St
Опасные связи
«Шторм» разбирался, какую роль играет клановость в жизни Дагестана и как она связана с фигурантами «дела Магнитского» Фото: © GLOBAL LOOK press/Russian Look

Опасные связи

«Шторм» разбирался, какую роль играет клановость в жизни Дагестана и как она связана с фигурантами «дела Магнитского»

Фото: © GLOBAL LOOK press/Russian Look

Антикоррупционная зачистка в Дагестане разрастается как снежный ком: передав суду верхушку правительства, силовики нагрянули с проверками в республиканские ведомства. Повсеместно вскрываются нарушения (махинации с муниципальными землями — в управлении Росреестра, игнорирование экологических проблем — Росприродназора). Масштаб операции таков, что ее на месте лично контролирует глава Следственного комитета Александр Бастрыкин.


Операция «Ликвидация»


Уголовные дела возбуждались не в одночасье — правоохранители давно наблюдали за деятельностью кавказских чиновников: сбор материалов начался еще в 2015 году. Одних подозревают в мошенничестве (непременно — «в особо крупном размере»), других — в превышении должностных полномочий. Все эпизоды объединяет одно — нанесение серьезного бюджету Дагестана ущерба, более 100 миллионов рублей. Судя по всему, цифра будет только увеличиваться.


СМИ пишут, что основная причина проводимой федералами кампании — борьба с клановостью в верхушке Дагестана. Владимир Васильев неспроста был назначен временным руководителем  республики: он — варяг, у которого нет связей с дагестанскими общинами.


Искоренить существовавшую на протяжении почти трех десятилетий систему в 2013 году обещал Рамазан Абдулатипов, только возглавивший Дагестан после ухода из Госдумы (осенью 2016-го он отправился в отставку. — Примеч. «Шторма»). Хотя его самого не причисляли ни к одному из кланов, местные СМИ писали, будто бы он делает ставку на «мекегинский» (по названию села из Левашинского района). К тому моменту одним из его лидеров считали Абдусамада Гамидова. Гамидов — бывший председатель регионального правительства, оказавшийся в числе задержанных 5 февраля высокопоставленных чиновников. 


Новая элита


Усиление влияния кланов — союзов, которые образовывались за счет родственных связей и по «месту обитания», — пришлось на 90-е годы. Ослабление государственных институтов привело к тому, что кланы начинали контролировать не только районы, но и города. Конкуренция возрастала, началась борьба за места в государственной системе. Попасть в бизнес оказалось практически невозможно: сперва необходимо было доказать верхушке, что она сможет поиметь какую-то выгоду.


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St

Фото: © GLOBAL LOOK press/Russian Investigative Committee
Фото: © GLOBAL LOOK press/Russian Investigative Committee

Самым мощным политальянсом считался тот, который представляли выходцы из сел Левашинского района: Магомедали Магомедов (известный как «Дед»), возглавлявший республику с 1993-го по 2006 год, сменивший его на посту сын Магомедсалам, бессменный мэр Махачкалы Саид Амиров (получивший прозвище Кровавый Рузвельт — из-за причастности к десяткам заказных убийц. — Примеч. «Шторма») и Абдусамад Гамидов. 


Конечно, у них была оппозиция: в начале 2000-х появился «Северный альянс», куда входили влиятельные аварцы (горцы, проживающие не только в Дагестане, но и в Чечне и Азербайджане. — Примеч. «Шторма»). Со временем они также заняли свое место во власти: например, олимпийский чемпион Сагид Муртазалиев, назначенный руководителем отделения Пенсионного фонда, и Сайгидпаша Умаханов, бывший мэр Хасавюрта и действующий глава Министерства транспорта и энергетики. Сейчас Умаханова считают лидером аварцев.



Крестный папа


Несмотря на то что Абдулатипов считался равноудаленным от всех кланов, он, как и многие другие влиятельные лица, всюду расставлял своих родственников и друзей. 


Так, брат Абдулатипова Раджаб возглавлял управление Федеральной миграционной службы и проходил фигурантом по делу об убийстве местного предпринимателя. К уголовной ответственности он привлечен не был. Его племянник — Асхабали Абдулатипов, руководитель ГКУ «Автохозяйство» (бывший гараж дагестанского Совмина) — находится под следствием по делу о мошенничестве. Дальние родственники, как и близкие, занимают серьезные посты.


Сын бывшего главы Дагестана Абдулатип известен как негласный владелец клининговой компании-монополиста «Эко-М». С ней в 2016 году был связан громкий скандал: жители Махачкалы получили массовое отравление из-за того, что мусор со свалок не вывозился месяцами, и когда в городе начались проливные дожди, яды попали в систему городского водоснабжения. Ответственность в итоге никто не понес.


По данным СПАРК, Абдулатип Абдулатипов является создателем фонда «Дагестан» наряду с журналисткой Садит Лугуевой. Вместе они также участвуют в народном движении «Я — помощник президента», созданный по инициативе полпреда Дагестана при президенте Александра Ярмошкина.


Фото: © GLOBAL LOOK press/president.e-dag
Фото: © GLOBAL LOOK press/president.e-dag

В настоящее время компания «Эко-М» банкротится. Процедуру банкротства запустило АО «Мостоотряд-99», учредителем которого, в свою очередь, является врио руководителя Агенства по дорожному хозяйству Дагестана Загиб Хучбаров.


Как Абдулатиповы связаны с Магнитским


Согласно СПАРК-интерфакс, официально владельцами «Эко-М» выступают два лица. Одно — физическое: Муса Мухудинов — бывший соаладелец холдинговой стройкомпании «Трансстрой», основной подрядчик республиканского министерства внутренних дел. Муса — родственник руководителя «ЧиркейГЭССтроя» (возводил Гоцатлинскую ГЭС) Мухудина Мухудинова, которого СМИ называют приближенным к Рамазану Абдулатипову.


Долей в «Эко-М», помимо Мусы Мухудинова, владеет управляющая компания «Арвис», де-юре занимающаяся оптовой торговлей и сбором сточных вод. Де-факто же она поставляет медицинские мебель и оборудование. Как только «Арвис» была создана, ей удалось сразу заключить контракты на 5,8 миллиона рублей с Минздравом Северной Осетии — Алании. Более того, претендовала она и на роль поставщика Минобороны — вот только торговая площадка «Сбербанк-Аст» не допустила компанию к торгам.


«Арвис» была образована Артемом Кузнецовым и Валерием Битаевым, связанным со структурой «Ростеха», которая поставляет госучреждениям медоборудования из-за рубежа. 


Если вам пока ни о чем не говорят эти фамилии — самое время узнать. Кузнецов — бывший сотрудник МВД. Во времена службы к нему, как писала «Новая газета», попали материалы, по которым была инициирована проверка в отношении Hermitage Capital. Именно при ней, как утверждал юрист аудиторской компании Сергей Магнитский, были изъяты важные документы. Впоследствии они использовались в афере, из-за которой российский бюджет якобы не досчитался 5,4 миллиарда рублей. 


Битаев — сын экс-зампреда правительства Волгоградской области, руководителя представительства Волгоградской области в Москве. 


Бизнес-партнером фигурантов «дела Магнитского» выступает Анжела Пейсахова, братья которой, по сообщениям СМИ, имеют хорошие связи с Абдулатиповым-старшим. 


Ключевые посты в правительстве Дагестана, структурах исполнительной власти и местного самоуправления, как и в случае с Абдулатиповым, занимают приближенные к кланам. Например, сын Гамидова, который еще до приезда Бастрыкина попал в СИЗО, владеет дочерней структурой стройкомпании, реконструировавшей академию Федеральной службы безопасности. Другой арестованный — бывший министр региональной экономики Раюдин Юсуфов, наряду с бывшим министром природы Нурайкади Алиевым, и экс-председателем Конституционного суда Салманом Гаджимагомедовым входят в ТСЖ «Караман-К2». Председателем товарищества, к слову, является Бриллиант Кандаурова, дочь бывшего министра промышленности, транспорта и связи.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...