St
Неприкосновенные террористы
Организаторы последних терактов в Европе либо сотрудничали со спецслужбами, либо находились под наблюдением полиции

Неприкосновенные террористы

Организаторы последних терактов в Европе либо сотрудничали со спецслужбами, либо находились под наблюдением полиции

Фото: © flickr.com/Jon Olav Eikenes
Фото: © flickr.com/Jon Olav Eikenes

Спецслужбы европейских стран позволили террористам провести атаки в Барселоне, Манчестере, Лондоне, Стокгольме и Берлине. Власти обладали информацией о каждом преступнике, но не задерживали их — из-за внутренних противоречий, пробелов в законодательстве и полицейских интриг.


undefined
Изображение: © Daily Storm

Меньше недели назад, 7 апреля, 48-летний Йенс Александр Р. направил свой фургон VW Bulli в сидящих на веранде кафе людей. Он убил двух человек, еще 20 получили ранения. После Йенс Александр застрелился. В его квартире полицейские нашли канистры с бензином и биоэтанолом. Спустя сутки власти Германии заявили, что наезд не был террористической атакой: водитель совершил самоубийство.


Йенс Александр был хорошо знаком полицейским. За последние четыре года его пять раз пытались привлечь к уголовной ответственности, но отпускали за недоказанностью.


Так же полиция вела себя и с теми, кто совершил самые масштабные европейские теракты в последние полтора года. Спецслужбы знали, что это за люди и на что они способны, но позволяли им оставаться на свободе.


Барселона — восемь месяцев с момента атаки


17 августа 2017 года белый фургон Fiat врезался в толпу на самой известной пешеходной улице Барселоны Ramblas. В результате атаки погибли 13 человек, более 100 пострадали. Другая группа террористов в тот же день попыталась провести теракт по аналогичному сценарию в городе Камбрильс. Там под колесами грузовика погиб один мирный житель.


Террористическая атака в Барселоне — пример того, к чему могут привести непрофессиональные действия спецслужб и разногласия между ними.



Создатель террористической ячейки в Каталонии, имам Абдельбаки эс-Сати, работал на CNI, испанский Национальный центр разведки (аналог ЦРУ и МИ-6. — Примеч. «Шторма»). С 2010-го по 2014 год имам отбывал тюремное заключение за незаконный оборот наркотиков — в его машине обнаружили 121 килограмм гашиша. После освобождения эс-Сати под контролем внедрился в мадридскую подпольную салафитскую группировку Al-Andalus Brigade, которая вербовала будущих боевиков для ИГ (запрещено в РФ).


В конце 2014 года лидеры Al-Andalus Brigade были арестованы полицией. Но не все. Главарь группировки Омар Эль-Харчи остался на свободе. Продолжавший «работать на разведку» имам эс-Сати поддерживал контакты с лидером вербовщиков. В 2016 году он лично встречался с ним в аэропорту Вену. В CNI об этом знали. Они следили за передвижениями имама: тот, кроме Австрии, посетил еще Бельгию, Францию, Швейцарию и Марокко.


Параллельно имам Абдельбаки эс-Сати собирал свою террористическую ячейку в пригороде Барселоны. Они собирались взорвать собор Саграда Фамилия и стадион «Камп Ноу». Во время приготовления смеси произошел взрыв — имам и один и его сообщников погибли. Это произошло 16 августа 2017 года. Спустя сутки оставшиеся в живых члены ячейки устроили теракт, врезавшись в толпу.


Столичная CNI не поделилась с полицией Каталонии (которая готовилась объявить о своей независимости) информацией об агенте-имаме. Каталонцам помогли американские коллеги. В июне 2017 года ЦРУ направила в Mossos (подразделение полиции, подчиняющееся непосредственно правительству Каталонии) сообщение о будущем теракте. Ссылаясь на свои источники, американцы предупредили, что летом террористы ИГ планируют атаки в людных местах Барселоны, в частности на улице Ramblas.


В Mossos не смогли распорядиться полученной информацией. «Силовики» вообще отрицали, что получали предупреждение, — журналисты начали задавать им вопросы после того, как в прессу утекли данные о записке ЦРУ. Более того, Mossos попытались уничтожить оригинал сообщения на мусоросжигательном заводе в Каталонии, но каталонских полицейских смогли перехватить и остановить испанские.


Копию сообщения о готовящейся атаке на Ramblas американцы направляли в CNI, «завербовавшую» имама эс-Сати. Там тоже не смогли сопоставить все факты и предотвратить теракт, даже после того как получили информацию о взрыве 16 августа.


Расследование теракта в Барселоне пока продолжается. Сразу после атак полицейские задержали двух членов ячейки эс-Сати. Один из них — арендатор грузовика, на котором въехали в толпу туристов террористы, второй — выживший при взрыве 16 августа.


В феврале 2018 года полицейские Франции задержали троих, связанных с ними джихадистов. Об их роли в подготовке террористических актов не сообщается.


Манчестер — 11 месяцев с момента атаки


22 мая 2017 года, после того как закончился концерт американской поп-певицы Арианы Гранде, зрители, собравшиеся на «Манчестер Арене», потянулись к выходу. 22-летний англичанин ливийского происхождения Салман Абеди ждал, пока в фойе выйдет побольше народу. Когда вокруг него собралась толпа, он привел в действие взрывное устройство, спрятанное в рюкзаке. 23 человека погибли, около 500 получили ранения.


Великобритания при расследовании террористических атак стремится, чтобы как можно меньше деталей о них попадало в прессу. Взрыв на концерте в Манчестере не стал исключением. Лондон даже не постеснялся официально упрекнуть Вашингтон в том, что американцы допустили утечку в СМИ, и Рексу Тиллерсону пришлось приносить официальные извинения.



В данном случае Соединенному Королевству было чего стесняться: Лондон фактически сам пригласил террористов на свою территорию.


Несмотря на то что следователи признали Салмана Абеди террористом-одиночкой, возможность вычислить смертника у спецслужб была. Он регулярно путешествовал между Великобританией и Ливией, незадолго до теракта побывал в Турции. Имя Абеди было в английских полицейских картотеках, правда, без пометки «придерживается радикальных взглядов», хотя из ливийской общины пять раз доводили до властей информацию, что молодой человек — потенциально опасный экстремист.


Еще интереснее история семьи Абеди. Отец террориста-смертника — не просто беженец из Ливии, как его описывали британские СМИ. Рамадан Абеди был одним из лидеров Ливийской исламской боевой группы (LIFG), террористической группировки, которая пыталась организовать убийство Муаммара Каддафи в 1996 году. После неудавшегося покушения боевики были вынуждены бежать из страны.


Значительная их часть получила убежище в Великобритании и поселилась в Манчестере. В том числе Рамадан Абеди. Несмотря на то что Соединенной Королевство в 2005 году признала LIFG террористической группировкой из-за ее связей с Аль-Каидой, на большинстве «беженцев» это никак не отразилось.


В 2011 году, когда НАТО во главе с Великобританией и Францией начала «ливийскую кампанию», Лондон координировал авиаудары с террористами из LIFG: те были одной из основных действующих сил в противостоянии с Каддафи. Кроме того, ливийцам из Манчестера предоставили открытый коридор: все желающие могли свободно отправиться на историческую родину свергать диктатора.


Этой возможностью воспользовался и отец смертника — Рамадан Абеди. Вместе с членами LIFG ездил воевать в рядах группировки и молодой Салман.


Лондон — 10 месяцев с момента атаки


3 июня 2017 года трое террористов направили фургон Renault в толпу пешеходов на Лондонском мосту. Когда машина остановилась, преступники выбежали из нее и начали беспорядочно бить ножами всех, кто оказывался у них на пути. До того как полицейские успели их застрелить, последователи ИГ убили восемь человек, еще 48 получили ранения.



Следствие показало, что все трое нападавших были связаны с террористическими группировками и были известны полиции.


30-летний Рашид Редуан, сын ливийца и марокканки, жил в Лондоне, Дублине и Париже, работал в булочной и просил политического убежища. Но помимо этого, он еще ездил воевать в Ливию против Каддафи в рядах той самой террористической группировки LIFG.


27-летний Хурам Шазад Батт, этнический пакистанец, большую часть жизни провел в Великобритании. Здесь же он примкнул к исламистской (с 2010 года ее начали считать террористической) группировке Al-Muhajiroun, члены которой подготовили и провели несколько атак в Британии и за ее пределами. Самая известная — убийство королевского барабанщика Ли Ригби в 2013-м.


Батта спецслужбы считали не просто рядовым членом Al-Muhajiroun, а одним из ее лидеров. Его подозревали в связях с организатором взрывов в Лондонском метро в 2005 году (тогда погибли 56 человек). Но в 2015 году полиция и МИ-5 получили информацию о том, что Батта понизили в статусе, и следить за ним стали менее пристально.


Третий террорист, 22-летний выходец из Марокко Юсеф Загба, по информации New York Times, был членом итальянского отделения Al-Muhajiroun.


С этой же группировкой связан и автор атаки на Вестминстерском мосту 22 марта 2017 года, 52-летний Халид Масуд (погибли пять человек). Находясь в тюрьме, он познакомился с одним из агитаторов Al-Muhajiroun, который и приобщил его к своей идеологии.


Стокгольм — 12 месяцев с момента атаки


39-летний этнический таджик (гражданин Узбекистана) Рахмат Акилов тоже использовал автомобиль для террористической атаки. 7 апреля 2017 года он направил грузовик в толпу на перекрестке двух пешеходных лиц. Жертвами Акилова стали пять человек, 14 получили травмы. Террориста полицейским удалось взять живым.



В эти дни начинается судебный процесс над Акиловым. Благодаря тому, что террорист не сумел покончить с собой, следователи смогли проверить все детали его биографии.


Она оказалась очень похожей на истории шахидов из Великобритании и Испании: сочувствовал радикальным исламистам, пытался проникнуть в Сирию через территорию Турции, имел проблемы с законом, регулярно употреблял наркотики. В Узбекистане его разыскивали по обвинению в экстремизме.


Имея подобный послужной список, Рахмат Акилов просто не мог не попасть в поле зрения шведских спецслужб. В январе 2018 года руководитель службы национальной безопасности Säpo Андерс Торнберг подтвердил, что в 2016 году они действительно получили информацию об Акилове и его связях.


Тем не менее в Säpo не предприняли никаких активных мер по поиску и задержанию Акилова, хотя у них был к этому даже формальный повод — решение о депортации от 2017 года.


Наличие основания для задержания — важный элемент в борьбе против экстремизма. Особенность шведского законодательства — в том, что можно состоять в террористических организациях и считаться законопослушным гражданином. Наказуемо только финансирование терроризма и участие в боевых действиях.


Берлин — 16 месяцев с момента атаки


19 декабря 2016 года 24-летний тунисец Анис Абри устроил теракт на рождественской ярмарке в Берлине. Сначала он нашел грузовик, который планировал использовать для «акции», выстрелом в голову убил водителя-поляка и угнал автомобиль. Он направил его на посетителей открывшегося перед праздниками рождественского базара в районе Шарлоттенбург в центре Берлина. Абри убил 11 человек и ранил еще 56, при этом ему самому удалось скрыться. Его обнаружили только спустя четыре дня — в районе Милана. При задержании террорист был ликвидирован.



Анис Абри, как и другие европейские террористы последнего времени, должен был быть задержан задолго до атаки — в случае если бы спецслужбы просто грамотно выполнили свою работу. Информация о боевике у них была.


В Германию Анис Абри прибыл незадолго до теракта — в 2015 году. До этого с ним пришлось иметь дело итальянским полицейским (на Апеннинах он оказался, переплыв Средиземное море вместе с другими беженцами из Северной Африки в 2011 году): они арестовывали его за разбой.


Оказавшись на немецкой земле, Анис Абри начал действовать в трех направлениях. Пытался получить статус беженца по поддельным документам, занялся торговлей наркотиками и начал искать выходы на активистов ИГ в Германии. Из-за этой своей активности он был включен в список особо опасных исламистов. За такими людьми вели наблюдение, но не задерживали.


Не арестовали Абри и после двух сообщений от спецслужб Марокко 19 сентября и 11 октября — о том, что тунисец нашел контакты в ИГ и готовится к атаке.


Но в Германии самым большим промахом правоохранителей считают не этот (осенью 2016 года спецслужбы уже потеряли Абри), а действия криминальной полиции Берлина. В феврале 2016 года тунисца должны были арестовать за бандитизм и торговлю наркотиками «в коммерческих масштабах». В этот момент в полиции была информация о возможных связях Абри с джихадистами. 13 дней криминальная полиция следила за ним, а потом по ошибке (результат расследования прокуратурой Германии данного инцидента) изменила категорию файла Абри на «мелкий наркоторговец» и прекратила активную работу по нему. После теракта на рождественской ярмарке данные о 13 днях слежки полицейские уничтожили.