St
«Увидела башни и поняла: это точно будет самый крутой лайн». В День города канатоходцы пройдут между башнями «Москва-Сити»
Daily Storm поговорил с хайлайнерами из России и Канады о городском лайне на рекордной высоте Коллаж: © Daily Storm

«Увидела башни и поняла: это точно будет самый крутой лайн». В День города канатоходцы пройдут между башнями «Москва-Сити»

Daily Storm поговорил с хайлайнерами из России и Канады о городском лайне на рекордной высоте

Коллаж: © Daily Storm

В Москве 7 и 8 сентября в День города будет проходить множество событий, но одним из самых ярких станет проход канатоходцев, или хайлайнеров, между башнями «Москва-Сити» на высоте более 300 метров. Daily Storm пообщался с одними из самых известных представителей мирового хайлайнинга — россиянином Максимом Кагиным и Мией Нобле из Канады. Кагин прошел по стропе над Енисеем, а Нобле — рекордсмен по длине хайлайна среди девушек.



— Вам предстоит пройти по стропе между южной башней комплекса «Око» и небоскребом Neva Towers на высоте более 300 метров. Пытались ли хайлайнеры забраться на подобную высоту? Есть ли вообще предел в этом смысле?


Максим Кагин: Пределов на самом деле нет — я, например, ходил на высоте 300 метров в Галиче. Правда, именно в городских условиях это более сложная история — высота ограничена количеством этажей в зданиях.


Миа Нобле: Большинство хайлайнеров любят находиться очень высоко! Все мы здесь, в Москве, очень рады возможности пройти по самому высокому городскому лайну.


— Что может помешать проведению соревнований? Есть ли какие-то особые факторы?


Максим Кагин: Многое зависит от погодных условий: ветер, туман, дождь — все это мешает. Но мероприятие состоится в любом случае. С точки зрения безопасности — мы выступаем со страховкой, она двойная, все проверяется, дублируется. 


Миа Нобле: Самое главное для нас — следить за натяжением стропы, чтобы быть уверенными в своей безопасности. В целом мы можем нормально выступать, если дует ветер, но сильные порывы — это все-таки проблема.


— Как готовитесь преодолевать расстояние между башнями «Москва-Сити»? Есть какая-то особая программа?


Миа Нобле: Я первый раз в Москве и вообще в России. Увидела башни и поняла: это точно будет самый крутой лайн! А что касается подготовки — обычно я делаю упражнения йоги, надеваю обвязку — и вперед!


— Небоскребы — необычная локация для хайлайнинга?


Максим Кагин: Башни небоскребов — это достаточно уникально. Я как-то уже выступал на подобном мероприятии в Екатеринбурге, но высота и длина дистанции были меньше.


Миа Нобле: Большую часть времени я занимаюсь этим в горах, поэтому для меня небоскребы — это что-то новое и волнующее.


— А если отвлечься от зданий, какие места можно назвать самыми необычными и крутыми в этом смысле?


Максим Кагин: В том же Галиче я ходил между тросами, оттяжками вышки (трос, один конец которого закреплен на земле, а второй — на сооружении. — Примеч. Daily Storm) — это первые подобные хайлайны в мире. Вообще, между вышек и башен необычно: открытое пространство для обзора и ветра, достаточно сложно.


Миа Нобле: И все-таки Москва — самая уникальная локация.


— Насколько вообще популярен хайлайнинг в мире? Есть ли у вас свои звезды, на которых все равняются?


Максим Кагин: Не могу сказать, сколько людей в мире этим занимаются, но явно меньше, чем, например, скалолазанием. Однако в России это развивается и набирает обороты. Если говорить о лидерах мирового хайлайна, то это совершенно точно Фриди Кюне (он также будет выступать в Москве. — Примеч. Daily Storm), Лукас Илмер, Сэм Волери.


Миа Нобле: Хайлайнинг определенно становится более популярным, но мне сложно сказать, как много людей по всему миру занимаются этим. У нас на самом деле много хороших спортсменов. Мне нравится выступать вместе с ними и вдохновляться их примером.

 

— Проводятся ли соревнования по хайлайнингу?


Максим Кагин: Да, конечно. Недавно были всемирные соревнования, где я занял третье место. В хайлайнинге есть трюки — вот по ним все и оценивается: сложность связки, оригинальность, чистота выполнения. Есть также и соревнования на скорость.


— Сорваться со стропы — страшно?


Максим Кагин: Срыв со страховкой — рабочий момент. Это как срыв у скалолаза, который учится карабкаться по сложной трассе.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...