St
Заключенные ярославской ИК-1 рассказали о рабском труде и поборах со стороны руководства
Как устроен трудовой рынок в скандально известной колонии ФСИН

Заключенные ярославской ИК-1 рассказали о рабском труде и поборах со стороны руководства

Как устроен трудовой рынок в скандально известной колонии ФСИН

Фото: © GLOBAL LOOK press/Nikolay Arsen'ev

В ярославской колонии, откуда недавно слили видеозапись с пытками заключенного, налажено серьезное производство — от пластиковых окон и маскировочных сетей до свеклы и резных шахмат от мастеров своего дела. Рассказываем, сколько в колонии зарабатывают заключенные и сколько из зарплат забирает руководство.


Рабский труд


«Шторм» выяснил, что в исправительной колонии №1 в Ярославле не только избивают заключенных, но и принуждают к рабскому труду за копейки. Трудно сказать, что кто-то сомневался в обратном, однако бывшие и настоящие сидельцы сообщили «Шторму», что в колонии с трудоспособных заключенных вычитают до 70% заработной платы. В официальных квитках, которые выдают зекам вместе с зарплатой, указывается, на что именно была удержана часть денег. Руслан Вахапов, бывший заключенный ИК-1, рассказал, что заработанные деньги уходят на содержание в колонии.


«С нас высчитывали за питание, за обмундирование — черную робу. За другую одежду, обувь, спальные принадлежности и, по-моему, даже за зубную пасту, мыло и туалетную бумагу», — рассказал «Шторму» Вахапов. При этом вычитаемая сумма часто может зависеть от настроения начальства и меняться от раза к разу.


То же самое касается и зарплаты заключенных — она может варьироваться в зависимости от случайных и зачастую необъяснимых обстоятельств.


«Я, например, три месяца получал зарплату. Сначала она была сдельная — сколько сделали, столько получили. Оклад или сдельная зарплата — это зависит от настроения начальства. Первый месяц у меня была сдельщина, во второй почему-то появился оклад. Каким-то образом перевели, получил я небольшую сумму. Потом на следующий месяц опять перевели на сдельщину», — рассказал бывший заключенный.


undefined
Заключенный работают в мастерской ИК Фото: © GLOBAL LOOK press/Nikolay Arsen'ev

В 2017 году Руслан Вахапов работал на швейной фабрике. На сайте УФСИН по Ярославской области можно найти прайс-лист на производимые товары. Так, на швейной фабрике, например, делают зимние куртки «Бригадир» стоимостью 1420 рублей или летний костюм «Премьер» стоимостью 1900 рублей.


Максимальная зарплата заключенного на швейной фабрике — 4000 тысячи рублей. Из этой суммы еще и вычтут до 70%. Но и эти деньги получить в колонии очень сложно.


«Чтобы эти четыре тысячи получать, надо было выполнять норму по шитью на 100%. А нормы завышенные, их практически никто не выполняет. То есть либо ты сидишь весь день на работе, дышишь тальком, естественно, лучше на обед тоже не ходить — шить, шить, шить. По сути рабский труд», — пояснил Вахапов.


Никаких средств защиты заключенным не выдают. В колонии, например, налажено производство маскировочных сетей для машин — их покупает Минобороны. Но зеки — народ не требовательный, работают при любых условиях, ведь есть и курить хочется всем. Производство маскировочных сетей — это вредная работа с оптоволокном, химией и краской. По словам Вахапова, который работал там в 2014 году, заключенные получали даже больше сотрудников колонии — по 20 и 30 тысяч рублей. Но здоровье за такие деньги все-таки не поправишь.

За хорошую работу, кстати, тоже приходится платить. Одним из самых престижных является производство картонных коробок — труд не вредный и платят прилично.


«Если ты на хорошей должности в лагере работаешь, то к тебе вскоре подходит некий человек и предлагает свои услуги. Ты отдаешь ему небольшую сумму ежемесячно — 10-20% от зарплаты и спокойно держишься на своем месте», — рассказал Руслан Вахапов.


Круговорот бюджета ФСИН


По данным СПАРК, основными заказчиками продукции ИК-1 являются другие колонии и СИЗО Ярославской области. За 2017 год лагерь на контрактах заработал небольшую по сравнению с другими годами сумму — 8,6 миллиона рублей. Всего за тот год было заключено 12 контрактов, среди которых мясо, овощи, окна и профильные листы. А вот 2015-й и 2016 год выдались для колонии особо прибыльными — почти 79 миллионов рублей и 52 миллиона соответственно. Среди контрагентов фигурируют АО «Центральное конструкторское бюро специальных радиоматериалов», являющееся дочкой Ростеха, а также СИЗО и ИК Ярославской области.


undefined
Заключенный работают в мастерской ИК Фото: © GLOBAL LOOK press/Nikolay Arsen'ev

Круговорот денег и товаров внутри системы ФСИН объясняется качеством производства. Например, все колонии Ярославской области закупают окна в ИК-1. Качество, разумеется, оставляет желать лучшего. Это подтверждает Мария (имя изменено), жена одного из заключенных, который отбывает срок в лагере на данный момент.


«Пластиковые окна там стоят везде, но, извините за выражение, такое говно, что на длительном свидании зимой жить без обогревателя невозможно», — рассказала Мария.


«Говно» — довольно четкая формулировка, ею оперирует не только жена заключенного, но и Роман Вахапов, который также нелестно откликался о качестве производства.


«Окна делают несколько человек за очень маленькую зарплату, но получают различные блага от начальства колонии. Если человек всю жизнь кололся героином, нигде не работал, а сейчас он производит окна — качество, естественно, будет дерьмовым. Нормальные люди не возьмут это, увидев качество», — рассказал Вахапов. Этим объясняется популярность окон внутри ФСИН.


Муж Надежды работает на том самом ядовитом производстве маскировочных сеток. Получает 9000 рублей, из которых 4000 отправляет жене — алименты за двух детей. 50 рублей он кладет на личный счет в лобаз — это тюремный магазин. За 50 рублей там можно купить кусок мыла. По словам жены заключенного, все остальные деньги начальство забирает себе.


«В расчетнике написано, что остальные деньги уходят на воду, газ, свет, типа того. Куда они уходят на самом деле — никто не знает. Если бы у мужа не было алиментов или, допустим, материального иска, то вычитали бы вообще все. До этого так и было, пока он сам не попросил меня подать на алименты, потому что работать за 50 рублей как-то неинтересно», — рассказала Мария.


undefined
Заключенный работают в мастерской женской ИК Фото: © GLOBAL LOOK press/Nikolay Arsen'ev

Производство маскировочных сетей оплачивается по сдельной зарплате. Так, по словам Надежды, работы у мужа не было на протяжении шести месяцев. Иногда могут просто недоплатить: «Недавно дали семь тысяч рублей вместо девяти, хотя в квитке было написано, что выплачена вся сумма — куда делись остальные две тысячи, осталось загадкой», — жалуется жена заключенного.


«Золотые руки» на пользу начальству


Источник из колонии, пожелавший остаться анонимным, рассказал, что на территории зоны имеется и нелегальное производство.


«Замначальника колонии Михайлов Игит Валерьевич организовал производство ширпотреба — нард, шахмат, резных икон. Там работают порядка десяти человек, сидят вырезают. Одни шахматы стоят 120 тысяч, то есть действительно руки золотые у людей. Стоимость нард, например, начинается от 10-15 тысяч», — рассказал источник «Шторму».


Он отметил, что, разумеется, в случае проверки производство тут же сворачивается, поэтому подтвердить эту информацию не удастся. «Производимый товар реализуется Михайловым через своих людей в городе», — рассказывает собеседник «Шторма».


Источник также добавил, что в колонии многие зарабатывают как могут — другой заместитель продает продукты питания в колонии и за ее пределами, третий торгует мазутом.


«У нас зимой взорвалась котельная. По документам пишут, что у нас горячая вода шла каждые два часа, а на деле даже труб нет для горячей воды. Но отчитываются», — сообщил заключенный.


Ярославское СМИ «7х7» сообщило, что самым популярным товаром в колонии является спирт, стоимость телефона начинается от трех тысяч рублей, а при желании там даже можно приобрести наркотики. Адвокат «Общественного вердикта» Ирина Бирюкова, сообщившая о пытках в колонии, подтвердила эту информацию изданию.