St
За расследованием по Troika Laundromat стоит эстонский олигарх Маргус Линнамяэ
Он контролирует СМИ Прибалтики, любит офшоры и спонсирует националистическую партию Эстонии Коллаж: © Daily Storm / Марина Митякова

За расследованием по Troika Laundromat стоит эстонский олигарх Маргус Линнамяэ

Он контролирует СМИ Прибалтики, любит офшоры и спонсирует националистическую партию Эстонии

Коллаж: © Daily Storm / Марина Митякова

В числе авторов расследования об инвестиционной компании «Тройка Диалог» Рубена Варданяна наравне c журналистами OCCRP («Проект по расследованию коррупции и организованной преступности») указаны сотрудники литовского портала 15min.lt. Информация о сети офшоров тоже имеет литовское происхождение — проводки были получены неустановленными лицами из местного банка Ukio, разорившегося в 2013 году. В материалах OCCRP ничего не говорится об их прибалтийских партнерах по расследованию, хотя за 15min.lt стоит олигарх, известный своей скрытностью, офшорными схемами и антипатией к России.


Медиамагнат и мастер маскировки


О владельце 15min.lt Маргусе Линнамяэ в России практически ничего не известно. В этом нет ничего удивительного: в его родной Эстонии все обстоятельства жизни и бизнеса Линнамяэ спрятаны в дальние шкафы. В Сети можно обнаружить только несколько его фотографий. С журналистами Маргус тоже не общается. Скрытность — главная характеристика Линнамяэ, наравне с богатством.


«Олигарх — это член правящей элиты. Если придерживаться этого определения, то Линнамяэ еще не олигарх. Но у него есть все предпосылки для этого. Есть СМИ. Есть политики. И есть деньги», — писал главный редактор эстонской Äripäev Меэлис Мандель в материале 2015 года о Линнамяэ под названием «Кто на самом деле правит Эстонией».


Издание Delfi поместило Линнамяэ на первую строчку своего рейтинга «Самые влиятельные люди Эстонии 2018».


«Несмотря на обладание собственным издательским домом, Маргус Линнамяэ не любит внимания. Чтобы его избежать, он время от времени меняет свою внешность, играя с наличием бороды и ее длиной, очками, стилем одежды и длиной волос. Часто его не узнают даже его собственные работники, он мастер маскировки. Единственные имеющиеся в распоряжении журналистов фотографии относятся к периоду, когда эта «акула бизнеса» купила издание Postimees. Как Маргус Линнамяэ выглядит сейчас, неизвестно», — пишет Delfi.


Завоевание медиарынка Прибалтики и закрытых русских СМИ


У Маргуса Линнамяэ две главные сферы деятельности — фармацевтика и СМИ. Причем средствами массовой информации олигарх заинтересовался позже. В 2015 году через принадлежащую ему компанию Up Invest Маргус Линнамяэ приобрел медиахолдинг Eesti Meedia, контролирующий ключевые эстонские СМИ:  газету Postimees, телеканал Kanal 2, три радиостанции, а также местные газеты и рекламные издания.


Вскоре после смены собственника Eesti Meedia прекратили выпускаться газеты «Postimees на русском языке» и «День за днем» — старейшее русскоязычное издание Эстонии.


После того как бывший совладелец и главный редактор эстонской версии Postimees Март Кадастик выпустил биографию под названием «Теперь я напишу…», в ​​которой рассказал о взаимоотношениях Postimees и Eesti Meedia и роли в них Маргуса Линнамяэ, олигарх профинансировал издание брошюры о сотрудничестве Кадастика с КГБ. После этих событий бывший главред был вынужден отказаться от звания почетного жителя Тарту.


Маргус Линнамяэ
Маргус Линнамяэ Коллаж: © Daily Storm

Кадастик был не единственным, кто писал о влиянии Линнамяэ на СМИ и на те воззрения, которые транслировал олигарх. Маргус и его брат Айвар являются спонсорами партии Isamaa, которая придерживается националистических и антироссийских взглядов. О том, что Линнамяэ «склоняет Postimees вправо», заявил в феврале 2019 года бывший сотрудник этого издания Вахур Коортис.


Именно частью этой медиаимперии является литовский сайт 15min.lt. Маленькая деталь: за несколько лет до перехода издания под контроль Линнамяэ его норвежские собственники дали добро на запуск русской версии.


«Абсолютное большинство живущих в Литве русских, украинцев и белорусов прекрасно знают литовский язык, поэтому задача русскоязычного портала — не столько информировать жителей Литвы другой национальности, но и распространять достоверную информацию о Литве в восточном пространстве, в котором свобода СМИ все еще ущемлена и где предоставляется много тенденциозных текстов о нашем государстве», — объяснили это решение в издании.


Схемы прикрытия


Сейчас русскоязычной версии нет. А переход 15min.lt в собственность Линнамяэ демонстрирует, как ведет дела эстонский олигарх и насколько его приемы отличаются от того, в чем обвиняют «Тройку Диалог».


В марте 2014 года медиагруппу BNS (ей в числе прочих активов принадлежал сайт 15min.lt) приобрел владелец нескольких развлекательных радиостанций эстонец Ильмар Компус. Он назвал сделку долгосрочной инвестицией на 5-10 лет, но уже через два месяца продал BNS Линнамяэ. Одновременно его Eesti Meedia купила у южноафриканской компании еще один литовский медиаактив — фирму Allegro, занимающуюся рекламными порталами.


Сделки могли заинтересовать литовских антимонопольщиков — слишком много ресурсов скопилось в руках Маргуса Линнамяэ. Чтобы избежать этого, эстонский олигарх продал часть изданий, включая 15min.lt, голландскому STAK-фонду (специальная бизнес-структура, которая используется для сокрытия реальных владельцев компании) Kemplake.


Управляющими партнерами фонда стали голландцы Лорен Ринкс и Ханс Фраатс из фирмы Henley Trust. Журналисты эстонского издания Delfi обратили внимание, что в Henley Trust есть еще и третий партнер — эстонец Ааре Курист, партнер Маргуса Линнамяэ по фармацевтическому бизнесу.


В Delfi сделали вывод, что фонд Kemplake служит исключительно формальной прокладкой между олигархом и его медиаактивами.


Коллаж: © Daily Storm
Коллаж: © Daily Storm

Но новостные издания были только частью этой игры. В Эстонии Маргус Линнамяэ приобрел крупные конкурирующие друг с другом порталы по продаже недвижимости (вновь через Ильмара Компуса) — kv.ee и city24, после чего цены на их услуги выросли в два-три раза. В Литве он стал контролировать «доски» по продаже автомобилей и квартир, и вновь история с ростом цен повторилась.


В 2016 году литовские антимонопольные органы все-таки обратили внимание на сделку, но вопрос сначала на два года завис в суде, а в 2018 году Совет по конкуренции решил, что в Eesti Meedia действовали законно.


Фармацевтика и офшоры


Но основа бизнеса Маргуса Линнамяэ все-таки фармацевтика. Вот как описывает завоевания олигарха эстонская газета Eesti Ekspress:


«За 25 лет Линнамяэ создал коммерческую империю, которая окружает нас всех. Каждую третью таблетку мы получаем от Magnum Medical (компания Маргуса). Под брендом Apotheka (тоже принадлежит Маргусу) только в Эстонии работают 169 аптек. Kanal 2 является самым просматриваемым частным ТВ. Postimees, рекламные порталы (osta.ee, kv.ee и так далее), радиостанции, окружные газеты, недвижимость, книжные магазины и кинотеатры Apollo, стартапы, зоомагазины — везде можно встретить Линнамяэ. Он хорошо платит, но и ожидает верности от своих бойцов. Один бывший подчиненный признавался: «Некоторые сотрудники говорили, что если Линнамяэ скажет выпрыгнуть из окна, надо будет это немедленно сделать».


Еще в советские времена, как пишет Delfi, Маргус совершил яркий, но странный для столь «тихого» человека поступок — приехал на границу с РСФСР и поставил там столбик с надписью: «Граница Эстонской Республики проходит здесь».


Датой начала строительства бизнес-империи Линнамяэ стал 1992 год, когда он с братом и еще одним партнером создал компанию Magnum, которая занялась торговлей медицинской продукцией. В 1994-м он купил Таллинский фармацевтический завод, а уже в 1998 продал его. Незадолго до этого разразился скандал, связанный с Magnum и заводом: латвийские контрагенты обвинили Линнамяэ, что счета за поставку лекарств на сотни тысяч долларов он требовал проводить через офшоры, а часть денег передавалась при этом наличными.


В самой Эстонии тоже были недовольны, что разросшийся к этому времени Magnum Medical имел регистрацию не у них в стране, а на Маврикии и в Науру. В 2002-м в компании услышали претензию и оформили прописку в Тарту: «Для нас важно, чтобы эстонские аптеки находились в руках эстонцев и обслуживались Magnum Medical как сильным национальным дистрибьютором на национальном уровне». Однако при этом, по данным Eesti Ekspress, головная компания была зарегистрирована в Белизе.


Спустя два года структура владения Magnum вновь изменилась, но осталась офшорной. По информации газеты Aripaev, компания на 79% принадлежала инвестиционной компании New European Investments Ltd (NEI), зарегистрированной на острове Мэн, и только на 21% Hortense, принадлежащей Маргусу Линнамяэ. NEI, в свою очередь, находилась в собственности страховой компании на Каймановых островах.


Коллаж: © Daily Storm
Коллаж: © Daily Storm

Сейчас фармацевтические активы Линнамяэ сосредоточены в голландской компании MM Holdings BV.


Налоги и пиво


Любовь Маргуса к оптимизации налогов хорошо иллюстрирует еще одна история из прошлого столетия. В 1995 году с партнерами он приобрел за 17 миллионов крон пивоваренный завод в Тарту, и буквально через год предложил его финским пивоварам из Olvi. Те сначала приобрели 10% акций предприятия, а затем и весь завод целиком, отдав за него 138 миллионов крон. И вот с этой супервыгодной сделки Маргус не заплатил ни сента налогов. Просто продавалась компания, по данным Delfi, не напрямую, а через прокладки в Ирландии и штате Делавэр.


Вопросы о том, имел ли Маргус Линнамяэ отношение к расследованию Troika Laundromat и было ли издание 15min.lt единственным источником банковских проводок, мы отправили непосредственно в литовскую редакции.


Расследователи



Там на поставленные вопросы отвечать отказались и перенаправили Daily Storm к старшему партнеру по расследованию — в OCCRP («Проект по расследованию коррупции и организованной преступности»).


Мы связались с Романом Шлейновым, региональным редактором OCCRP.


— Вам знакомы имя и фамилия Маргус Линнамяэ?


— Впервые слышу.


— Он является владельцем литовского сайта «15 минут», через который, как я понимаю, была получена информация по банку Ukio.


— Не совсем через него, там было несколько источников. Там указан международный холдинг журналистов-расследователей. Вы представляете, сколько туда людей входит? Я вам говорю, что источник далеко не один.


— Вы не проверяли его связи?


— Я не проверяю связи людей, которые что-либо приносят. Мне интересны сами факты, которые они говорят. Соответствуют ли они действительности или нет.


— Вам не интересно, в чьих интересах могут быть представлены факты?


— Когда есть несколько источников разных, мне совершенно странно было бы разные источники проверять, потому что они разные. И соответственно, у разных независимых источников единый интерес очень сложно найти. Еще раз повторяю, что источники были разные. Из этого и исходите. Я за чистоту информации, которая поступает. Чистой информация может считаться только тогда, когда приходит из разных независимых источников. Вы согласны со мной?




Роман Шлейнов
Роман Шлейнов Коллаж: © Daily Storm, фото: © occrp.org

— Да.


— Вот так она и пришла.


— Если у этих источников нет единой направляющей.


— Направляющей никакой нет. Есть разные источники информации.


— Подождите. Вы говорите, что общего бэка у источников нет. Но я спрашиваю вас про один из источников, и вы даже не знаете его...


— Я про него даже не знаю, потому что я общался с другими людьми.


— Может быть, кто-то из ваших коллег его проверял?


— Вы понимаете, что когда источники разные. Вот я общался с другими людьми, мне достаточно было от них информации. И что вы хотите дальше?..


— Почему именно «15 минут» был указан в материале?


— Как один из партнеров. Почему нет? Кто первый встал, того и тапки.


— То есть они первые встали. Но при этом вы либо скрываете информацию о его владельце, либо его не знаете.


— Я ничего не скрываю, я говорю, что я с ними не знаком. Я говорю о том, что у меня свои источники есть.


— Может быть, я могу обратиться к кому-нибудь из ваших коллег? Кто проверял этот источник? Вы же публикуете материал, и отвечаете за то, что опубликовано.


— Понятия не имею. Мы в России находимся. Мне интересна российская составляющая. Мне остальная составляющая не интересна. Мне интересна Россия. Что касается информации — что важно, что касается меня и нас, здесь. Я из этого исхожу.




Коллаж: © Daily Storm
Коллаж: © Daily Storm

— Вам не интересно, кто и с какими целями передает вам информацию?


— А с какими целями может быть передана информация, когда источники разные? У разных источников цели совпадают, по вашему мнению?


— Да, если у них есть единый бэк.  


— Нет у них. Они разные. Вы уверены, что источник один сайт? Вы понимаете, что сайт сам информацию не добывает? Он не имеет доступа к банковским [выпискам]. Когда речь идет о больших данных, допустим, техническую информацию человек выносит из банка или регистратора, человек не в состоянии один обработать огромный объем информации. Для того чтобы это сделать, нужно несколько десятков человек. От 50 и больше. Как вы думаете, когда панамские файлы выносит кто-то один или вот эти банковские проводки, он в состоянии понять, что там есть?


— Смотря кем он является.


— Да кем бы он ни являлся. Потому что сотни человек работают с объемом в течение более чем полугода, в случае с панамскими файлами. В этом случае несколько месяцев работают несколько десятков человек. И то они не в состоянии понять, что там есть. Ну так о чем мы говорим? Вы говорите о том, что была какая-то цель и предубежденность, но я знаю, что это не так.


Оказался не осведомлен о владельце сайта 15min.lt и Илья Шуманов, заместитель генерального директора «Трансперенси Интернешнл — Россия», занимающийся распространением материалов расследования Troika Laundromat. Он также согласился ответить на наши вопросы.


— Вам известно об источниках расследования по «Тройке Диалог»? Литовский сайт «15 минут» в их числе?


— Я так понимаю, что источники информации — это как раз сеть OCCRP. Она состоит из журналистского консорциума и, насколько я понимаю, «15 минут» — это партнер OCCRP в Литве. Если логически предположить, что речь идет о двух литовских банках, то, возможно, из этих банков журналистам и удалось получить информацию.


— Вы имели отношение непосредственно к расследованию?


— Расследованием занимались журналисты, я постфактум знакомился с материалом.


Коллаж: © Daily Storm, иллюстрация: © occrp.org

— Тогда, скорее всего, имя Маргус Линнамяэ вам ни о чем не говорит.


— Эти имя и фамилия мне ничего не говорят.


— Эстонский олигарх, владелец «15 минут».


— Я думаю, что скорее всего, источников этой утечки [из банка] было несколько, потому что все равно с разных сторон журналисты занимаются разными вопросами. И я не знаю, насколько стоит сравнивать с Россией, но, как мне кажется, не всегда владелец издания может определять редакционную политику того или иного издания.


— В Эстонии считают, что склонен вмешиваться.


— Я не знаком лично с журналистами или владельцем «15 минут», знаю только, что журналисты издания выпускают отличные расследования и это чуть ли не одно из лучших изданий и расследователей, которые вообще на Балтике находятся. Они как раз расследовали по банковским аферам, которые были за последнее время, потому что балтийская банковская сфера так переплетена, насколько я понимаю, они очень сильно следили за этой тематикой.


Взгляд из Эстонии


Чтобы узнать об отношении в Эстонии к расследованию Troika Laundromat и связях проводивших его журналистов с Маргусом Линнамяэ, мы связались с бывшим главным редактором эстонской версии Postimees Мартом Кадастиком.


— Мне неинтересно о нем говорить. С того момента, когда мы с ним пересеклись, прошло пять лет.


— Может быть, вы знаете кого-то, кто был бы осведомлен?


— Он [Маргус Линнамяэ] очень «тихий». Low profile. Он ничего не говорит на публике. Очень сложно найти выходы на него, почти невозможно. Те из коллег, которые близко работают с ним, — с ними поговорить не получится. Все к нему лояльны. Я даже не могу никого порекомендовать ни в Литве, ни в России, ни в Эстонии. Легче собрать информацию в открытых источниках.


Чуть больше о владельце Magnum нам сумел рассказать Виталий Белобровцев — преподаватель теории и практики журналистики Таллиннского университета.


— Он владеет холдингом Eeste Meedia, который работает и в Латвии, и в Литве, и в Эстонии. В Эстонии у них одна из самых популярных газет Postimees, они издают несколько журналов ежемесячных. Он владеет порталами, которые принимают и публикуют объявления о продаже недвижимости. Также он занимается торговлей различными фармацевтическими продуктами, считается, что он один из главных поставщиков медицинских препаратов в Эстонии.


Коллаж: © Daily Storm
Коллаж: © Daily Storm

— Он мог знать о содержании расследования «15 минут» по «Тройке Диалог»? Мог ли он быть заинтересован в публикации?


— Я думаю, что у него настолько много различного рода предприятий, что заниматься подробно, что там расследует один из его ресурсов... При этом мы же понимаем, что ресурс не обращается к владельцу и не говорит, что мы сейчас порасследуем, найдем черт знает сколько материалов и утопим Россию. Когда начинается расследование, не сильно понятно, чем оно закончится, я думаю, он понятия не имел об этом.


— То есть у вас в стране соблюдается дистанция между владельцем СМИ и редакцией?


— В Эстонии владельцы стараются отдаляться от непосредственного управления медийными ресурсами, чтобы их не обвиняли в симпатии к тем или иным политическим движениям, партиям, а Линнамяэ сейчас обвиняют в симпатии к партии Isamaa. Поэтому это вряд ли в его интересах. Он пожертвовал большую сумму партии Isamaa, и во многих материалах, которые публикуются в его изданиях, просвечивает такая непрямая симпатия к партии.


— Но это же противоречит принципу дистанцирования, о котором вы только что сказали.


На первый взгляд, противоречит, но на второй — необязательно. Потому что может быть и такое: когда богатые люди жертвуют деньги партиям, то они обязаны это декларировать, это всем известно. И когда твой владелец выделил большую сумму какой-то партии, ты, как работник, может быть, начинаешь думать, что этим людям, наверное, надо помочь, раз наш начальник им денег выделил. Такое тоже исключать нельзя.


Прибалтийская схема


Публикации расследования по «Тройке Диалог» действительно предшествовал длительный скандал по отмыванию денег в прибалтийских банках (о нем упоминал Илья Шуманов). Сначала в Norvik banka и Rietumu banka. Затем более крупный — с ABLV банком. Через него подставные компании переводили миллиарды долларов, отмывая деньги для коррумпированных клиентов из России, Азербайджана и Украины — к такому выводу пришли в Минфине США. Именно сотрудники этого ведомства, а не сайта 15min.lt вскрыли латвийский ландромат.


Однако несмотря на шум вокруг отмывания денег через ABLV банк, санкции против его клиентов введены не были.


После публикации расследования Troika Laundromat Илья Шуманов заявил в Telegram:


«Инвестиционная компания «Тройка Диалог» была приобретена Сбербанком в 2012 году. Поскольку акции Сбербанка торгуются на Лондонской бирже, «Трансперенси Интернешнл — Россия» обратится к британскому регулятору Financial Conduct Authority с просьбой проверить обстоятельства проведения сделки поглощения Сбербанком «Тройки Диалог» на предмет проведения соответствующих процедур дью-дилидженс (Due Diligence). Кроме того, «Трансперенси Интернешнл — Россия» направит обращение американскому антиотмывочному регулятору FinCEN с просьбой провести проверку возможного отмывания денежных средств в США через структуры Sberbank CIB (ранее «Тройка Диалог»)».



Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...