St
«Угроза голода для бездомных выходит на первый план»
Московским бездомным негде самоизолироваться, а благотворительные организации перестают их кормить Коллаж: © Daily Storm

«Угроза голода для бездомных выходит на первый план»

Московским бездомным негде самоизолироваться, а благотворительные организации перестают их кормить

Коллаж: © Daily Storm

С 30 марта мэр Москвы Сергей Собянин ввел режим самоизоляции: все горожане, независимо от возраста, должны сидеть по домам и выходить из квартир только в крайних случаях. Но одна категория граждан, похоже, так и останется на улицах: те, у кого вовсе нет дома. Журналист Daily Storm поговорила с представителями благотворительных организаций, работающих с бездомными: по меньшей мере половина из них приостановили свою деятельность. 


В последний день перед объявлением всеобщего режима самоизоляции в Москве я побывала в центре города. По меркам последних дней это можно было назвать событием. На залитых весенним солнцем улицах было непривычно малолюдно: законопослушные граждане остались сидеть по квартирам, словно предчувствуя скорое наступление карантина, нарушать который они были еще не готовы.


И может, именно из-за отсутствия праздно разгуливающих прохожих мне показалось, что бездомных на центральных улицах стало ощутимо больше. А возможно, что и не показалось…


Вечером того же дня пришло известие о новых правилах, по которым Москва и область будут жить ближайшие недели. Но куда самоизолироваться тем, у кого нет дома? 


В приказе мэра не содержится никаких разъяснений на этот счет, утверждают в организациях, занимающихся проблемами людей без определенного места жительства. Из-за этого половина благотворителей фактически прекратили свою деятельность, а положение бездомных ухудшилось: они потеряли даже те заработки, на которые могли рассчитывать еще пару недель назад. Центры социальной защиты переполнены, а помощь оказывается только тем, у кого была московская прописка. 


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St

Фото: © GLOBAL LOOK press / Виктор Лисицын
Фото: © GLOBAL LOOK press / Виктор Лисицын


Самоизолироваться негде


«Нет мест для самоизоляции. Сейчас как раз будем писать запросы в отели о возможности размещения хотя бы двух-трех людей пожилого возраста. Все основные центры либо закрыты на карантин, либо принимают в изоляторы», — рассказала Daily Storm координатор сети организаций «Если дома нет» и психолог службы помощи бездомным «Каритас» Надежда Клюева. Раньше ничего подобного по масштабу не случалось. 


По словам Надежды, пока еще можно ночевать в государственном центре помощи бездомным — Центре социальной адаптации имени Елизаветы Глинки.


«Но там условия сложные: люди размещаются и на кроватях, и на лавочках», — пояснила Клюева. 


С такой оценкой ситуации согласен руководитель проекта «Дом трудолюбия «Ной» Емилиан Сосинский. Он рассказал Daily Storm, что в последние дни к ним стало поступать вдвое больше звонков с просьбой принять бездомных, но «Ной» не в силах помочь им. 


«Нам звонят, но мы сейчас не принимаем, потому что вся наша система построена на самофинансировании: у нас бездомные, проживающие в рабочих домах, зарабатывают, и половину зарплат отдают на содержание стариков и инвалидов. Сейчас работы сокращаются каждый день, стройки закрываются, поэтому денег на открытие новых приютов у нас нет», — пояснил Сосинский.


«На улицах их перестали кормить, и они наконец поняли, что с улиц надо бежать. Но бежать некуда, потому что 99% организаций, которые занимаются бездомными, помогают им жить на улицах, а не создают приюты. Уходить с улиц сейчас некуда вообще», — подчеркнул он. 


Сосинский убежден, что в условиях эпидемии бездомные обречены на вымирание, а перед этим они будут заражать всех остальных. 


Координатор помощи бездомным АНО «Друзья общины св. Эгидия» Наталья Маркова рассказала Daily Storm, что многие бездомные в силу отсутствия интернета и телевизора вообще не в курсе происходящего. «Информацию они по большей части могут получить от других людей. Поскольку сейчас многие проекты оказания помощи ограничены или закрыты, люди находятся в информационном вакууме», — пояснила она.


Фото: © GLOBAL LOOK press / Galina Barbieri
Фото: © GLOBAL LOOK press / Galina Barbieri


Волонтеры в растерянности


По словам Марковой, волонтеры и общественные организации, которые помогают бездомным, сейчас в растерянности, так как в указе мэра Москвы нет разъяснений, как им дальше работать. 


«Никто из нас не хочет что-либо нарушать и рисковать, но невозможно бросить людей, которые нуждаются в помощи. Я думаю, что наиболее крупные организации сейчас консультируются с мэрией и департаментом соцзащиты», — рассказала представитель «Друзей общины св. Эгидия». 


Маркова тоже считает, что угроза голода для бездомных выходит на первый план. «Если раньше была возможность подработки, то сейчас это исчезло, а возможности проектов по оказанию помощи сильно ограничены. В этой ситуации хотелось бы получить какие-то разъяснения и поддержку от городских властей», — сказала она. 


«Никаких разъяснений не появилось. Я так понимаю, что в самой структуре тоже пока ничего не знают», — подтвердила ее слова Надежда Клюева.


Бездомных некому кормить


«Из-за начала пандемии с сегодняшнего дня, я думаю, прекратятся все кормления. Если на прошлой неделе разные организации продолжали кормить бездомных, хотя и в меньших количествах, то с сегодняшнего дня, я думаю, их не будут кормить вообще», — подчеркнул Сосинский. 


Маркова рассказала, что за последнее время прекратили работу не меньше половины проектов помощи бездомным. 


«Сегодня мы получили звонок от государственной структуры — ЦСА имени Глинки. Они уточняли, можем ли мы на их базе кормить людей. Они собирают предварительную информацию, потому что многие обеспокоены положением бездомных, департамент соцзащиты пытается реагировать», — сказала она. 


При этом Маркова подчеркнула, что поскольку государственный центр поддержки находится на периферии города — на Иловайской улице, бездомным приходится ехать через всю Москву.


«Это должно быть не единственной мерой поддержки: сейчас чем меньше передвижений, тем меньше риска для всех. Имело бы смысл сделать какие-то точечные проекты недалеко от вокзалов — там, где бездомные привыкли находиться и получать еду», — считает она.


По ее словам, бездомных прекращают кормить из соображений безопасности либо по решению руководства организации. По расписанию ежедневно пищу для обитателей столичных улиц предоставляют около шести проектов, сейчас — не более трех.


«Мы тоже люди. Есть прямое указание, что неделя объявлена нерабочей. Организации, где работают сотрудники, должны слушаться. Те, кто функционирует при помощи волонтеров… Волонтеры — это люди. У нас некоторое количество ребят приезжали из области. Сейчас любые передвижения для них — дополнительные риски, и у них дома тоже могут жить пожилые родственники», — сказала Маркова.


Городские власти


Daily Storm обратился в Центр социальной адаптации имени Елизаветы Глинки (находится на Иловайской улице в районе Люблино) с просьбой рассказать о том, как изменилась стратегия помощи бездомных в связи с объявлением карантина, но оттуда нас перенаправили в департамент труда и социальной защиты населения. 


В пресс-службе департамента соцзащиты Москвы Daily Storm сообщили, что меры помощи бездомным те же, что действовали до введения обязательного карантина.

  

Согласно опубликованному 24 марта сообщению департамента, в Центре социальной адаптации имени Глинки и в его филиалах бездомные имеют возможность обогреться, принять душ и пройти дезинфекционную обработку, получить чистые вещи и места для ночлега. Кроме того, для них составляются программы реабилитации и обеспечивается дальнейшее жизнеустройство. 


В департаменте подчеркнули, что в Центре и его филиалах всегда есть свободные места. «Сейчас сотрудники Центра особенно внимательно следят за состоянием здоровья своих подопечных и проявлением у них любой симптоматики заболеваний», — заявили в департаменте. Бездомным ежедневно измеряют температуру и проводят их медосмотр, обеззараживают воздух и проводят дезинфицирующую уборку. Обратившимся в Центр выдают кожные антисептики для обработки рук и постоянно напоминают о мерах профилактики.


По информации департамента, бригады «Социального патруля» предлагают бездомным помощь и рассказывают им о защите от инфекций. У обратившихся за помощью измеряют температуру и в случае необходимости вызывают скорую помощь, которая госпитализирует людей вне зависимости от наличия у них документов. 


«Работа с некоммерческими организациями происходит в прежнем режиме — со многими из них подписаны соглашения о совместной деятельности», — отметили в пресс-службе. 


«Социальный патруль»
«Социальный патруль» Фото: © газета «Каховка»


Последняя прописка 


По словам руководителя проекта «Дом трудолюбия «Ной» Емилиана Сосинского, региональные власти оказывают помощь только тем бездомным, которые имели последнюю прописку в их регионе или имеют ее сейчас. А таких в Москве — всего пять процентов, остальные перебрались в столицу из других городов и сел. 


«Поэтому власти Москвы и Подмосковья считают, что у них хватает мест для московских бездомных. В Подмосковье придумали такое решение: чтобы занять место, человек должен принести решение суда о том, что он из Московской области. Понятно, что при таких условиях эти места будут всегда свободными», — сказал он. Таким образом, подавляющим большинством бездомных власти не занимаются вообще. 


«В отношении всех остальных принята единственная программа полной ресоциализации: купить билет и отправить туда, откуда он приехал. А в тех регионах — 30 мест на всех бездомных по области, и то не во всех регионах есть. Никто никуда уезжать, конечно, не хочет — они там вообще не выживут», — пояснил Сосинский. 


Проект «Дом трудолюбия «Ной» насчитывает 17 приютов, в которых содержатся в общей сложности около 1100 человек. 600 из них — старики, инвалиды, женщины и дети, еще 500 — работоспособные мужчины. В приют можно попасть только при соблюдении условий: желающие получить помощь должны быть готовы к труду и воздержанию от алкоголя. Кроме того, внутренний распорядок запрещает свободный выход с территории, что особенно важно в условиях пандемии. 


Сосинский рассказал, что на содержание 600 нетрудоспособных обитателей приютов уходит три миллиона рублей в месяц, то есть около пяти тысяч рублей на человека. Рабочие дома находятся на саморасчете и помогают в содержании инвалидов, стариков, женщин и детей. 


Пакеты первой необходимости и медицинская помощь


Наталья Маркова из АНО «Друзья общины св. Эгидия» говорит, что не планирует сворачивать свои проекты, несмотря на проблемы. 


«Сейчас многие откликаются и предлагают помощь, что очень неожиданно и позитивно. Самая главная помощь сейчас — еда, питьевая вода, гигиенические средства. И надо понять, как это дойдет до людей», — сказала она. Предлагают свою помощь и многие волонтеры. Только за день с 29 апреля пришло 20 заявок. 


Организация планирует собирать пакеты первой необходимости для бездомных через краудфандинговую платформу planeta.ru. О начале сбора будет объявлено в соцсетях. 


«У нас последняя раздача была в субботу. Естественно, в последние две недели количество обращающихся за помощью людей увеличивается, потому что другие проекты закрываются», — сказала Маркова. 


В рамках программы «Центр социальной поддержки» за помощью обращаются 580 человек. С понедельника организация обзванивает всех, кто состоит на учете, многим из них — больше 65 лет.


Как будет оказываться медицинская помощь людям, не имеющим паспорта и полиса, благотворительные организации и волонтеры пока точно не знают.


«Я вчера провела два часа, обзванивая все горячие линии и пытаясь выяснить, что делать, если у человека нет полиса и паспорта. В итоге все справочные департамента здравоохранения и Роспотребнадзора говорили, что не имеют представления, как действовать. Это будет решать бригада, и, наверное, в тяжелом состоянии будут госпитализировать», — рассказала Daily Storm Надежда Клюева. 




Сколько бездомных в Москве? 


По словам координатора помощи бездомным АНО «Друзья общины св. Эгидия» Натальи Марковой, точных оценок числа бездомных нет.

 

«По данным последней переписи населения, на всю Москву было около шести тысяч человек. Цифры неправдоподобные, и есть большая проблема, кого считать бездомным», — говорит она. 


Три четверти формально бездомных людей — это трудовые мигранты. Фактически речь идет не о бездомных, а о рабочих, которые приехали из более бедных регионов и пытаются прокормить свои семьи. В Москве они зачастую оказываются в сложных ситуациях и без крыши над головой. 


Надежда Клюева считает, что бездомных в московском регионе — около 25-30 тысяч. 


«В Подмосковье находится около 900 трудовых домов. Это люди без определенного места жительства, они спят в одной комнате по 16 человек на двухэтажных кроватях. С трудовыми мигрантами — более 150 тысяч», — сказала она. 


По оценке Сосинского, на улицах в Москве живут около двух тысяч бездомных, а в коммерческих трудовых домах — еще около 40 тысяч человек. Многие из этих заведений начали закрываться, так как для их обитателей больше нет работы. 


«Никакие деньги на содержание хозяева «рабочих домов» не откладывали: это не входило в их планы, потому что это чистый бизнес. Зачем им содержать работников, которые не приносят прибыль?» — подчеркнул Сосинский. 


Таким образом, десятки тысяч человек могут оказаться на улицах, их число уже растет. 


«Я думаю, рабочие дома уже закрыты, так как нам звонит все больше бездомных. Уже пошел рост их числа на улицах», — отметил он. 


Директор приюта «Теплый прием» Илья Кусков сообщил, что их автобусы для кормления бездомных приостановили свою работу с понедельника. 


«Во-первых, столовая, откуда мы получали еду, перестала работать. Вторая причина — то, что к нам приходило много людей, человек по сто, и в полиции посчитали, что это опасно. Они говорили: ребят, это не дело. С их стороны не было никаких проблем, но чувствовалось, что есть некоторая озабоченность происходящим», — рассказал он. 


По его словам, в приюте сейчас живут 50 человек. Но новых постояльцев из-за пандемии больше не принимают. Часть работников «Теплого приема» также переехала в приют, а другие перешли на удаленку. «Пока, к счастью, никаких признаков ОРВИ в приюте нет», — сказал Кусков.


По его словам, в связи с пандемией и карантинными мерами в городе для бездомных можно было использовать палаточные пункты временного размещения на 15-30 человек. 


«Эти палатки можно было бы размещать в промзонах на расстоянии друг от друга, чтобы обитатели между собой не общались. Бездомные — люди со слабым иммунитетом, они могут являться естественным источником коронавируса. Чтобы победить вирус, надо помочь этим людям», — объяснил Кусков. 


Он отметил, что во время работы автобусов на прошлой неделе сотрудники приюта замечали много людей с признаками ОРВИ.


«Никакого лечения эти люди не получают. В центре социальной адаптации 1500 коек. Это максимальная его вместимость. В Москве 15 000 бездомных людей. Усилия со стороны департамента соцзащиты, конечно, принимаются, и мы этому очень рады, но это не отменяет решения об организации убежищ для бездомных людей», — пояснил Кусков. 


Он сообщил, что некоторые организации решили обратиться к отелям и хостелам для размещения бездомных, переняв опыт западных коллег. «Возможно, мы не получим ответ. Надо учитывать разницу европейского и нашего менталитетов», — сказал директор «Теплого приема». 


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...