St
Региональные СМИ страдают из-за fake news, блогеров и госорганов, которые не отвечают на вопросы журналистов
На медиафоруме ОНФ в Сочи обсудили проблему отсутствия умелого взаимодействия между СМИ и государством Коллаж: © Daily Storm

Региональные СМИ страдают из-за fake news, блогеров и госорганов, которые не отвечают на вопросы журналистов

На медиафоруме ОНФ в Сочи обсудили проблему отсутствия умелого взаимодействия между СМИ и государством

Коллаж: © Daily Storm

В Сочи с 14 по 16 мая проходит шестой по счету медиафорум ОНФ. Традиционно на нем собираются региональные СМИ, чтобы обсудить накопившиеся за год вопросы. На этот раз самая оживленная дискуссия возникла вокруг тем «Медиаэтика» и Fake news, обсуждения по которым курировали Маргарита Симоньян, Ольга Тимофеева и Наталья Костенко.


Основные сложности для региональных СМИ, как выяснилось в ходе дискуссии, создают государственные органы, которые фактически скрывают от журналистов информацию, отказываясь своевременно отвечать на вопросы. Этой информационной лакуной пользуются блогеры и СМИ нового формата, такие как Telegram-канал Mash, которые добывают данные нетрадиционными методами. В результате слухи превращаются в новости. И так возникают fake news.


Больше всего журналисты, работающие на местном уровне, жаловались на сроки, в течение которых чиновники и силовики соглашались предоставить официальную информацию: пока издание ожидает подтверждения данных, в Сети гуляют сведения, добытые из пабликов, социальных сетей.


«Если что-то происходит, все цифры забирают СМИ, работающие на федеральном уровне. Цифры идут оттуда. Число жертв и так далее. У регионалов их нет. У нас в Липецке закрыли Станкостроительный завод. Я звонил в ФСБ, говорил: «Ребят, поделитесь информацией — кто, за что, почему?». Мне сказали: «Виктор, все на федеральном уровне. Только когда разрешат оттуда». Поэтому мы и имеем всяких блогеров. Сутки прошли, блогеры написали, а к нам [в тот момент, когда информацию уже распространили другие источники] только цифры пришли», — поделился своей болью посетивший медиафорум ОНФ журналист из Липецка.


Фото: © Общероссийский Народный Фронт

О проблеме финансирования региональных СМИ корреспонденту Daily Storm рассказала Ольга Тимофеева — заместитель председателя Госдумы и член Центрального штаба ОНФ. Она сама 20 лет проработала на ставропольском телевидении и поэтому хорошо знакома с трудностями, с которыми сталкиваются местные редакции.


«Мы готовы сделать все, чтобы региональные СМИ выжили. Пять лет назад помощь региональным редакциям составляла 100 миллионов рублей. Капля в море. Сегодня это почти 500 миллионов», — рассказала она.


При этом, по словам Ольги Тимофеевой, система распределения была устроена таким образом, что деньги попросту не доходили до получателей: газеты должны были создавать целые бухгалтерские коллективы. Чтобы получить 100 тысяч рублей, нужно было практически за эти деньги нанять бухгалтерию.


Ольга Тимофеева
Ольга Тимофеева Фото: © Общероссийский Народный Фронт

«То есть абсурдных историй много... Мы готовы не просто слышать, мы ждем реальных предложений, где и что подправить: завышенные тарифы почты, сокращение количества ларьков. Пусть с трудом, но мы действительно решаем эти проблемы», — добавила Тимофеева.

 

Для решения вопроса с «молчащими чиновниками» участники дискуссии на медиафоруме ОНФ предложили сократить срок, в течение которого госорганы должны давать ответ на запрос. Сейчас, согласно закону о СМИ, они обязаны сделать это в течение семи дней. Или в трехдневный срок известить об отсрочке.

 

«Вот ситуация: мы пишем запрос, но одновременно в этот же день мы уже находим свидетелей, потерпевших, участников тех или иных историй. Все [все факты с их слов] написали. Назавтра Mash, «Двач», «Телеграч» уже дают копии материалов следствия. И только через две недели в конвертике тебе приходит скупой ответ о том, что ты уже забыл!» — привел пример ситуации с замедленной реакцией на запросы корреспондент «Комсомольской правды. Новосибирск».


Фото: © Общероссийский Народный Фронт

Главный редактор Russia Today Маргарита Симоньян, также курировавшая дискуссию, обратила особое внимание на проблему сдержанности при освещении крупных трагедий.

 

«Мы с вами как никто другой знаем, что нехорошее показывают исключительно потому, что нехорошее смотрят… Никто не обсуждает, что в Новосибирске изобрели керамический коленный сустав, который превосходит по своим аналогам все, что до этого было в мире. Вместо этого, когда вы приходите домой, ваш муж, или жена, или мама спрашивает: «А что там случилось в Шереметьево?» — сказала Симоньян.  

 

По ее словам, так возник вопрос арбитра, который бы следил за информацией, распространяемой журналистами в случае ЧП, и одновременно оправдывал бы правовые ужесточения в сфере медиа. В частности, она сослалась на опыт США, где, как известно, сложно найти фото или видео с теракта 11 сентября. Не потому что журналисты так договорись, а потому что запрещено. Чтобы не тревожить психику граждан.


Маргарита Симоньян
Маргарита Симоньян Фото: © Общероссийский Народный Фронт

Вопрос этичности СМИ, как считают спикеры, положено решать государству. Правда, государство пока само только учится работать с информацией. У журналистов, по мнению Симоньян, были попытки договориться, но все они оказались неудачными:

 

«Было бы здорово и замечательно, если бы мы жили в идеальном мире, существовал бы некий этический комитет и прочее. Еще 20 лет назад это было почти возможно. Я помню, когда был «Норд-Ост», мы почти пришли к этому, по крайней мере, крупные СМИ. Но сейчас, когда непонятно, кто журналист, а кто нет, договориться у всех со всеми не получится», — продолжила главный редактор Russia Today.

 

«Кто нет» — имеются в виду блогеры. Упоминание «электронных фрилансеров» запустило новое обсуждение, связанное с законом о фейковых новостях. Доверие к блогерам подорвали случаи вброса непроверенной информации. Ввиду этого часто вспоминали Кемерово. По сути именно пожар в «Зимней вишне» стал поводом для принятия закона о fake news. После очередного упоминания столицы Кузбасса в зале поднялась женщина и попросила микрофон. Это кемеровская журналистка, которая освещала трагедию, произошедшую в торговом центре:

 

«Мы знаем про блогера Вольнова, мы можем говорить, что все дело в нем. Но это не так. Этот фейк про те самые 300 тел — он самый громкий, он прогремел на всю страну. Были и другие, локальные, от которых было не менее больно родителям погибших детей... Но когда у людей нет никакой вообще информации, они могут выдумать эти фейки сами, потому что страшно, потому что больно и никто ничего не комментирует. В таком случае нужно комментировать честно: у нас нет данных, не слушайте никого».


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...