St
«Смотрящие», «мужики» и «обиженные» — какой будет жизнь заключенных-предпринимателей на собственных зонах
Чтобы их обустроить, ФСИН должна будет найти средства для оборудования новых помещений и добиться поправок в законодательство

«Смотрящие», «мужики» и «обиженные» — какой будет жизнь заключенных-предпринимателей на собственных зонах

Чтобы их обустроить, ФСИН должна будет найти средства для оборудования новых помещений и добиться поправок в законодательство

Коллаж: © Daily Storm
Коллаж: © Daily Storm

Бизнес-омбудсмен Борис Титов 11 сентября сообщил, что ФСИН отделит в тюрьмах экономических преступников от остальных. Сейчас спецколонии есть только для бывших сотрудников правоохранительных органов. Туда же сажают проворовавшихся чиновников. Неясно, как ФСИН поступит с предпринимателями: строить для них самостоятельные помещения дорого, а выделять отдельные бараки из уже имеющихся — нецелесообразно, поскольку посаженных за экономические преступления в колониях слишком мало. Как устроена изоляция определенных категорий заключенных — в материале «Шторма».


На Восточном экономическом форуме, проходящем в эти дни, бизнес-омбудсмен Борис Титов заявил, что Федеральная служба исполнения наказаний выделит отдельные блоки для тех, кто отбывает наказание за экономические преступления.


«Мы обращались во ФСИН с таким предложением, поскольку это огромная проблема, когда заключенные по экономическим статьям сидят вместе с уголовниками. И бизнесу всегда тяжелее сидеть в тюрьме, особенно в колонии, даже не в СИЗО», — рассказал Титов на ВЭФ во вторник, 11 сентября.


undefined
Восточный экономический форум Фото: © forumvostok.ru

В пресс-службе ФСИН пока не объяснили, как именно будут отделять экономических преступников от других. Ранее на предложение Титова построить отдельные пенитенциарные учреждения ФСИН ответила отказом, мотивировав это слишком высокими затратами.  Однако 11 сентября на сайте службы появилась новость о том, что в московских СИЗО теперь будут отделять экономических преступников от остальных заключенных.


«При поступлении в следственный изолятор данная категория граждан распределяется в камеры, расположенные в отдельных блоках либо отдельных корпусах СИЗО. Раздельное содержание организовано для того, чтобы исключить контакты с другими лицами, содержащимися в учреждении, в первую очередь с подозреваемыми и обвиняемыми в совершении преступлений неэкономического характера — против личности и других тяжких правонарушений», — сообщается на сайте ФСИН.


Спецзоны


На данный момент в России существуют спецзоны для бывших сотрудников правохранительных органов. Там, кроме прокуроров, служащих ФСБ и других силовиков, содержатся чиновники федерального уровня. Это необязательная мера: например, бывший министр экономического развития Алексей Улюкаев, осужденный за взятку, отбывает свой срок в простой колонии.


В России есть всего 10 колоний для бывших сотрудников (так называемых БС). Из них пять — строгого режима.


Колонии для БС были созданы во избежание внутренних конфликтов сидящих сотрудников правоохранительных органов с другими заключенными, которые негативно относятся к первым. Несмотря на то что там сидят люди, находящиеся, казалось бы, по другую сторону от воровского мира, в таких колониях тоже есть своя «воровская» иерархия: без «опущенных» и «параш» не обошлось и там.


«Конечно, в тюрьмах для бывших сотрудников точно так же существует своя иерархия. Это сотрудники ФСИН, оперативных служб, которые непосредственно работали, они прекрасно знают все эти понятия. Я не знаю почему, но в этих колониях точно так же выстроилась система, близкая к воровской. Конечно, они не причисляют себя к ворам в законе, но у них точно так же есть смотрящие, есть мужики, есть обиженные», — рассказал «Шторму» бывший сотрудник УФСИН, руководитель юридической практики фонда «Общественный вердикт»  Дмитрий Егошин.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press/Zamir Usmanov

Писатель и историк Иван Миронов, обвинявшийся в покушении на Чубайса, отмечает, что в тюрьмах для БС иерархия выстраивается в зависимости о того, к какой службе и ведомству относился бывший правоохранитель.


«Не очень любят тех, кто расследовал преступления, совершенные сотрудниками правоохранительных органов, и из службы собственной безопасности. Но никаких каст или особого отношения, конечно, нет», — объяснил Миронов.


Отделить предпринимателей от остальных почти невозможно


По мнению Миронова, разделение заключенных приведет к неравенству и «классовому» расслоению в тюрьмах. В случае с колониями для БС логика ясна: те, кто сажали преступников, попадают в их же среду, в связи с чем возникают конфликты. Почему сидящие бизнесмены претендуют на особые условия — неясно. Более того, с законодательной точки зрения непонятно, как определять, предприниматель ты или нет.


«Предприниматели не всегда сидят по экономическим статьям. Например, 201-я статья УК РФ (злоупотребление полномочиями). Она — «стражная»  (по ней может избираться мера пресечения в виде заключения под стражу, а один из видов наказания — лишение свободы). Многие бизнесмены привлекаются по ней или по обычной 159-й УК РФ (мошенничество), которая тоже не является экономической», — объяснил Иван Миронов.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press/Vladimir Smirnov

Писатель также отметил, что угроза для предпринимателей чаще исходит от сотрудников колонии, а не от заключенных, поскольку те хотят что-то поиметь с предпринимателя, находящегося при деньгах.


«Экономический преступник, имея средства, может обеспечить себе хорошие условия в тюрьме», — заключил Миронов.


Несмотря на перечисленные выше трудности при реализации такой идеи, есть и другие: от выделения финансов для оборудования новых помещений до внесения поправок в действующее законодательство.


«Скорее всего, для отбывающих срок за экономические преступления будут выделять один барак из бараков. Вероятно, для них будет определенное время для приема пищи. Допустим, в колониях обед с 12:00 до 14:00. В столовую вводят сразу несколько отрядов, пока она не наполнится полностью, пока они там все не поедят, потом следующих заводят. Либо их будут выводить первыми, либо последними, отдельно от всех», — поделился со «Штормом» Егошин.


При этом, отметил он, полностью исключить общение экономических заключенных с другими арестантами все равно не получится. Создавать для предпринимателей отдельные отряды — тоже затруднительно: в отряде около 100 человек, при этом в колониях не наберется столько предпринимателей-заключенных.


«Вот сколько в колонии может быть осужденных таких? Три-пять человек. Для них нужно создать условия, чтобы они там отбывали наказания. Ну пусть их даже 15 человек. Отряд в среднем рассчитан на 100 человек. Как они будут для этих нескольких человек создавать отдельные условия? Это должно быть какое-то отдельное здание», — рассуждает Дмитрий Егошин.


Он объяснил, что в свое время в колониях были оборудованы помещения с облегченными условиями — туда помещали тех, кто хорошо себя вел. По мнению Егошина, для решения проблемы ФСИН нужно будет либо построить новые здания, либо освободить другие.


Бывший сотрудник УФСИН также подчеркнул, что создавать отдельные условия для сидящих предпринимателей придется в каждом регионе, поскольку по правилам осужденный должен отбывать наказание в том регионе, в котором проживает. Однако в законодательстве есть исключения для БС и несовершеннолетних — если в области, где проживает преступник, нет спецколонии, его распределяют в ближайшую от места проживания тюрьму.


«На осужденных по экономическим преступлениям будут все-таки распространяться общие правила. Если человек в Москве совершил преступление, а какие-то отряды для экономических преступников будут находиться в Карелии, то это как-то не очень вяжется со степенью тяжести совершенного преступления, удаленностью, создаются определенные трудности для родственников», — заключил Егошин.