St
Застрявшие в «раю»: коронавирус уничтожил гостеприимство на курортах
Российские путешественники столкнулись с агрессией в Индии, Камбодже и Индонезии Коллаж: © Daily Storm

Застрявшие в «раю»: коронавирус уничтожил гостеприимство на курортах

Российские путешественники столкнулись с агрессией в Индии, Камбодже и Индонезии

Коллаж: © Daily Storm

Теплый океан, ласковый бриз, золотой песочек, изобилие фруктов и морепродуктов в красивой посуде рядом с вашим шезлонгом. Так для многих выглядит рай, в который они сбегают каждую зиму из холодной России или другой страны бывшего СССР. Однако зимовка-2020 для некоторых из путешественников закончилась тотальным карантином без возможности купить даже еду, стычками с обезумевшими от коронавирусного психоза местными жителями и бесконечно мучительным ожиданием рейса на эвакуацию. Золотая клетка Эдема захлопнулась, и запертые мечтают только об одном — вернуться домой.


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St

Гоа


Дмитрий с женой и двумя маленькими детьми уехал на зимовку в самый роскошный штат Индии и хотел вернуться в Россию в конце марта. Однако премьер Нарендра Моди подписал указ о введении тотального карантина с 25-го числа: теперь ни один человек не имеет права без специального разрешения покидать свой дом.


«Самая главная проблема карантина на самом деле — это отсутствие еды. Границы штата Гоа перекрыты, а продовольствия внутри региона производится мало. Молоко, овощи — все это едет к нам из других мест, в которых эти продукты также нужны. Насколько я понимаю, поставки еды блокированы. Если домашние запасы у всех закончатся, я боюсь предположить, чем это обернется».


«Карантин был введен фактически внезапно. Никто не дал времени, чтобы закупиться продуктами. Какой-то нормальной программы [по поэтапному введению карантина и информированию населения о его правилах] не было. В небольших лавках и крупных магазинах накануне почти ничего не осталось — только какие-то остатки гнилых овощей и фруктов. Все было раскуплено. Перед нами стояла русскоязычная женщина с детьми, купила последнее, что осталось в магазине, — два арбуза, чтобы детям элементарно было что покушать. Местные сейчас часто ждут 21:00, чтобы в каких-то небольших магазинах с заднего входа какие-то продукты доставать».


«У местных мало еды и они вынуждены выходить из дома. Иногда они видят туристов и набрасываются на них. Полиция палками заставляет всех вернуться по домам. Нам рассказывали, как залупили девушку-туристку, которая случайно оказалась на заблокированном мосту. Русскую женщину с детьми продавцы прямо в магазине избили и отняли у нее сумку с продуктами, которые она у них только что купила. Она просто пожаловалась на то, что ее обсчитали».




«Агрессии очень много. Мы здесь никто. Любой белый человек для них — это потенциальный объект агрессии. Многие из местных сейчас теряют свой бизнес и обвиняют в этом белых людей. Отели не принимают русских туристов. Они [россияне] — белые, и их боятся. «Белые — коронавирус», — уже можно услышать такие лозунги на улице. И неважно, что многие белые здесь уже с ноября и никуда за это время не выезжали из Индии».


«На самом деле это все не очень удивительно наблюдать. Мы уже не первый год сюда ездим, и такое можно было предвидеть. Но, наверное, они могли бы сделать что-то... Вот, в России же все спокойно, и еда есть».


«Эвакуация была так организована, что люди не могли попасть на самолет. Эвакуацией это не назовешь, потому что все это делается часто за какие-то безумные деньги, которых у людей часто просто нет... Один мужчина улетел домой за 120 тысяч рублей, хотя обычно за билет из Дели надо отдать 20-25 тысяч рублей... Мы все ждем какой-то человеческой организации эвакуации. Состояние россиян здесь достаточно плачевное».


27 марта МИД России внес Дмитрия и его семью в список на эвакуацию из Индии вместе с еще 2900 россиянами.


Куала-Лумпур и Бали


Людмила уже несколько месяцев путешествует по юго-восточной Азии: Таиланд, Малайзия, Индонезия. 15 марта она покинула Куала-Лумпур и вылетела на индонезийский остров Бали, а 16 марта Малайзия закрыла границы. И если в королевстве ситуация была более или менее спокойной, то на Бали все гораздо хуже — местные жители на фоне распространения эпидемии коронавируса уже не так дружелюбно относятся к туристам.


«Когда я была в Куала-Лумпуре, Малайзия уже закрыла свои границы на вход. Закрылись кафе, отели перестали работать. Наш отель еще работал, просто там на входе стоял военный в форме, красном берете с повязкой, и мерили температуру всем входящим. То есть, если ты вышел даже на секунду, то тебе опять меряют температуру. Даже чтобы искупаться в бассейне, тебе тоже мерили температуру. Везде были санитайзеры. Когда закрылись кафе, начала активно работать доставка. В Куала-Лумпуре все было очень продвинуто и проблем никаких не было. Такси работало, все были в масках. Оттуда мы с подругой уехали как раз накануне полного закрытия границ и за день попали на Бали».


«На Бали закрыты все достопримечательности, храмы, водопады, пляжи, и нет сообщения между островами. Участились кражи мобильных телефонов и грабежи. Очень назойливы продавцы — они очень испугались из-за отсутствия туристов, хватают тебя на улице за руки, за одежду, это очень страшно».


«В Индонезии еще одна проблема: тут был предусмотрен штраф за overstate. То есть, когда твоя виза закончилась и ты не смог ее продлить, то ты платишь штраф в размере то ли 60, то ли 70 долларов за один день пребывания. В общем, наши начали паниковать. Потом разрешили, как я поняла, продлевать на месяц визу бесплатно. Все побежали продлевать визу, но тем, кто не успел это сделать, тем насчитывали overstate. Сейчас Индонезия отменила штраф за overstate на неопределенный срок. Тут можно находиться и не надо за это платить».


Камбоджа


Катерина приехала в азиатскую страну не полюбоваться на таинственный храмовый комплекс Ангкор-Ват, а в качестве волонтера в начале марта. Она хотела учить местных крестьянских детей. Еще 17 марта она проводила уроки, и у нее было бесплатное жилье и трехразовое питание, но уже 18-го числа все школы в Камбодже закрылись, в том числе и та, в которой бесплатно работала россиянка. Катерину сразу же попросили на улицу. Сейчас она живет в съемной комнате помогли знакомые.


«У меня паника возникает через день. «Американские горки»: день я спокойна, а другой — одни психозы, что меня никто не спасет и я не выживу... Местное население становится очень агрессивным. Именно к белым. Я ехала из Сиемреапа в Пномпень и все мои вопросы игнорировали. Всем наплевать».

«Я слышала, что участились кражи телефонов, кошельков и всего прочего, как грабили белых. Камбоджа — бедная страна. Туристов сейчас стало меньше, и местные просто в отчаянном положении. Я уже не раз наблюдала своими глазами конфликты между местными. Я могу поесть только рядом с домом и только когда светло. Потому что когда темно, просто небезопасно».


«Я связалась с посольством 18 марта. Мне сказали, что ситуация с коронавирусом ухудшается и будет только хуже... Я не собиралась их просить о помощи, я просто хотела, чтобы мне объяснили, что в сложившейся ситуации делать. Мне сказали: займите чем-нибудь свой день, что-нибудь придумайте. Я написала в Instagram Марии Захаровой и на следующий день со мной связались. По их словам, в Камбодже находится около 50 человек, которые попросили их эвакуировать. Мне сказали, что возможно, будет предпринята эвакуация, потому что иными способами невозможно улететь из Камбоджи. Меня попросили заполнить анкету, и я отправила ее на электронную почту».


«Сегодня я была в еврейской общине — и мне помогли. Мне объяснили, что ни в коем случае нельзя носить шорты, что-то короткое, чтобы провоцировать местных. Сказали, что помогут с жильем. Мне помогли здесь больше, чем в российском посольстве».


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...