St
Спортсменки против участия трансгендеров в женских соревнованиях. Трансгендеры против регуляции уровня тестостерона
IAAF вводит ограничения по уровню тестостерона, а МОК не может определиться со своей политикой Коллаж: © Daily Storm

Спортсменки против участия трансгендеров в женских соревнованиях. Трансгендеры против регуляции уровня тестостерона

IAAF вводит ограничения по уровню тестостерона, а МОК не может определиться со своей политикой

Коллаж: © Daily Storm

Атлеты с отклонениями в половом развитии (DSD), равно как и атлеты-трансгендеры, все чаще появляются на международной спортивной арене и уже добывают себе путевки на Олимпийские игры. Касается это исключительно тех, кто ощущает себя женщиной. Высокий уровень тестостерона помогает им выступать значительно лучше биологических женщин. Международная ассоциация легкоатлетических федераций (IAAF) установила для беговых дисциплин норму по тестостерону в пять наномоль на литр, но с ней не согласна ни одна сторона. Для биологических женщин это все еще много, а для трансгендеров и атлетов с DSD — дискриминация и вмешательство в их организм. Однако IAAF в большей степени занимает женскую сторону, а вот МОК со своей точкой зрения определиться не может, хоть и понимает, что решать вопрос необходимо.


Фото: © Global Look Press
Фото: © Global Look Press

«Принимать непопулярные решения, чтобы защитить легкоатлеток» — такой концепции сейчас придерживается Международная ассоциация легкоатлетических федераций (IAAF) и, в частности, ее президент Себастьян Коу. И речь вовсе не о российском допинге, а о другой большой проблеме легкой атлетики, к которой россияне пока не имеют отношения. 


Атлеты-трансгендеры и атлеты с отклонениями в половом развитии (DSD) — вот что беспокоит IAAF, так как объективно более высокие показатели по уровню тестостерона по сравнению с биологическими женщинами позволяют им быть намного быстрее и сильнее.


15 октября международная ассоциация приняла новые правила, регулирующие допустимый уровень тестостерона у трансгендеров. Чуть раньше коррекции подверглись и показатели для атлетов с DSD. Теперь для обоих случаев верхняя граница составляет пять наномоль на литр (в предыдущей редакции правил — 10 наномоль). Важно, что цифра должна держаться на этом уровне на протяжении 12 месяцев, прежде чем атлета допустят до состязаний вместе с женщинами.


Причем IAAF делает упор именно на показатели, вне зависимости от того, был ли трансгендер признан законом женщиной или нет. С точки зрения бюрократии, достаточно лишь подписать заявление об идентификации себя как женщины. Пока речь идет только о беговых дисциплинах.


Фото: © Global Look Press
Фото: © Global Look Press

Что не так с тестостероном


История взаимоотношений IAAF и допустимого уровня тестостерона довольно сложная. Его пытались начать регулировать гораздо раньше — до 2015 года действовали соответствующие правила. Однако у ассоциации не было железных доказательств, что тестостерон на самом деле влияет на результат. 


IAAF правило отменила, взяла паузу для дальнейших исследований и спустя три года таки собрала подтверждения того, что атлеты с DSD обладают явным преимуществом.


Ассоциация не случайно установила планку на уровне пяти наномоль на литр: в исследовании говорилось о том, что нормальный уровень тестостерона у женщин составляет от 0,12 до 1,79. У мужчин он значительно выше — от 7,7 до 29,4. Фактически ассоциация даже дала довольно приличный люфт атлетам с отклонениями в половом развитии.


Кастер Семеня
Кастер Семеня

Главный борец против подобного ограничения — титулованная южноафриканская бегунья на дистанции 800 метров Кастер Семеня, которая уже длительное время пытается оспорить решение IAAF о регуляции тестостерона. Она также отстранена от соревнований на то время, пока продолжаются судебные тяжбы, и не смогла участвовать в прошедшем чемпионате мира по легкой атлетике в Катаре. Принимать таблетки для контроля гормонов Семеня отказывается и обвиняет IAAF в дискриминации.


У бегуньи уровень тестостерона выше, чем установленные пять наномоль, но при этом он не дотягивает до нижней мужской границы. Даже с учетом того, что правила позволяют Семене участвовать в мужских забегах, делать она этого точно не будет — там бегунья окажется значительно медленнее соперников. А вот участие в соревнованиях среди женщин выглядит гораздо интереснее с точки зрения медальных перспектив.


«Тестостерон — сильный анаболик, который на фоне специальных упражнений и питания может дать очень серьезное преимущество. И действительно, эти пять наномоль — цифра неслучайная. На самом деле наиболее распространенный верхний предел гормона у женщин находится на уровне около четырех наномоль. Пять — не так уж и много, но это своего рода переходное состояние между женщиной и мужчиной», — рассказал Daily Storm врач-эндокринолог Александр Фомин.


Но если в случае с Семеней речь идет о медикаментозной регуляции тестостерона, то некоторые спортсменки ложатся под нож, чтобы решить гормональный вопрос.


Дело в том, что у атлетов с DSD в организме присутствуют мужские Y-хромосомы, которые провоцируют развитие яичек, правда, не снаружи, а внутри организма. Они и вырабатывают большое количество тестостерона. Соответственно, с помощью хирургического вмешательства и гонадэктомии это можно прекратить.


Однако решившиеся на подобную операцию бегуньи впоследствии также обвинили IAAF в том, что им просто не оставили другого выбора, кроме как обращаться к хирургам. Более того, после такого вмешательства спортсменки столкнулись с серьезными проблемами со здоровьем. 


Об этом они рассказали в документальном фильме немецкой компании ARD, отмечая, что не представляли себе последствия, а в IAAF намеренно скрыли от них информацию о реальном вреде здоровью, который наносит операция. Угандийская бегунья Аннет Негеса утверждает, что до сих пор мучается от сильной мышечной боли. Другая бегунья, личность которой не раскрывается, отмечает, что страдает от депрессий и жалеет, что не умерла прямо на операционном столе.


«Это сложная история — тут вообще надо рассматривать каждый случай отдельно, потому что есть целый ряд нюансов и состояний, которые нужно знать и правильно трактовать. Вот так однозначно говорить о том, почему они сейчас испытывают проблемы со здоровьем, и действительно ли это в первую очередь связано с операцией, нельзя. Я вот не очень понимаю, например, почему этим девушкам удаляли гонады», — объясняет Фомин.


IAAF обвинений в свой адрес не принимает и утверждает, что ни одному атлету не давала советов относительно того, как именно регулировать уровень тестостерона, и уж тем более ни к чему не принуждала.


Лорел Хаббард
Лорел Хаббард

(Не)женские соревнования


Если атлеты с DSD родились с такими особенностями без возможности выбора, то ситуация с трансгендерами — вопрос несколько другого порядка.


«Тут принципиально важен один момент с точки зрения определений: есть трансгендеры, а есть транссексуалы. Транссексуалы меняют пол хирургическим способом, то есть всегда идут до конца. Трансгендеры же делают это далеко не всегда. Например, они могут обходиться только гормональной терапией. А если рассматривать отдельные области, то это вообще может оказаться спекуляцией, чтобы при помощи медицинских технологий получить какие-то дивиденды», — отмечает Фомин.


Летом главными героями дискуссии вокруг прав спортсменов-трансгендеров стали тяжелоатлеты. Сначала американка-трансгендер Мэри Грэгори побила четыре мировых рекорда. Затем новозеландка Лорел Хаббард, выступавшая когда-то за мужскую сборную, взяла два золота и серебро на Тихоокеанских играх, обеспечив себе путевку на Олимпийские игры — 2020. 


Все это не могло не породить новых дискуссий на тему того, могут ли мужчины, идентифицирующие себя как женщины, участвовать в женских соревнованиях. Сейчас никаких ограничений, кроме регуляции уровня тестостерона, нет. МОК до сих пор не может определиться с тем, как решать проблему. В последний раз его президент Томас Бах поднимал этот вопрос в конце сентября 2019 года, но и тогда не обозначил никаких конкретных решений.


Тем временем недовольство ситуацией со стороны женщин продолжает нарастать: они считают, что скоро в спорте им просто не будет места и все, что им останется — наблюдать за соревнованиями со стороны. Некоторые девушки решаются официально жаловаться во всевозможные инстанции, как это сделали две американские бегуньи Аланна Смит и Селина Соул. 


На прошедшем внутреннем чемпионате штата Коннектикут двое атлетов-трансгендеров собрали титулы на всех доступных дистанциях, при том, что до этого года они принадлежали 10 разным спортсменкам.


Девушки считают, что таким образом они просто потеряли возможность двигаться дальше и выступать на соревнованиях высокого уровня. Они также отмечают, что не одни такие и большинство их коллег просто потеряли мотивацию:


«Какой смысл выходить на старт, если заранее знаешь, что проиграешь?»


Легкоатлетки теперь пытаются доказать, что в спорте важна биология, а не то, как ты себя идентифицируешь.


При помощи Альянса по защите свободы (ADF) Смит и Соул подали жалобу в Управление по гражданским правам, где ее приняли и начали соответствующее расследование. По сути, этот случай стал первым, когда бегуньи официально заявили об ущемлении своих прав атлетами-трансгендерами.


При этом девушки не призывают вовсе отстранить трансгендеров от спорта, но видят решение в создании для них отдельной категории и правил.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...