St
Соцсети скрывают подробности взаимодействия с силовиками по делам об экстремизме
«ВКонтакте» знает, по каким делам предоставляет информацию о своих пользователях правоохранителям

Соцсети скрывают подробности взаимодействия с силовиками по делам об экстремизме

«ВКонтакте» знает, по каким делам предоставляет информацию о своих пользователях правоохранителям

Коллаж: © Daily Storm
Коллаж: © Daily Storm

На волне участившегося в последнее время преследования за смешные картинки в Сети представители интернет-индустрии все же забеспокоились. 6 августа Mail.ru призвала амнистировать всех осужденных, а спустя неделю «ВКонтакте» попыталась оправдаться за то, что предоставляет данные правоохранительным органам, ищущим экстремистские картинки. Представители соцсети сообщили, что не знают, в рамках каких дел к ним приходят запросы. Это ложь. Источник из ЦПЭ МВД сообщил «Шторму», что в случае доследственной проверки в запросе указывают статью, по которой ведется проверка, и дают описание предполагаемого нарушения. В случае если уголовное дело уже заведено, полицейский может предоставить всю фабулу материала. Эти слова подтверждает и документ из нашумевшего уголовного дела Марии Мотузной, которую судят за репост.


Последний месяц СМИ пишут о частых уголовных делах за высказывания, сохраненные картинки и репосты в соцсетях. Пользователей «ВКонтакте» начали привлекать к уголовной ответственности за мемы, найденные у них на страницах. Смешные картинки посвящены теме РПЦ, патриарху с его дорогущими часами или полицейскому беспределу, с которым часто можно столкнуться в стране.


Сейчас все пишут о Марии Мотузной — девушке из Барнаула, которую судят за картинки во «ВКонтакте». У себя в Twitter она рассказывала, как к ней пришли с обыском и изъяли технику. 12 августа девушка опубликовала в соцсети страницы из уголовного дела, из которых стало известно, что служба безопасности «ВКонтакте» предоставила МВД данные об IP-адресах, с которых заходила на страницу Мария, историю блокировок, изменения имен и обращения в службу поддержки.



После обрушившегося на руководство «ВКонтакте» шквала критики представители дали в СМИ следующий комментарий:


«За непредоставление информации по официальным запросам предполагается ответственность, в том числе уголовная. Мы очень тщательно проверяем корректность оформления каждого запроса — те, которые не соответствуют законодательству, остаются без ответа. Однако в запросе не раскрываются конкретные обстоятельства дела — мы никогда не знаем, запрашивают ли у нас данные на серийного убийцу или по делу «за мем».


«ВКонтакте» в попытках очистить свою репутацию запачкала ее еще сильнее, обманув своих многочисленных пользователей. Источник в Центре по противодействию экстремизму ГУ МВД России по Москве в беседе со «Штормом» объяснил, что в случае если уголовное дело уже заведено, запрос отправляется с полной фабулой дела, то есть служба безопасности соцсети информируется о том, кого и почему ищут правоохранители.


«Запрос составляется с подробностями дела. Они знают, почему мы запрашиваем информацию, — рассказывает источник в МВД. — Если запрос будет некорректно составлен, могут и не выдать ничего. Такие случаи бывали».


В случае с Марией Мотузной запрос делался в рамках доследственной проверки, то есть до того, как было заведено уголовное дело. Но и тогда полицейские пишут, по какой статье проводится проверка и почему требуется предоставить информацию о конкретном человеке.


В распоряжении издания RobotReview оказалась копия запроса на предоставление данных о пользователе. Вот что написано в шапке: «ГУ МВД России по Алтайскому краю проводится проверка по факту распространения в сети Интернет материалов экстремистского толка». Далее идет ссылка на страницу, где размещены материалы.



Так, выясняется, что сотрудники «ВКонтакте» во всех случаях знают, по какой причине правоохранительные органы требуют «выдать» того или иного человека, и осознанно идут на исполнение бредовых практик по уголовному преследованию за картинки. На этом фоне странно выглядит высказывание управляющего директора «ВКонтакте» Андрея Рогозова, который сообщил, что социальная сеть выпустит обновления, которые позволят сделать аккаунт полностью закрытым от лишних взоров.


Сослались на Рогозова и в пресс-службе «ВКонтакте», объяснив, что в ближайшее время разработчики введут новые меры безопасности. На замечание о том, что службе безопасности соцсети на самом деле известно, в рамках какой статьи ведется проверка, в пресс-службе ответили, что несмотря на указанную статью, сотрудникам «ВКонтакте» неизвестно, по факту чего именно ведется проверка.


«В абсолютном большинстве случаев правоохранительные органы не сообщают конкретные обстоятельства дел, статья 161 УПК РФ «Недопустимость разглашения данных предварительного расследования» позволяет им этого не делать. Поэтому, как правило, такие запросы согласно действующему законодательству содержат минимальное количество информации. Несмотря на краткое описание в данном запросе, конкретных данных, идет ли речь о мемах или о реальных призывах к насилию, — нет», — сообщили «Шторму» в пресс-службе соцсети.


Социальная сеть «Одноклассники» на запрос редакции ответила ранее опубликованным комментарием Mail Ru Group, добавив, что политика социальной сети полностью соответствует политике холдинга, в который и входят «Одноклассники».


Статья 282 УК РФ («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства») появилась в Уголовном кодексе в 1997 году и за все время не претерпела никаких заметных изменений. Об этом в беседе со «Штормом» рассказал Яков Ионцев, юрист фонда «Общественный вердикт».


Впервые за высказывание в интернете наказали блогера из «ЖЖ» Савву Терентьева. Произошло это еще в 2008 году. В комментарии к одной из публикаций Терентьев написал, что не любит полицейских, и отметил, что было бы хорошо, если бы в центре его родного города можно было их сжигать.


undefined
Савва Терентьев Скриншот: © Daily Storm

Результаты экспертиз разошлись. Судебно-лингвистическая в высказывании блогера не нашла призывов к экстремистской деятельности. А вот социально-гуманитарная — обнаружила. В итоге Савва Терентьев получил год условно, а позже ему дали политическое убежище в Эстонии.


«Тенденция такая связана с тем, что интернет стал распространен, там огромная аудитория. Начиналось все с текстуальных вещей — как призыв «убивать неверных ментов», например. Сотрудники полиции обратили свой взор на интернет, где события достаточно легко документируются, сам его факт тоже легко отслеживается. Под событием я имею в виду картинку или высказывание», — сообщил Ионцев.


Он отметил, что статью следует отменить, поскольку людей преследуют за изложение собственных мнений и попытку развить дискурс, подразумевающий разные точки зрения.


«Сейчас статья совершенно размыта, она позволяет привлекать к ответственности за высказывание своего мнения о группе. Очевидно, что люди разные, они образуют группы, в них могут быть какие-то традиции. Если я заявляю, что у какой-то группы имеются некоторые недопустимые, по моему мнению, традиции, то это разжигание ненависти по отношению к моей группе. Но очевидно, что у какой-то отдельно взятой группы действительно могут быть какие-то пещерные традиции», — заключил Ионцев.


В зарубежных странах статья, аналогичная нашей 282-й, встречается нечасто. В цивилизованном мире стараются наказывать за деяния, а не за выражение собственного мнения.


«Экстремизм, то есть так называемый hate speech, должен быть наказуем, если он ведет к насилию. То есть не просто какая-то критика, негативные оценки или шуточки, а именно конкретные жесткие призывы к насилию. Причем в некоторых странах эти составы материальны, то есть призывы должны повлечь последствия: погромы, применение насилия к неграм или другим социальным группам», — рассказала «Шторму» юрист «Правозащиты» «Открытой России» Юлия Федотова.


Правозащитница отметила, что часто за картинку в Сети судят в жестких мусульманских странах: «Там достаточно оскорбить изображение пророка, чтобы тебе отрубили голову. Если говорить о Европе, то там критерии гораздо строже: без призывов к насилию никого не осудят», — подытожила Федотова.