St
«Все как стервятники, ни одного доброжелателя»
close
Белых
10:50, 16 нояб. 2017
Фото: © Агентство Москва/Ведяшкин Сергей

«Все как стервятники, ни одного доброжелателя»

Ключевой свидетель по делу Никиты Белых — об экс-губернаторе, правосудии и бизнесе в России

Фото: © Агентство Москва/Ведяшкин Сергей

Ключевой свидетель по делу Никиты Белых — об экс-губернаторе, правосудии и бизнесе в России

Пресненский суд девять заседаний спустя посетил ключевой свидетель по делу против Никиты Белых – немецкий бизнесмен Юрий Зюдхаймер. Именно с его подачи в начале прошлого лета тогдашний губернатор Кировской области был задержан силовиками в ресторане отеля Lotte Plaza.

 

Со слов предпринимателя, с назначенцем Медведева он познакомился через своего друга Альберта Ларицкого, которого знал более 20 лет — с тех времен, когда тот был «деликатным еврейским мальчиком». В 2008 году Ларицкий обратился к нему за помощью — попросил денег на развитие бизнеса по лесопереработке и заверил, что проекты задумывались Белых. Тогда же приятель, не спросив Зюдхаймера, включил его в совет директоров Нововятского лыжного комбината (НЛК). 

 

Впоследствии до немца дошли слухи, что предприятие замешано в незаконном возмещении НДС, и он перестал в НЛК инвестировать. На тот момент Ларицкий задолжал ему 37 миллионов долларов. В качестве возврата долга Зюдхаймер получил контроль над НЛК и УК «Лесхоз». И только при их аудите выяснилось, что средства до юрлиц не доходили, а оседали в карманах у Ларицкого.

 

До этого Белых убеждал бизнесмена, что инвестировать на кировской земле надежно, и гарантировал всяческую поддержку. Когда же инвестор узнал о махинациях, — а Ларицкий «отказался отвечать за поступки», — региональный глава убедил отказаться от банкротства НЛК и УК «Лесхоз». Зюдхаймер подчеркнул, что организации были донельзя закредитованы под гарантии властей — закладывались, например, местная филармония и детсады. Зато с какой помпезностью сдавали один из объектов НЛК — сам Аркадий Дворкович с телевизионщиками приезжал!

 

«Для меня единственным человеком, который решал вопросы, был Никита Юрьевич. Я понял, что ситуация в тупике, когда задержали Ларицкого. Белых же стал вести себя абсолютно неадекватно — я понимал, что без проблем не обойдется. Решил для безопасности и по рекомендации людей, знакомых с российской действительностью, записывать его распоряжения и встречи», — рассказал в суде Зюдхаймер.

 

«Такса» правительства Кировской области за покровительство была установлена в 200 000 евро — и это, со слов самих чиновников, было еще «по-божески». Средства передавались Белых напрямую и обязательно крупными купюрами. В суде Зюдхаймер постоянно возмущался: он имеет бизнес во многих странах мира, но «таким незащищенным, как в России, не чувствует себя нигде — все как стервятники, ни одного доброжелателя». 


undefined
Фото: © Агентство Москва/Ведяшкин Сергей

После задержания Ларицкого Белых якобы постоянно пытался встретиться с бизнесменом и твердил, что нужно вытаскивать их общего приятеля.


«Че он со мной советовался — не знаю, — пожимал плечами допрашиваемый. — Да и что я мог сделать? Прийти в «Лефортово» и сказать: Отпустите моего ушастого друга? Я не понимал, почему он не может оставить жулика, — не верю в такую дружбу. Что такой черт мог сделать для губернатора? Это для вас он олигарх Ларицкий, для меня он — ушастый Алик!». 

 

«Для нас он свидетель», — поправила Зюдхаймера прокурор. 

 

По словам предпринимателя, партнерские и дружеские отношения между Ларицким и Белых доходили до крайностей. В подтверждение он привел историю: однажды Зюдхаймер вместе с Ларицким летели в Киров, чтобы посмотреть на «руины» НЛК. У частного самолета последнего их встретил джип и повез на место. Потом были отдых в хорошем ресторане и обратная дорога в аэропорт, сотрудник которого отказался их пускать — мол, не положено в такое время. Звонок губернатору — работника увольняют.

 

В 2014-м Зюдхаймер не передавал Белых денег, поскольку тот их не просил. Правда, спустя год ситуация изменилась. Немец передал ему 50-тысячный транш, губернатор негодовал — мало. Тогда же он принял решение обратиться в частное детективное агентство, где ему выдали все необходимые средства для фиксации разговоров. И подал заявление в ФСБ, но там никто не поверил — держали «за сумасшедшего немца», пока не предоставил доказательства.

 

«Еще раз поясню: я не борец с коррупцией, мне просто некуда было деваться, — предваряя вопросы, объяснил мужчина. — И не козел, чтобы подставляться».

 

О том, что встреча в Lotte Plaza станет для Белых роковой, предприниматель, как он сам уверяет, не догадывался. А та самая бутылка вина, фигурирующая в деле, была привезена губернатору в качестве подарка на день рождения — ее Зюдхаймер «хотел искренне подарить». Перед спецоперацией бизнесмену было выдано все необходимое, а также галстук («как мой дедушка носил») повязали с непонятной штукой, ремень заменили, на спину привязали «очень горячие аккумуляторы» — в таком вот виде, с аппаратурой, его поместили в зал ресторана. После — передача в обработанном спецсредствами пакете денег и задержание чиновника.

 

— А он не удивился, о чем речь идет? — поинтересовалась судья Татьяна Васюченко по поводу купюр, полученных Белых. — Просто нам Никита Юрьевич говорил, что не знал, что в пакете деньги.

 

— Ну раз Никита Юрьевич говорил, значит, так и есть, — сострил Зюдхаймер.


undefined
Фото: © wikimedia.org/Евгений Фельдман/Новая газета

Кто с кем именно работал — Ларицкий с Белых или наоборот, свидетель судить не брался, поскольку «вопрос очень провокационный». Кроме того, заметил, что проблемы у компаний первого были всегда, и что этот многострадальный «Кировлес» (выступал одним из соучредителей УК «Лесхоз». — Примеч. «Шторма») ограбил «еще один борец с коррупцией» (имеется в виду Алексей Навальный. — Примеч. «Шторма»). Интересовался также, в курсе ли президент, приглашающий немецких инвесторов в Россию, что их здесь ожидает, и даже предложил написать об этом детектив.

 

Адвокат Андрей Грохотов уточнил, почему на протяжении нескольких лет Зюдхаймер молчал, на что тот ответил — стыдится: мол, боялся за свои предприятия, куда инвестировал огромные средства. Думал, что, отдавая «таксу», он будет жить спокойнее.

 

В какой-то момент Зюдхаймер начинает всех подгонять — у него скоро самолет.

 

— Время, время, уважаемые!

 

— Вы не знаете, сколько мы Вас ждали, — бросил Белых.

 

— Да я бы с удовольствием остался…

 

— Тогда приглашаю в «Лефортово», в двухместные номера.

 

Зюдхаймер, кстати, не считает, что экс-чиновник должен сидеть в тюрьме — «человек некриминальный», и вообще ему нужно дать список вопросов и назначить детектор лжи. На предложение остро отреагировала судья Васюченко — не немцу учить ее правосудию. 


Весь рассказ Зюдхаймера свелся к тому, что Белых четко давал понять — у бизнеса будут проблемы, если не платить откаты. 


«Что это взятка, я понимал: мне партнеры российские объяснили, что здесь, в России, по-другому не бывает», — подытожил свидетель.

 

Допрос, впрочем, пока еще не окончен — заседание решили перенести. Когда именно появится Зюдхаймер — непонятно, но он дал честное слово, что вернется, и перед тем как покинуть зал, попытался разрядить обстановку, воскликнув: «Короче, все будет хорошо!»