиться встреча с сутенером по имени Василий (имя изменено). Примерно после получаса ожидания я вижу, как во двор въезжает белый внедорожник, оттуда выходит Василий. Мы доходим до ближайшей кофейни, и сутенер начинает отвечать на мои вопросы.


Первое и самое главное, Василий просит не называть себя сутенером, он считает себя «менеджером».


«Понимаешь, эта сфера… Она делится на два главных вида: салон (он же бордель) и инди, или индивидуалки. Иногда бывает что-то среднее между этим. Девочки чаще работают два-три года, хотя есть и определенные «матрешки», работающие по 15 лет в бизнесе, но это редкость», — объясняет мужчина.


Итак, первый вид — салон, он же шалман, он же бордель. Для организации такого места нужно совсем немного: две квартиры «разной степени убитости» — в первой живут девушки, во второй работают. Василий поясняет, что набор в таких местах примерно стандартный: несколько славянок, парочка узбечек и одна, реже две — темнокожие дамы. По его словам, некоторые используют всего одну квартиру для всего.


«Но ты сам прикинь, через сколько времени в этой хате будет полный капец. Это же колхоз, так нормальные люди не делают. Снимаем две трешки в спальных районах, и нормально. Бесят люди, которые живут по принципу «где сру, там и сплю», — возмущается он.


Цена в таких местах не слишком высокая, по словам Василия, это своего рода фастфуд в мире проституции. От полутора тысяч до трех тысяч — вот средний прайс. Клиентура абсолютно разная: приходят и рабочие-строители, и стеснительные молодые люди. Чаще всего такой дом терпимости живет максимум полгода, потом с девушками либо рассчитываются и они уходят, либо перебираются на новое место. Славянок привозят из глухих сел российских регионов. Тут вступает в роль такой человек, как организатор.


«Ну прикинь, в какой-нибудь Кировской области средняя зарплата 15 тысяч [в месяц] в лучшем случае, а тут знакомая знакомых предлагает поработать в Москве или Петербурге за 15 тысяч в неделю. Для провинциалочек это баснословные деньги. Узбечек также привозят, в основном для южных гостей России, к тому же с ними проще работать, чем с русскими. Темнокожие — еще легче, чаще всего это студентка или бывшая студентка РУДН. «Некоторые покупают рабынь, но я так не работаю», — отмечает Василий.


Коллаж: © Daily Storm
Коллаж: © Daily Storm

Зарплата чаще всего 50 на 50, но у некоторых так называемых работодателей бывает и меньше, но самый минимум это 65 на 35, большая часть идет в сторону сутенера.


«Пойми, платить мало девушке — это зашквар. Она же должна хорошо выглядеть, привлекательно, а не быть в рабстве. Сейчас не 90-е», — поясняет Василий.


Штрафы тоже есть: нагрубила клиенту, отказалась работать, пришла на работу пьяная или в наркотическом опьянении. За наркотики, говорит Василий, можно вылететь с работы сразу. По его словам, только самые низшие бордели могут взять наркозависимую. Штрафы бывают разные, но все материального характера.


«Ты пойми, никто не будет бить девушку, ты никому ее с фингалами не продашь», — откровенничает Василий.


Он рассказал, что если девушку кто-нибудь обидел, то будет иметь дело с так называемой службой безопасности. Обычно бордель охраняет парочка крепких мужчин — они дежурят либо на кухне, либо в машине на улице. Нельзя не рассказать о таком человеке, как диспетчер. Данная девушка сама не работает ночной бабочкой. Она либо находится в квартире с работницами, либо может сидеть у себя дома. Главная ее функция — координация клиентов и девушек. Если же она сидит непосредственно в квартире, то выполняет функции и администратора, в том числе и следит за безопасностью. По словам Василия, на его точках не было неприятных ситуаций.


«Стараемся не пускать пьянь и просим деньги вперед. Обычно ведут себя адекватно. Хотя был случай несколько лет назад, когда точка была без охраны, в хату ворвались несколько азербайджанцев, побили девушек и клиентов, забрали телефоны, деньги и карточки. Только утром, когда девушки перестали отвечать, приехал один из организаторов и открыл дверь. Теперь у моих всегда дежурят ребята», — делится собеседник.


Он добавил, что проблем с законом нет, доказательства собрать очень сложно, да и полицию может вызвать только сознательный гражданин. По его словам, у организаторов такого бизнеса есть связи, позволяющие сотрудникам правоохранительных органов не интересоваться домами терпимости. Единственное правило: долго не находиться на одном месте.


«Иногда проблемы могут доставить всякие активисты, но с ними разговор короткий», — недобро ухмыляется Василий.


Василий считает себя честным человеком и говорит, что заказывает фотосессии своим девушкам. Кроме того, просит их сделать несколько селфи. Девушки лучше продаются, если выглядят естественно, поясняет он, ведь с грамотным освещением и небольшой ретушью можно кардинально изменить образ, а клиенту нужна именно та девочка, которую он видел на фото.


Коллаж: © Daily Storm
Коллаж: © Daily Storm

«Есть, конечно, и нечистые на руку конкуренты — они воруют фото с западных эротических сайтов или с сайтов малоизвестных моделей. Под их видом они пихают свой вонючий шалман во все места, на деле же возбужденного клиента встретят «гоблины». Такие люди рассчитывают на тех, кто не умеет говорить твердое «нет», — уточняет Василий.


Второй тип этих занятий — индвидуалки, они же инди, они же индианки. Тут ситуации бывают разные — иногда девушка уходит из шалмана и работает на себя. Квартира может быть и жильем, и местом работы. Как рассказывает Полина (имя изменено), она пошла в эту сферу от безденежья, работает уже два года.


«Окончила университет по специальности «менеджер». Пошла работать в салон связи. Там платили мало, постоянно требовали выполнять план, обращались как со скотом. Я сильно уставала, уволилась. Потом как-то сидела в Сети и решилась. Сделала несколько эротических фото, опубликовала анкету и начала работать. Не считаю это чем-то постыдным. Мои клиенты — обеспеченные взрослые люди, платят много, дарят подарки», — рассказывает Полина, высокая брюнетка.


Девушка показывает iPhone XR и говорит, что это подарок одного из мужчин. По ее словам, анкета на популярных сайтах стоит примерно 5-10 тысяч в месяц. Цена за час у каждой ночной феи может сильно различаться. Все зависит от определенных услуг, которые она может предложить, — будь то ролевые игры, стриптиз или что-то еще. Средняя цена — шесть тысяч рублей, но ценник может подниматься и до 20, 30 и 40 тысяч, если, например, себя продает действующая порноактрисса или фотомодель.


На вопрос о безопасности Полина отвечает, что не работает напрямую с сутенером, однако есть люди, готовые в случае чего приехать и помочь. Она фильтрует клиентов, хотя ей попадались нечистые на руки мужчины, которые уходили, не заплатив. В ответ на вопрос о доходе девушка показывает на свой автомобиль, новенький Audi, и скромно умалчивает о сумме покупки.


«Участковый тоже меня не беспокоит, ко мне же не 50 мужчин в день приходят, никто не жалуется. Но я предпочитаю не рисковать и меняю «офис» раз в два-три месяца», — делится она.


Полина не планирует работать так всю жизнь: хочет заработать на пару квартир, которые будет сдавать, а дальше жить в свое удовольствие.


Коллаж: © Daily Storm
Коллаж: © Daily Storm

«У меня есть молодой человек, который знает, чем я занимаюсь. Когда уйду из этой сферы, обязательно создам семью», — уточняет девушка.


По ее словам, родственники и друзья не знают о ее работе — она говорит, что работает в интернете и занимается программированием и копирайтингом. С молодым человеком она познакомилась не на работе, но вскоре решилась открыться.


«Мне повезло все-таки. Друзья не лезут в душу, а парень не ревнует. Это же работа, а не по любви. Скорее будет ревновать к подаркам», — заявляет Полина.  


Девушка вспоминает один забавный случай из своей «практики».


«Дело в том, что, когда ко мне приходит клиент, он первым дело идет в душ. Так вот, когда летом отключают горячую воду, поток ко мне, да и не только ко мне — резко увеличивается. Бывает, что мужчина придет, примет ванну, а потом убегает, резко вспомнив, что не выключил утюг», — смеется девушка.


По ее словам, иногда и муж проститутки выступает в качестве сутенера, охранника и администратора. У Полины нет диспетчеров и администраторов, поймать ее с поличным практически невозможно. Деньги девушка просит оставлять на столе и называет их «подарками».


«Двое молодых людей находятся вместе в одной квартире. Вот если бы я ходила по барам и каждую ночь таскала к себе кавалеров, меня можно было бы обвинить в чем-то незаконном?» — спрашивает она.


По ощущениям Полины, в эту сферу идут либо бывшие работницы борделей, либо в связи с материальной выгодой, либо законченные нимфоманки. С ней солидарен и Василий, подтверждающий ее слова.


«Была у меня такая знакомая. Деньги для нее последнее дело было — лишь бы постоянно новый мужик. Безумная баба совершенно», — вспоминает он.


После третьей чашки кофе Василий смотрит на часы: ему надо бежать. Шумный двор перестает быть шумным и затихает. По дороге к метро, рассматривая стоящие близко к друг другу панельные дома, я прикинул: хотя бы в одном из них сейчас сидит и ждет своего клиента готовая девушка, а может, и расположился целый бордель. Но до Амстердама с их знаменитой «улицей красных фонарей» нам еще далеко.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...