St
Волонтер пункта отбора добровольцев рассказал, почему гуркхи из Непала массово приезжают воевать за Россию на СВО
18+
Знаменитые воины с изогнутыми ножами кукри любят культуру России и уважают президента Путина Коллаж: Daily Storm

Волонтер пункта отбора добровольцев рассказал, почему гуркхи из Непала массово приезжают воевать за Россию на СВО

Знаменитые воины с изогнутыми ножами кукри любят культуру России и уважают президента Путина

Коллаж: Daily Storm

В феврале американский телеканал CNN поведал историю одного непальского добровольца, который участвовал в специальной военной операции и вернулся на родину. В Министерстве иностранных дел РФ подтверждали, что жители республики в Гималаях с охотой идут служить в Российскую армию. 


Волонтер единого пункта отбора на военную службу по контракту в Москве Владислав Корниенко лично сопровождал непальских бойцов на фронт. Он рассказал Daily Storm о том, почему добровольцы-гуркхи массово приезжают в Россию.


 

— Кто такие гуркхи, как они себя идентифицируют?


— Сотрудники к ним обращаются как к непальцам, а переводчики их называют Nepali. Но сколько я общаюсь с ними лично — они говорят, что им не нравится, как их называют. Они гордятся тем, что они именно гуркхи, гордятся своей культурой войны, своим воспитанием и тем, что их предки служили Британской империи, хвастаются, что в свое время воевали с Гитлером. Гуркхи [и сейчас] продолжают эти традиции.

 

— Гуркхи — это что-то вроде касты или сословия?


— Да, отчасти они напоминают казаков. Они из поколения в поколение передают свое дело. Когда-то их далеких предков созвали в учебные лагеря и обучали сражаться. В последующем были созданы специальные учебные программы для гуркхов. С детства, со школьной скамьи молодые парни попадают на обучение военной специальности, где овладевают ножом и другим оружием в совершенстве.


Это [их] культура: гуркхи в молодости устраиваются в полицию, потом идут в Министерство обороны, а после катаются по странам Африки, Азии: где-то участвуют в конфликтах, где-то служат в иррегулярных армиях, где-то, наоборот, в регулярных. Путешествуют от одной военизированной структуры к другой.

Читайте там, где удобно: добавьте Daily Storm в избранное в «Яндекс.Новостях», подписывайтесь в Дзен или Telegram.

Гуркхи называются так по Королевству Горкха, прежнего названия государства Непал в предгорьях Гималаев. Основным ремеслом мужчин-гуркхов долгие столетия была война. Они нанимались к индийским раджам во время войн и конфликтов. На равнинах Индии высоко ценили невысоких и суровых наемников, никогда не нарушающих данное слово. Во время англо-непальской войны 1814-1816 годов Британская Ост-Индская компания сформировала гуркхские подразделения из непальских добровольцев для подавления восстаний в подмандатном регионе. Гуркхи стали полноценным подразделением и воевали практически во всех войнах Британии. «Лучше умереть, чем быть трусом!» девиз непальских солдат-гуркхов.

— Почему гуркхи приезжают именно в Россию — воевать в Российской армии?


— Они разделяют наши ценности. Очень любят Владимира Владимировича Путина, уважают его как политического лидера. При этом им не нравится непальская культура (потому что гуркхи не считают себя непальцами по национальности. — Примеч. Daily Storm), непальский политический курс. Несмотря на то что культурно есть различия (там горы, Азия, они буддисты, а у нас православие), они очень проникаются культурой России и любят ее. Также неплохие в целом выплаты [для участников СВО] и они хотят получить российское гражданство.

 

Один из парней мне рассказывал, что он служил в Эмиратах, был охранником у какого-то крупного бизнесмена или [шейха] и жил припеваючи. Там неплохие в целом зарплаты, но перспектива именно делать правое дело, то есть что-то более значимое для мира, ему показалась лучше. И впоследствии, если все сложится, [есть возможность] перевезти семью в Россию.

 

Сейчас существует процедура ускоренного получения гражданства для них. Послужил, отдал долг России — получил гражданство. Это проще, чем в других странах, которые бы они рассматривали. В том же Катаре они могут только деньги зарабатывать, но гражданство они там не получат. И все же гражданство Катара и гражданство России — совсем разные вещи. У нас и социальная политика, и все есть.

 

— Были ли в пункте выходцы из британской армии?


— Как мне объясняли, сейчас в британскую армию трудно попасть, то есть это сложно, невыгодно и там очень серьезный отбор. Да, у кого-то есть желание, но туда попасть возможно только одному из сотни. Я не общался с теми, кто до этого служил в британской армии и пришел к нам в пункт приема. 

 

— Сколько гуркхов служит в Российской армии?


— Могу рассказать только про пункт приема, на котором я был волонтером: улица Яблочкова, дом 5, строение 1. Через меня очень много людей прошло. Пик был в сентябре-октябре 2023 года. Непальцы именно в этом году так активно пошли. Точно несколько сотен только через меня. За смену где-то от 30 до 70 граждан Непала я отправлял. Пункт приема работает каждый день, и если посчитать, то получается примерно 1200-1500 человек прошло за месяц. Но были периоды, когда их было меньше. Опять же, не все те, кто приехал в пункт приема, в итоге уехали сражаться на СВО, но процент отказов небольшой. Я сомневаюсь, что они проходят через какие-то другие пункты, хотя их в стране много. 


При этом далеко не все гуркхи приезжали конкретно из Непала. Многие прибывали из тех стран, в которых они проходили службу. Уже на месте в пункте приема они друг с другом знакомились. То есть не было такого, что они группу набирают в Непале из 20 человек, которые прилетают одним рейсом.


— Цифра в 15 тысяч непальцев в Российской армии, озвученная CNN, преувеличена?


— Даже если в целом — сколько прошло за период конфликта через эту систему — это точно не 15 тысяч. Если есть какой-то еще механизм попасть на СВО, то может быть, но через московский пункт сбора 15 тысяч вряд ли наберется.

 

— Гуркхи говорят только на английском?


— Строго на английском, хотя даже его не все знают на хорошем уровне. Русского из них совершенно никто не знает. Большинство гуркхов понимает английский на базовом уровне, так как они служили во многих армиях мира. Они приходят в пункт отбора большой группой. У них в группе обычно находится человек, который хорошо говорит на английском, и все через него общаются.


— Это их куратор?


— У них нет никаких сопровождающих, просто находился человек, который лучше знает английский, но он не их куратор.


— Были те, кто приехал с семьей?


— Гуркхи всегда приезжают одни, без семей. Очень дорого получить визу для перелета в Россию — они буквально последние деньги соскребают, все продают, чтобы попасть в Москву, в пункт приема. Речь здесь идет о суммах в несколько тысяч долларов.


— Формируются отдельные подразделения из гуркхов?


— Внутри своих групп гуркхи назначают командиров, но я не знаю, как дальше это происходит, остаются ли они в своих группах. Возможно, одно отделение формируется из непальцев, а остальные обычные — из русских ребят. Но точных сведений нет. На фронте я не видел, как они воюют. 


— Случай плена оговаривается в контракте?


— Контракт я не изучал, так что сказать не могу. Они вопросов таких не задавали. Их всегда волновало только, будут ли выплаты семьям, если бойцы погибнут.


— Будет выплата? А гражданство дадут членам семьи?


— Да, заплатят, но про гражданство не знаю.


— Как они в принципе к плену относятся?


— Я так понял, у них плен не принят. Про него вообще никто не говорил.


 — Как вышестоящее командование Вооруженных сил РФ взаимодействует с гуркхскими подразделениями на фронте?


 — Русский они не учат в процессе подготовки. Возможно, есть какие-то фронтовые переводчики. Но переводчика с непальского очень тяжело найти.

 

— Они по физической подготовке отличаются от наших бойцов?


 — Обычно спортивное телосложение у ребят, такие сухонькие. Я думаю, у них именно квалификация хорошая. Они же проходили подготовку, служили во многих армиях мира и, я думаю, где-то лучше европейского наемника.


— Были среди непальцев такие, кто восходил на Эверест?


Многие гуркхи живут в горах, ну или их семьи по крайней мере, когда они на плато работают. Но я не слышал историй, чтоб на пик взбирались целенаправленно.


— Были те, кто раньше работал шерпой? (Шерпы переносят вещи альпинистов в горах.)


— Про подработки такие тоже не слышал. Все хвастались своей военной службой.

 

— Как они внешне выглядят?


— Гуркхи выделяются среди других. Они держатся обособленно — им куда практичнее быть вместе, так как они друг друга понимают и друг другу подсказывают. Я у них практически не видел гражданской одежды.

 

Я ни разу не видел, чтобы они мерзли. В ноябре было достаточно прохладно, но они были легко одеты. Я выходил укутанный, а они в расстегнутых куртках стояли.


Очень спокойные ребята, то есть они собранные, немного суровые. Не привыкшие к комфорту и удобствам — вещи при себе, одежда на себе, далеко никуда не ходят. Со всеми очень вежливые.


Если граждане России активно коммуницируют, обсуждают СВО, то непальцы очень спокойны всегда. Любят в шахматы поиграть, могут пообщаться друг с другом, но без эксцессов.


— Они носят с собой свои знаменитые ножи?


 — Часто гуркхи приходят со своими ножами, но в пункте приема их просят сдать оружие. Они забирают свои ножи потом, перед отправкой. У них это культурно очень значимо. Гуркхи — без ножа им никуда. Охранники теперь четко знают слово «нож» по-английски. 


— Были ли у них проблемы с выпивкой?


— Те же мигранты из стран более близких к России чаще были пьяные на пункте, и русские тоже чаще были пьяные. С непальцами такого вообще ни разу не было. Дисциплинированные ребята.

 

— Были смешные моменты, связанные с гуркхами?


— Один непалец проморгал свой рейс. Его прикрепили к группе россиян, которые ехали в учебный центр своим ходом — такая возможность есть. Этот бедняга, абсолютно не зная русского языка и плохо зная английский, отправился с ними. Больших усилий стоило ему объяснить, что нужно следовать за вот этими людьми, потому что сам он, очевидно, не сориентируется.

 

Еще был случай: в пункт отбора периодически приходит батюшка и перед отправкой читает проповедь, окропляя бойцов святой водой. В один день он пришел — было очень мало русских ребят — всего три человека. И 40 человек непальцев в одной комнате. Батюшка начинает читать проповедь — непальцы озадаченно смотрят на это. Я им объясняю: вот, это наша традиция на удачу в бою. Вроде успокоились, просто сидят дальше. Потом [батюшка] берет чашу, кисточку — окропляет русских бойцов святой водой, после чего смотрит на непальцев и говорит: «Ну тоже же наши, тоже бойцы!» И окропляет их. Непальцы просто в шоке, они не понимают, что происходит, почему их обливают водой, зачем это. Хорошо это вообще или плохо? После того как батюшка ушел, я им все объяснил. Я батюшке еще пытался перед этим сказать, что они буддисты, а он в ответ: «Да они наши, наши!»

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...