St
Не «Ядрово», а «Ядово»: в Подмосковье более 50 детей пострадали из-за свалки
Репортаж «Шторма» из Волоколамска, где жители борются с мусорным полигоном и проигрывают, а дети грозят губернатору и выступают на митингах Фото: © Daily Storm/Олег Михальчук

Не «Ядрово», а «Ядово»: в Подмосковье более 50 детей пострадали из-за свалки

Репортаж «Шторма» из Волоколамска, где жители борются с мусорным полигоном и проигрывают, а дети грозят губернатору и выступают на митингах

Фото: © Daily Storm/Олег Михальчук

В ночь на 21 марта произошел очередной выброс сероводорода на свалке бытовых отходов «Ядрово» в подмосковном Волоколамске. Утром в больницу обратились более 50 детей с различными симптомами: затрудненным дыханием, аллергическими реакциями, тошнотой, рвотой, носовым кровотечением. Некоторых доставили из школы кареты скорой помощи. По результатам обследования были госпитализированы 23 ученика школы №2, которая расположена недалеко от «Ядрово». Местные врачи не ставят точных диагнозов, а власти игнорируют проблемы города, жалуются жители Волоколамска. Чтобы побороть свалку, горожане пустились во все тяжкие: разбили лицо главе района, закидали снежками губернатора. Даже поставили «на броневик» 10-летнюю девочку, но слова ребенка не изменили ситуацию.



«Мы ждем Воробьева»


С самого утра 21 марта к Центральной районной больнице в Волоколамске стали стекаться люди. Кто-то привел своего ребенка, который жаловался на головную боль и тошноту, кто-то пришел сам — провериться на всякий случай. К трем часам дня на небольшой площадке перед зданием больницы собралось около 900 человек. К этому времени министр здравоохранения Московской области Дмитрий Марков сообщил, что в медучреждения города обратились 34 ребенка из трех городских школ.


«Мы ждем Воробьева», — говорят местные жители. Губернатор Московской области Андрей Воробьев прибыл к больнице только после посещения злополучного полигона. По результатам губернаторской проверки обнаружилось, что полигон старый, открылся в 1979 году, что системы дегазации на нем нет, а ночью действительно произошел выброс сероводорода. Правда, местные станции мониторинга, установленные именно для обнаружения выбросов, никаких ядовитых веществ в воздухе не зафиксировали. Чтобы ни у кого не вызывали сомнения результаты проверки, станции тут же было решено демонтировать, рассказала «Шторму» местная жительница.


Фото: © Daily Storm/Олег Михальчук
Фото: © Daily Storm/Олег Михальчук

Приехавшего Воробьева собравшиеся у больницы встретили неприветливо. Но губернатор на толпу внимания не обращал. Он рассказывал собравшимся вокруг него журналистам, что детей из Волоколамска летом отправят на лечение в санаторий или оздоровительный лагерь. Договорить губернатору не удалось, толпа требовала закрыть свалку. Воробьев, вопреки крикам людей, просил дать ему закончить, но тщетно.


Не завершив речь, губернатор, осыпаемый снежками, направился к своему автомобилю. Пока Воробьев пытался рассказывать журналистам, как «работа проводится», маленькая девочка рядом с ним недвусмысленно продемонстрировала отношение собравшихся к местной власти. Двумя пальцами она провела по горлу и четко указала на губернатора. Воробьеву были явно не рады.



Губернатор еще легко отделался. До этого толпа жестко обошлась с его коллегой — главой Волоколамского района Евгением Гавриловым. Жители города втянули Гаврилова в толпу и несколько раз ударили его по лицу, сломав очки. Чиновнику спешно пришлось ретироваться.


«Ночью мы задыхались»


«У меня младшая дочь учится во второй школе, я ее сегодня в школу не пустила», — рассказывает Татьяна, которая пришла с девочками (старшая учится в местном политехникуме) к больнице. По ее словам, ночью на свалке был очень мощный выброс. «Ночью мы задыхались, я металась по квартире, не знала, куда деться», — жалуется Татьяна на вонь, доносящуюся со свалки. Неприятный запах ее семья смогла перенести «на ногах». «Но я видела лично, как детей вели под руки, дети были вообще никакие», — описывает Татьяна ситуацию. Она жалуется, что вместо четких диагнозов врачи юлят и изворачиваются. «Я сама сегодня говорила с главврачом. Ситуация тяжелая. Но они не ставят точный диагноз. Пишут — лишай, пищевые отравления, а не пишут, что это от свалки», — указывает она.


Как рассказали «Шторму» другие собравшиеся, основные симптомы у детей — горечь во рту, першение, рвота и тошнота, кашель и боль в животе. Под выброс попали не только ученики школы №2, но и дети из школ №1, №6, а также воспитанники интерната. Озабоченные родители пытались выяснить у сотрудников медучреждения, что же случилось с их детьми, но медики посоветовали дождаться результатов анализов.


«Мне воспитательница позвонила, говорит, ребенка стошнило дважды. Мы, конечно, повели ее к врачу», — вспоминает Галина Петрова. В больницу ей пришлось ехать со вторым ребенком, совсем еще маленькой девочкой. Малышке не нравится общаться с журналистами, она то и дело норовит вывернуться из объятий матери. В детской больнице Галине ничего конкретного не сказали, поэтому она повезла старшего ребенка в районную. «Сейчас ее не тошнит, поэтому нас отправили домой. Но ничего не объяснили. Сказали только, что не имеют права давать диагнозы», — продолжает Галина. 


Татьяна и Галина — не единственные жители Волоколамска, пришедшие проверить детей. После того как губернатор уехал, оставив собравшихся наедине с их вопросами, к больнице продолжали приезжать взволнованные родители. К шести вечера в пустынных коридорах приемного покоя даже образовалась очередь на анализ крови. Ее меланхолично развела уборщица, которая пришла вытереть пятна запекшейся крови у входа в корпус.


Найти в полупустой больнице главврача или начальника медчасти нам не удалось. Одна из врачей пообещала позвонить начальству, но на ее зов никто не пришел. В корпусе администрации, который находится от приемного покоя через дорогу, также никого не оказалось. Только испуганная женщина на втором этаже сразу заявила журналистам, что ничего не знает. От вопросов она скрылась за железной дверью, медленно повернув в замке ключ на прощание. 



Защитники свалки


Как только губернатор Воробьев покинул здание больницы и чудом избежал народного гнева, жители Волоколамска решили поехать к злополучной свалке. У главных ворот полигона, обитых бордовой жестью, собрались около полусотни расстроенных жителей. Кто-то курил, кто-то отвечал на вопросы подъехавших журналистов, а кто-то молча вглядывался в темнеющий силуэт огромной мусорной кучи. Запах стоял соответствующий.


Фото: © Daily Storm/Олег Михальчук
Фото: © Daily Storm/Олег Михальчук

Через полчаса к свалке подъехал мусоровоз. «Режим ЧС на свалке ввели еще 6 марта, а мусоровозы прут и прут. Не только местные, но и с Москвы везут мусор. А мы этим дышим», — говорит местная жительница Ирина. Протестующие встретили груженую мусором машину шумом и попытались заблокировать въезд на свалку. Тут в дело вступила полиция, до этого понуро ожидавшая приказа. На улице находилось около 40 сотрудников полиции, а поблизости припарковался автозак с усилением. Митингующих отогнали от проезжей части сомкнутой цепью служителей порядка. Мусоровоз проскользнул внутрь, а недовольные жители остались снаружи.


Местная жительница Ирина рассказывает, что ее ребенок отравился еще раньше — в конце февраля. «23-24 февраля были мощные выбросы, 25-го он попал в больницу. Тахикардия, рвота, температура. Положили в инфекционное отделение», — вспоминает Ирина. Несмотря на диагноз врачей, гастроэнтерит, анализы пришли «чистыми» — никаких инфекций или «палочек». Ирина сетует, что диагнозы врачей, явно не соответствующие реальному состоянию ее ребенка, она даже не может проверить. «Нас просто не принимают в частных лабораториях, как только слышат, что мы из Волоколамска», — жалуется она. Да и сами анализы стоят недешево — от трех тысяч рублей за каждый.


Время от времени скучающие полицейские напоминали жителям, что не надо мешать проезду и собираться вокруг забора. Подполковник полиции, раздающий приказы оцеплению, не стал отвечать на вопросы журналистов, а посоветовал обратиться в пресс-службу. Сколько всего полицейских приехали защищать свалку от местных жителей, подполковник уточнить не смог.


Фото: © Daily Storm/Олег Михальчук
Фото: © Daily Storm/Олег Михальчук

Стемнело, с неба на полицейских и раздраженных жителей Волоколамска посыпался мелкий снег. Откуда-то из-за колоны служебных машин вынырнул полковник в кубанке и заявил, что сегодня больше никаких мусоровозов не будет. Полиция загрузилась в автобусы и под аплодисменты собравшихся покинула сцену.


Маленький бунтарь


Маленькая девочка, показавшая губернатору жестами, что ему тут не рады, — местная активистка Танюша (девочка не любит, когда ее называют Таня). Жители узнали о ней после митинга 3 марта, который собрал пять тысяч человек. «Я рассказывала о том, за что воевали наши предки и почему нам построили такую свалку. Я просто хотела выступить, чтобы люди услышали мое мнение и чтобы кто-то обратил внимание. Но они не обратили», — объясняет девочка. Поэтому, по ее словам, она и показала губернатору этот жест. Как губернатор отреагирует на видео, Танюшку не интересует. «Я думаю, когда он увидит мое видео, он сделает такие огромные глаза и скажет: «Почему? Я же делаю все хорошо?!» — фантазирует девочка. Только вот ничего хорошего ни Воробьев, ни Гаврилов не сделали, считает Танюшка. «Они только врут», — заключает она.



Хотя у Танюшки день рождения летом, лета она не ждет. «Свалка будет вонять еще сильнее», — рассуждает девочка. Но на свое 11-летие она бы хотела получить чистый город. «Было бы лучшим подарком, если бы свалку закрыли. Чтобы все в городе дышали», —мечтает активистка. Камеры и журналистов девочка совсем не стесняется, к вниманию она привыкла. Сверстники даже говорят ей, что она «задолбала со своей известностью».


Мама Танюшки сидит с ней рядом и только удивляется серьезности дочери. «Мы сами в политической жизни не участвуем активно, но это же нельзя терпеть постоянно. Волоколамск — город воинской славы, зря что ли вот тут панфиловцы стояли, наши деды, воевали за эту Москву», — сетует женщина. Выбросы непосредственно затронули ее семью: муж очень болезненно реагирует на вонь со свалки, а у старшей дочери болит голова.


По словам Танюшки, ее «политическая деятельность» в школе ей не мешает. Только классная руководительница постоянно намекает, что таким способом ничего не изменишь. Хорошо, что на оценках такая учительская позиция не сказывается. 


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...