St
«Привез, убил — пять тысяч в карман». Почему стал возможен Карлук?
В некоторых регионах заказчики даже не знают, что убивать животных запрещено. А подрядчики эвтанизируют собак по привычке Коллаж: © Daily Storm

«Привез, убил — пять тысяч в карман». Почему стал возможен Карлук?

В некоторых регионах заказчики даже не знают, что убивать животных запрещено. А подрядчики эвтанизируют собак по привычке

Коллаж: © Daily Storm

Очередной скандал с массовым убийством животных недавно произошел в селе Карлук Иркутской области. В приюте «Пять звезд» волонтеры обнаружили трупы собак и кошек — истощенных, замерзших, со следами побоев. Последние несколько лет организация успешно выигрывала тендеры на отлов по всей области. Компания соглашалась на суммы, за которые невозможно качественно выполнить заказ. Вместо содержания и медпомощи кошек и собак убивали, не довозя до приюта, считают зоозащитники. А инициатора проверки Елену Прадчук власти объявили городской сумасшедшей. «Пять звезд» в Карлуке — далеко не единственный пример живодерства. Такое случается по всей России. Причина — жадность и простое невежество.


Вести борьбу с приютом «Пять звезд» местные жители начали еще в 2008-м. Тогда Александр Солдатов, директор и основатель компании, получил свой первый контракт. Бездомные животные, которые до этого содержались в питомнике «К-9», были переданы в «Пять звезд». Но уже через месяц волонтеры забили тревогу: из 113 собак местные жители обнаружили всего лишь несколько истощенных животных, которые «не могли даже встать». С тех времен ничего не поменялось, заявляет Елена Прадчук. Она — общественный инспектор Росприроднадзора, именно Прадчук возглавила недавнюю проверку в Карлуке.


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St

Карлук
Карлук Фото: © irk.rucountry.ru

«Меня в этом приюте знают и не любят, — говорит Елена. — Как только мы забрали тех животных, началась война. Каждый год у ворот приюта дежурят волонтеры, каждую зиму собаки примерзают к клеткам. Однажды мы приехали под Новый год. Раньше «Пять звезд» находился в поле за Карлуком, мы подъехали, а там по пояс снега. Шли полкилометра пешком, то есть, судя по всему, собак никто не навещал неделю. А у нас морозы 40 градусов. Если это зима, то животные в голоде-холоде, истощенные, сидят, примерзшие к своей моче, волонтеры их ломом освобождали еще живых. Если лето, то собаки умирают от жажды и инфекций. От солнца клетки сильно нагреваются, дышать невозможно. И все это в фекалиях».   


В поселок Карлук поступают животные сразу из нескольких городов. Фирма «Пять звезд» — основной исполнитель заказа на отлов безнадзорных собак и кошек в Иркутской области. Где-то приют получает тендер на 300 тысяч рублей, где-то — на 600 тысяч, где-то — на миллион. По данным «СПАРК-Интерфакс», только за 2020 год Александр Солдатов заключил 31 контракт на сумму 24,2 миллиона рублей. 22 заказа являются действующими.


Самый крупный договор подрядчик получил от администрации Иркутска, сумма сделки — 3 019 914 рублей. Согласно условиям, приют обязан отловить, вакцинировать, стерилизовать, маркировать животных биркой и отпустить на волю. И только в случае немотивированной агрессии — усыпить и захоронить. Деньги рассчитаны на 600 животных. Получается, что на каждую особь отводится 5000 рублей. Сумма для такого комплекса помощи копеечная — одна стерилизация в среднем стоит 3000 рублей. Важно и то, что «Пять звезд» — единственный участник конкурса. Контракт ушел Солдатову по начальной цене. 


«Управление ветеринарии Иркутской области лоббирует сумму, под которую на аукцион выходит только один человек — Солдатов. За эти деньги невозможно качественно выполнить условие муниципального контракта. Но Солдатов может. Привез, убил — пять тысяч в карман», — считает Елена Прадчук. 


В других районах сумма и того меньше. Например, в городе Шелехове в начале года «Пять звезд» тратили на одно животное 3600 рублей. Эта отметка — норма, к которой пришли власти Приангарья в 2020 году. Прежде она и вовсе составляла 2500 рублей. 


Для наглядности сравним, сколько расходуют на программу ОСВВ (отлов, стерилизация, вакцинация, выпуск) другие регионы.


Инфографика: © Daily Storm
Инфографика: © Daily Storm

В азиатской части России траты на содержание бездомных животных в 2020 году резко выросли. В Улан-Удэ и Хабаровске они составили уже семь-восемь тысяч рублей. В Бурятии такое стало возможным, поскольку никто из подрядчиков не согласился работать по низкой ставке. В Хабаровске цены повысились, когда в документации появились четкие требования по стерилизации и вакцинации. 


Несмотря на скандал с приютом «Пять звезд», иркутский муниципалитет не прекратил сотрудничество с Александром Солдатовым. Более того, свой последний тендер фирма выиграла прямо во время медийной шумихи — 9 ноября. Заказчик — город Тулун. Тот самый, который затопило в 2019 году и куда затем приезжал Владимир Путин. Здесь цену за особь установили в 5500 рублей. И вновь «Пять звезд» оказался вне конкуренции.


По словам Елены Прадчук, если бы власти подняли норматив до семи-восьми тысяч рублей, на аукцион вышли бы волонтерские приюты, которые действительно любят животных. Маленькая победа случилась в Нижнеудинске (в прошлом году он также пострадал от наводнения). Заказ на отлов собак в 2020 году здесь выиграло благотворительное движение «Жизнь». 


«Ребята ловят и содержат собак, вкладывают свои деньги, лишь бы Солдатов не дошел до Нижнеудинска», — объяснила Прадчук.


В соцсетях приюта «Жизнь» наряду с фотографиями спасенных питомцев — клик о помощи: «Через два дня наступит самый страшный день, по крайней мере, для меня. Оплата труда работников приюта... Ведь невозможно сказать людям, которые работают практически без выходных, что платить им нечем».


В любом случае питомцам из «Жизни» повезло больше, чем обитателям приюта в Карлуке. Выживших собак из «Пяти звезд» доставили в питомник «К-9». В петиции, которую создала Елена Прадчук, приведено заключение ветеринара: «У 80% [животных] имеются признаки чумы плотоядных и парвовирусного энтерита. Собаки находятся в крайней степени истощения и обезвоживания. <...> Идентификация их невозможна, так как из всего количества собак бирковано не более 10 особей». 


Фото: © АГН Москва / Кирилл Зыков
Фото: © АГН Москва / Кирилл Зыков

По словам Прадчук, местные власти игнорировали проблему все 12 лет. Разоблачить Солдатова мешали лазейки в документах. Во-первых, приют расположен на территории ИЖС (индивидуального жилищного строительства), а значит, любая проверка — вторжение в частную собственность. 


«У нас был случай. Прямо за забором у приюта есть детская площадка. Там обнаружили трупы собак и кошек. Дети играли с мертвыми животными. Мы инициировали проверку, явились с Роспотребнадзором, но инспекторы сказали, что это частный дом и мы не имеем права их проверять. Только сейчас на забор повесили табличку, что на территории находится юридическое лицо», — рассказала общественник.


Во-вторых, кажется, в поверке не заинтересована сама область. После громкого визита в приют зоозащитников на страничке правительства Иркутской области появилось сообщение. В нем активисты предстают «агрессивной группой», которая не дала завершить ветеринарную проверку, «выбила входные ворота, проникла в вольеры и похитила собак». Для «разбирательства» власти собирались привлечь полицию и прокуратуру. 


Однако спустя несколько часов прежнюю запись удалили, а вместо нее разместили новую. В ней сказано, что ветеринарная служба обнаружила нарушения в работе ООО «Пять звезд», они касаются содержания животных, карантинных мер и неоказания лечебной помощи.


О приюте в Карлуке наконец-то заговорили. Депутат Госдумы Владимир Бурматов обратился к губернатору Игорю Кобзеву, руководству МВД и Генпрокуратуры, чтобы те взяли дело «Пяти звезд» на личный контроль. О многочисленных выявленных нарушениях отчитался Росприроднадзор.


Скриншоты: © Daily Storm
Скриншоты: © Daily Storm

«Условия содержания — это уже жестокое обращение»


Приют в Карлуке далеко не единственный пример живодерства. В марте этого года прогремел инцидент в Якутске: в местном пункте передержки зоозащитники обнаружили около 100 трупов зверей. 


«Не все частные приюты хотят спасать животных, многие настроены на зарабатывание денег, — констатирует волонтер подмосковных приютов Анжела Кутний. — Порой условия содержания, в которые помещены животные, уже можно расценивать как жестокое обращение. Собакам нечего есть. Люди экономят на заработной плате, поэтому часто в приют нанимают гастарбайтеров, которые не всегда любят животных. Они не церемонятся с собакой, которую нужно вывести погулять, ее просто возьмут удавкой и резко вытащат. Защемить дверью лапу — нормальная ситуация даже в хороших частных приютах. И не всегда руководство в курсе такого отношения». 


Бывало, что хозяева отдавали на корм мертвых лошадей, вспоминает Анжела. Просроченное мясо держатели приютов забирают за копейки. 


Стерилизация может проходить в нестерильных условиях, возможно, без анестезии. «Частные компании отлавливают собаку в среднем за 2000 рублей. Стерилизация — не менее 2000. Даже в Балашихе у доктора на дому выходит 2500 рублей. После стерилизации обязательно надо колоть антибиотик, один укол в самой бюджетной клинике стоит 400 рублей. Вакцинация — порядка 1000 рублей. Плюс корм. Ну не может обычный тендер обеспечить все это в качественном виде! Отсюда издержки содержания», — говорит Кутний.


Прежде волонтер пыталась открыть приют своими силами, но все попытки оказывались убыточны. По подсчетам девушки, чтобы запустить кошачий приют на 20-30 оборудованных боксов, нужен миллион рублей. И это в области с недорогой арендой. 


«Пока животными не начнут заниматься люди, которые действительно любят собак и кошек, мы не добьемся прекращения Карлука», — уверена Анжела. — То же самое с ветеринарией. Если ты делаешь что-то не ради денег, то, увы, несешь убытки».


Фото: © АГН Москва / Кирилл Зыков
Фото: © АГН Москва / Кирилл Зыков

«Некоторые регионы просто не знают, что животных нужно отпускать»


Другая проблема в неведении. Судя по составлению технического задания, отдельные регионы даже не в курсе, что в стране действует программа ОСВВ. Ее предусматривает закон об ответственном обращении с животными, принятый в декабре 2018 года. Сокращать численность собак и кошек власти решили не убийством, а стерилизацией. Массовая вакцинация в этом случае служит естественным барьером от бешенства.


Ассоциация «Благополучие животных» каждый день проверяет отчеты муниципалов и замечает в них ошибки и лазейки.


«Не все заказчики осведомлены, что пора менять документацию, что нельзя убивать животных, что нужно кормить, содержать и так далее, — делится создатель проекта Маруся Лежнева. — Практика убийства широко применялась до федерального закона, в большинстве регионов в нормативных актах было написано: «эвтаназия бездомных животных». В некоторых документах эта формулировка сохранилась до сих пор. В основном подрядчиками остались те же люди, которые до этого эвтанизировали зверей. Убийство — это их привычное действие».


На карте регионов можно сравнить, насколько гуманна та или иная область, где документы приведены в порядок, а где нет. Ассоциация «Благополучие животных» работает с недобросовестными заказчиками и учит правильно составлять задание. «В прошлую пятницу мы занимались с Краснодарским краем. До этого была ошибка на ошибке и очень много эвтаназии. Но буквально за два дня власти все поправили», — рассказывает Леднева.


Из других глобальных задач — наладить доверие граждан к честным подрядчикам, чтобы люди не боялись жертвовать деньги на нормальное содержание животных. 


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...