St
Угольная революция. Кто зарабатывает на пыли, отравляющей жителей портовых городов
Вместо установки защитных экранов за сотни миллионов владельцы портов платили формальные штрафы. Теперь им грозят закрытием Коллаж: © Daily Storm

Угольная революция. Кто зарабатывает на пыли, отравляющей жителей портовых городов

Вместо установки защитных экранов за сотни миллионов владельцы портов платили формальные штрафы. Теперь им грозят закрытием

Коллаж: © Daily Storm

Проблема угольной пыли в российских портах поставила государство перед сложным выбором: здоровье граждан или крах отрасли. Десятилетиями компании, занимающиеся перевалкой угля, игнорировали природоохранное законодательство — вместо установки защитных экранов предпочитали выплачивать копеечные штрафы. В 2019 году власти решили использовать «кнут»: один порт в Находке, загрязнявший город угольной пылью, закрыли на две недели, с другим и вовсе разорвали контракт. Полная перестройка портов по современным природоохранным лекалам может стоить до 150 миллиардов рублей, но экологи считают, что с пылью разыгрывают другой сценарий: она стала инструментом в конкурентной рыночной борьбе. 


Российский уголь, идущий на экспорт, возможно, уже скоро неоткуда будет отправлять. К портам, где происходит его перевалка, предъявляются все более серьезные претензии. Из-за угольной пыли. Она долгие годы отравляла жителей портовых городов и разрушала экологию прибрежных районов. Владельцы портов все последние годы отделывались копеечными штрафами, не желая устанавливать пылезащиту, которая стоит сотни миллионов рублей. Но в 2019-м за стивидоров (компании, занимающиеся погрузкой и разгрузкой судов) взялись всерьез — порты начали закрывать.


В конце мая стало известно, что ФГУП «Росморпорт» из-за нарушения природоохранных требований хочет разорвать договор аренды с Находкинским морским торговым портом, крупнейшей стивидорной компанией Находки. Она принадлежит акционерам Evraz Александру Абрамову, Роману Абрамовичу, Александру Фролову и Евгению Швидлеру. В 2017 году этот терминал принес собственникам 6,2 миллиарда рублей. Однако в случае расторжение договора предприятие будет вынуждено покинуть рынок.


В конце марта 2019 года от санкционных мер уже пострадало ООО «Порт Ливадия» (это еще один находкинский порт). В зоне влияния терминала обнаружили превышение допустимой концентрации загрязняющих веществ. Тогда Находкинский суд приостановил деятельность терминала на 14 суток.


Несоблюдение природоохранных норм может обернуться настоящим крахом для всей стивидорной отрасли. Причем поправить ситуацию очень непросто. Пылеподавление — затратный комплекс мер.


Например, решить проблему угольной пыли позволила бы закрытая перевалка груза в портах. Этот вопрос обсуждался еще в 2017 году. Но как указал зампред комитета Госдумы по энергетике Дмитрий Исламов, в случае строительства зон закрытой пересыпки придется закрыть все действующие порты, а это урон в 60 миллионов тонн угля. По словам депутата, потребуется около пяти лет и не менее 150 миллиардов рублей, чтобы наладить работу закрытых терминалов.


Сэкономить на экологии


Прежде стивидорам жилось куда легче — они могли безболезненно откупиться от проблемы. Погасить штраф Росприроднадзора было намного выгоднее, чем оплачивать дорогостоящее пылезащитное оборудование. За превышение объемов перевалки угля и несоблюдение технологии предусматривался штраф до 30 тысяч рублей или приостановка деятельности до 90 суток. Суд, как правило, принимал решение в пользу денежных выплат, даже если стивидор уже неоднократно попадался на нарушениях.


Даже если бы терминал получал штрафы каждый день, эта сумма никогда не смогла бы превысить стоимость ветрозащитного и пылеподавляющего оборудования. Платы за ежедные нарушения обошлось бы стивидору всего в 11 миллионов рублей. В то время как стоимость производства ветрозащитных экранов доходит до 650 миллионов, как в Мурманске, или до 400 миллионов — как в Восточном порту все в той же Находке.


Ветрозашитный экран в Мурманском морском торговом порту
Ветрозашитный экран в Мурманском морском торговом порту Фото: © Мурманский Вестник


Результат такой экономии — ухудшающееся здоровье местных жителей и финансовое процветание терминалов. Но сейчас ситуация немного изменилась.


Росприроднадзор поставил ситуацию с угольной пылью на усиленный контроль. Сотрудники службы измеряют состояние воздуха два раза в сутки. Но и такие меры не гарантируют того, что будет получена идеально верная картина.


«Во-первых, невозможно замерить уровень именно угольной пыли. Во-вторых, на санитарно-защитных зонах есть дифференциация. Не всегда понятно, с какого терминала разносится пыль. Мы несколько раз фиксировали, что идет масштабный выброс с Восточного порта. Но пыль летит в сторону терминала Лесной, и наказывают именно его», — рассказал президент приморской краевой общественной организации «Надежда» Артем Трембовлев.

По словам эксперта, государственные меры с наказанием и закрытием терминалов постепенно превращаются в инструмент в конкурентной борьбе.


«Например, существует только одна железнодорожная ветка, которая ведет и к Восточному порту, и к Находке. Восточный порт построил дополнительные терминалы, но загрузить их не может, поскольку железная дорога не справляется. И такими методами, когда закрываются предприятия, идет перетягивание объема», — объясняет Трембовлев.


Сейчас на рынке стивидорных предприятий действуют несколько крупных игроков. Прежде всего это ООО «Управляющая портовая компания». Холдинг владеет самыми крупными терминалами в азиатской и европейской части России (Восточный порт и «Ростерминалуголь» соответственно). По данным «СПАРК-Интерфакс», за 2017 год они принесли суммарную выручку в 14,6 миллиарда рублей. При этом официальные доходы самого холдинга куда скромнее — 450 миллионов рублей. «Управляющая портовая компания» продолжает активно вкладываться в развитие терминала — в ближайшие пять лет инвестиции в программу экологической безопасности составят 1,3 миллиарда рублей.  


Другой важный участник рынка — АО «СУЭК-Кузбасс» — крупнейший угледобытчик в России. Он поднимает на поверхность 35% всего угля в стране. В 2008 году компания решила заняться и перевалом. «СУЭК» контролирует второй по мощности морской порт России — «Дальтрансуголь» в Хабаровском крае. Строительство терминала обошлось угледобывающей компании в 435 миллионов долларов. Но уже сейчас выручка терминала превышает восемь миллиардов рублей в год.  


Откуда пылит


Появление угольной пыли, увы, неизбежный процесс. Главный вопрос в том, как остановить ее распространение.


Сегодня уголь из России вывозят через 27 портов. Пока только в четырех из них действуют специализированные терминалы, которые оборудованы необходимыми устройствами для пылеподавления и пылеуправления. Это три терминала на Дальнем Востоке:  Восточный порт (оборот — 24,3 миллиона тонн угля в год) в Находке, «Дальтрансуголь» (24 миллиона) в Ванино, Торговый порт Посьет (5,9 миллиона) в Посьете. И один терминал на Балтике — «Ростерминалуголь» (16 миллионов тонн) в Усть-Луге.


Угольная пыль в Бухте Врангеля
Угольная пыль в Бухте Врангеля Скриншот: © youtube.com / newsvlru


Однако крупнейшая стивидорная компания России, АО «Восточный порт», хоть и располагает специализированным терминалом, остановить выброс пыли не в состоянии. Бухта Врангеля, где находится пункт перевала, зимой покрывается облаком  угольных частиц.


Почему профильный терминал не справляется с выхлопом, нам объяснил Артем Трембовлев:


«Порт «получил» свою специализацию во времена Советского Союза, когда объемы перевалки угля были минимальными. Причем в основном груз предназначался для внутреннего пользования. Сейчас, когда терминал переваливает огромное количество тонн угля в год, он просто не справляется. Поэтому выхлоп пыли идет просто адский».


За 2017 год морские терминалы (включая универсальные) отгрузили 154,4 миллиона тонн угля. Причем именно на специализированные причалы пришлась самая большая нагрузка — 108,4 миллиона тонн. В некоторых случаях объем превышал номинальную мощность пункта.


Угольная пыль и экология


Увеличение объема перевалки — большая угроза для здоровой экологической среды. В Находке концентрация угольной пыли уже в 1,5-3 раза превысила норму.


«Для акватории — это огромный урон, — сказал Артем Трембовлев. — Часть микроорганизмов, которые всегда жили в водах, — их больше нет. А это кормовая база, от которой зависит и крупная рыба, и млекопитающие. То есть вымирает вся цепочка».


Для человека пыль не менее опасна. Частицы угля влияют на бронхолегочную систему и теоретически могут привести к онкологическим заболеваниям. В жилых районах обязательно есть уязвимая группа населения: астматики, аллергики, болеющие дети.


Однако доказать угнетающее воздействия пыли в портах, где ее концентрация не так высока, как на добывающим предприятиях, очень сложно.



Перевалка закрытого типа в Находке
Перевалка закрытого типа в Находке Фото: © ok.ru / Нет УГЛЮ в Совгавани!!!


«У нас [в Находке] в прошлом году, с ноября по март, когда выброс пыли оказался особенно сильным, было выявлено наибольшее число бронхолегочных заболеваний. Но доказать, что тому виною пыль, мы не можем, потому что государственную органы не предоставляют такую статистику», — рассказал Трембовлев.


Об увеличении числа заболеваний упоминал и школьник Андрей Боль во время прямой линии с президентом в 2017 году: мальчик дозвонился до Путина и попросил решить вопрос с угольной пылью в Находке. Позже школьник заявил: «Я вижу зимой черный снег в городе и знаю, что много людей стало болеть. Лучше бы Находка была курортом!»     


Как побороть пыль


Вариант один — модернизировать терминалы.


«К сожалению, когда стивидоры строились, они делали это без учета розы ветров и того, что рядом с ними будут жилые кварталы буквально через дорогу. Поэтому теперь проблема требует современных решений», — прокомментировал  проблему председатель комитета Государственной думы РФ по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов.


Как пояснил Бурматов, современные решения укладываются в простой комплекс мер. Самое очевидное — приостанавливать разгрузку в неблагоприятные погодные условия. Таковыми считается сильный ветер со стороны моря в сторону жилых районов. Затем — проводить регулярное увлажнение терминала и окрестностей, устанавливать опрыскиватели, поливать дороги. Влага удерживает пыль, не давая ей подняться в атмосферу. Следующий шаг — изменить регламент перевалки угля. То есть постараться минимизировать его потерю. Это возможно, если, например, вываливать уголь не над терминалом, а помещать подъемный ковш внутрь угольного резервуара, чтобы не распылить угольные частицы.


В борьбу с пылью постепенно включается и государство. Недавняя серьезная инициатива — правительственное распоряжение, которое предлагает добавить угольную пыль в список загрязняющих веществ. Это значит, что в случае изменения перечня к угольной пыли будут предъявлены нормативы, а за их несоблюдение стивидора ждет ответственность перед законом.


Ранее, в мае 2018 года, вышло другое распоряжение правительства, которое предложило пересмотреть НДТ (наилучшие доступные технологии) по перевалке угля. Документ обязывает сократить выбросы загрязняющих веществ при хранении и складировании грузов. Но распоряжение еще требует доработки. Так считает руководитель энергетической программы российского отделения Гринпис России Владимир Чупров:


«Система внедрения НДТ имеет ряд недостатков. Например, НДТ для складирования угля не требуют оснащения средствами пылеподавления, а только рекомендует такие средства в случаях, «когда это экономически целесообразно и при наличии технической возможности». НДТ также не рекомендует закрытой перевалки угля».


Как переваливают уголь в других странах


Зарубежные компании, занятые в транспортировке сыпучих грузов, тоже не чураются открытой перевалки. Многие иностранные порты расположены вблизи населенных пунктов, однако считаются практически безвредными для местных жителей и окружающей среды. Терминалы в Ньюкасле (Австралия), Роттердаме (Нидерланды), Антверпене (Бельгия) изначально строились как специализированные и сразу включали технологии пылеподавления и пылеуправления.


Фото: © GLOBAL LOOK press / Michal Fludra
Фото: © GLOBAL LOOK press / Michal Fludra

Перевалка закрытого типа успешно применяется в Китае, Японии, Корее. Правда, азиатские терминалы рассчитаны на небольшой объем грузов, что позволяет безопасно работать в замкнутом помещении.


Другое дело, что популярность угля во всем мире постепенно падает. Это показало подписанное в 2015 году Парижское соглашение о резком снижении выбросов парниковых газов в атмосферу. Цель договора — удержать рост средней температуры на Земле в пределах двух градусов. Без масштабного сокращения добычи угля достичь этого крайне сложно.

Уменьшить оборот угольной энергетики пообещали более чем 180 стран мира, в том числе и Россия. Главным потребителем отечественного угля на Дальнем Востоке является Китай. И он, как подписант соглашения, уже начал выполнять его требования. Страна выводит из эксплуатации старые угольные станции и планирует менее чем через 10 лет снизить потребление угля. Великобритания обязуется прекратить сжигание к 2025 году, а Канада и Финляндия — к 2030 году.

Такой экотренд не могут не учитывать отечественные добывающие и стивидорные компании. Активное наступление на угольную отрасль сопровождается увеличением экспорта ресурса по всему Дальнему Востоку. Видимо, российские предприятия стараются задержаться на рынке как можно дольше. Только в 2018 году количество вывезенного угля достигло рекордных 194 миллионов тонн.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...