St
«Я уже хочу нюхать мочу. А я — резать людей»: врачи узкого профиля устали ходить по коронавирусным больным
Бывает, пациенты просто грубят, а иногда — спускают на медиков собак Коллаж: © Daily Storm

«Я уже хочу нюхать мочу. А я — резать людей»: врачи узкого профиля устали ходить по коронавирусным больным

Бывает, пациенты просто грубят, а иногда — спускают на медиков собак

Коллаж: © Daily Storm

Число заболевших и интерес к коронавирусу снижаются, в то время как врачи продолжают выезжать к новым пациентам. В Москве за последние недели с пиковых 800 вызовов в день (для одного конкретного района на юге столицы) число обращений с симптомами COVID-19 упало примерно вдвое. Однако медики предупреждают: расслабляться рано. Почувствовав свободу, зараженные спокойно разгуливают по паркам, магазинам и посещают медучреждения. Многие, кто должен соблюдать карантин, не жалуют врачей. Уставшие от анализов и постоянного контроля, люди пугают медиков суицидом, записанными на диктофон разговорами и даже собаками. О том, как сложно работать врачам после снятия изоляции, с Daily Storm поделилась сотрудница одной из московских больниц. Мы передаем ее рассказ от первого лица. 


В целом, действительно, можно говорить, что ситуация понемногу стала налаживаться. Если в середине апреля число вызовов от потенциальных больных достигало 800 в день, то сейчас эта цифра вновь опустилась до 300-400 звонков (вся статистика приведена по одному району на юге столицы. Примеч. Daily Storm).


Заметно больше стало легких пациентов. Сейчас на домашнем лечении находятся 70-80% зараженных. В день после процедуры КТ мы имеем не больше пяти госпитализаций из 100. Это и правда обнадеживающая цифра, но есть опасение, что ситуация резко ухудшится.


После снятия пропускного режима поликлиники постепенно наполняются людьми. Пациентов много, дистанция не соблюдается, причем сами посетители на это и ругаются. Расслабились даже те, кто имеет очевидные симптомы COVID-19. Заходит пациент на прием и жалуется: «Вот, болит у меня что-то, сдал мазок на коронавирус, результат пока не пришел». Врач на него смотрит выпученными глазами, а в руках положительный тест. 


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St


Несмотря на возобновившиеся приемы, до сих пор главная работа медиков это выезды на дом и взятие мазка. Изначально, когда инфекция только пришла в страну и начали поступать первые предписания властей, никто до конца не понимал, какой большой нагрузки потребует выявление коронавируса. Поначалу с вызовами прекрасно справлялись врачи-терапевты. Однако прошло чуть меньше месяца и стало ясно: одним им не вытянуть терапевты то и дело задерживались, от последнего больного некоторые возвращались только в полночь. Поэтому в апреле к надомной службе привлекли остальных докторов (неврологов, дерматологов, окулистов, рентгенологов и т.д. — Примеч. Daily Storm). Теперь задерживаться до ночи пришлось всем вместе.


Фото: © GLOBAL LOOK press / Nikolay Gyngazov
Фото: © GLOBAL LOOK press / Nikolay Gyngazov


Уже несколько месяцев утро медиков начинается со сбора, где им выдают маршрутный лист по очагам. Очаг это семья, одинокий человек, общежитие, стройка. Информацию об очагах собирает Роспотребнадзор. Это не то же самое, что вызовы в больницу. Обычно ведомство получает информацию о заболевших через забор мазка на рабочих местах. Затем смотрит, по какому адресу проживает пациент, и отдает его той или иной больнице. Раньше нам приходило по 150 очагов в день, максимальным было 168. За эти выходные, с 11 по 14 июня, поступила информация о 135 очагах. Бывали дни, когда приходил один очаг, а на следующий день сразу 101. Кроме данных от Роспотребнадзора, есть еще 300-400 звонков в больницу, из которых добрая половина окажется от зараженных.


В какой-то момент звонков стало так много, что пришлось завести несколько телефонных линий: выделить детский кол-центр (из-за того, что дети мало болеют коронавирусом, звонки от родителей постоянно терялись в массе других вопросов), завести кол-центр по мазкам и отдельный номер для справочной службы.


Распределение врачей по больным зависит от того, в какой форме пациент переносит вирус. Все это тоже уточняется по телефону. Если пациент легкий, к нему направляют бригаду из медсестры и врача узкого профиля (не терапевт, а врач другой специализации. — Примеч. Daily Storm). То же самое для людей с ОРВИ и повышенной температурой. Если пациент тяжелый, то выдвигается терапевт, и уже он определяет, госпитализировать больного или оставлять лечиться дома.


Таким образом, около 80% врачей, которые раньше сидели на приемах, стали выезжать на дом к ковидным. Периодически резко заболевали водители, и обходить больных приходилось пешком.


Естественно, врачей такой расклад не радует. Уролог жалуется: «Я уже хочу нюхать мочу!», медсестра хирурга: «А я хочу резать!» По COVID-19 сейчас не работают только онкологи. И то, в начале пандемии стационары для онкобольных также было решено закрыть. Это выглядело так, словно пациентов отправляли домой умирать. Больные звонили и спрашивали: «А что мне делать, у меня рак в последней стадии, а нас выписали домой. Мне нужны лекарства». Но довольно быстро по указу мэра онкологическую помощь вернули в больницы.


По сути, онкологи, кардиологи и медсестры на заборе анализов это те 20% медперсонала, которых не трогают в разгар инфекции. Между тем, некоторые доктора покинули работу из-за вспышки заболеваний среди самих врачей. В один момент у нас слегла вся терапевтическая служба. Семь человек слегли, семерых взяли на работу.


«Еще раз придете, и я себя порублю!»


Сценарий с высокой смертностью, к которому мы изначально готовились, не случился. Но именно из-за него пациентов начали повально сажать по домам. Раньше ковидных больных проверяли чуть ли не через сутки. Теперь их навещают в первый, 11-й и 14-й дни. Тем не менее, такая частота визитов сводит некоторых пациентов с ума.


Сплошь и рядом случаи, когда врачей не пускают в дом. Кто-то орет и не пускает, кто-то просто не открывает дверь.


Был инцидент, когда в частном доме на врачей спустили собак, типа «че вы к нам все время ходите?». А у нас такой алгоритм. Мы не можем не ходить.


Часто пациенты включают диктофон и записывают наши разговоры, а потом предъявляют: «Вот, отошлю это в вашу больничку, пусть посмотрят, как вы работаете». Что ж, пускай.


Фото: © GLOBAL LOOK press / Alexander Legky
Фото: © GLOBAL LOOK press / Alexander Legky


Люди настроены очень агрессивно. Масло в огонь подливают слухи (а возможно, и факты), что под видом врачей к жильцам приходят мошенники. Поэтому пациенты открывают дверь только после предъявления документов, дескать, у моей подруги, пока она куда-то отходила, так шкаф обчистили. Поэтому пришлось всем врачам оформлять удостоверения.


Мой рабочий телефон и вовсе превратился в службу психологической помощи. В основном звонят поорать. Просто поорать. Но в последнее время чаще звонят поплакаться. Недавно обратилась женщина, очень горько было ее слушать. Она так плакала, говорила, что уже 37 дней сидит на карантине и ей нечем кормить питомца. Проблема состояла в том, что из-за ошибки лаборатории она никак не могла дождаться результатов своего анализа. Не исключено, что и наши сотрудники напортачили, не добрали биоматериал. В общем, ее мазок оказался бракованный. Тогда к ней выехала еще одна бригада. Взяли мазок, а он вновь пропал, потому что в лабораторию не привезли нужные реактивы. И опять все впустую. Женщина звонит, говорит, что не хочет жаловаться, но предупреждает: «Если вы в следующий раз придете и я выброшусь из окна, знайте, это вина врачей, которые вовремя не сделали анализ». Дословно.


Так что разные звонки поступают. Кто-то вообще хочет себя порубать. Была одна такая: «Я себя порублю, если вы опять придете и ничего не сделаете!»


Иногда звонят молодые люди и просят привезти им продукты. Я объясняю, что больница это не служба доставки. Пытаюсь вежливо и сдержано перевести их на соцпомощь.


Кто-то просто все выпалит и скажет в конце: «Спасибо, что выслушали, мне полегчало».


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...