St
Жара в Замоскворецком
18-й день слушаний по делу Улюкаева выдался по-настоящему напряженным для свидетеля со стороны защиты

Жара в Замоскворецком

18-й день слушаний по делу Улюкаева выдался по-настоящему напряженным для свидетеля со стороны защиты

Фото: © Агентство Москва/Зыков Кирилл
Фото: © Агентство Москва/Зыков Кирилл

Прошло очередное заседание суда по резонансному делу о взятке экс-министра экономразвития Алексея Улюкаева. Его задержали в ноябре прошлого года и подозревают в вымогательстве взятки у главы «Роснефти» Игоря Сечина в размере двух миллионов долларов. Под контролем сотрудников ФСБ, в рамках оперативно-розыскных мероприятий, Сечин лично передал сумку с деньгами Улюкаеву. За эту сумму бывший министр должен был выдать положительное заключение по приобретению «Роснефтью» пакета акций «Башнефти».

 

За день до заседания стало известно, что главный свидетель Игорь Сечин в очередной раз не придет. О его явке ходатайствовала сторона защиты на предыдущем слушании 15 ноября. Тогда же поднялся вопрос о вызове еще одного свидетеля —  Елены Игоревны Галяшиной (специалиста в области судебной экспертизы и криминалистики). Она, совместно со стороной защиты, провела анализ фонографической экспертизы разговоров Сечина и Улюкаева.

 

Старые традиции


Журналисты начали собираться за час до начала заседания. Ближе к 09:30 зал заполнился, экс-министра завели ровно в 10:00. Во время протокольной съемки, на которую выделили 30 секунд, Улюкаев вел себя, как всегда, сдержанно и молчаливо.


«Что сейчас читаете? Как самочувствие, Алексей Валентинович?  Рассчитывает ли на явку Сечина?» — пытаются задать вопросы журналисты вопреки предупреждениям сотрудников ФСИН и приставов, которые запрещают говорить с экс-министром.

 

Сам же Улюкаев ответил всего на один вопрос: «Читаю «Маятник Фуко» Умберто Эко».

 

Через 13 минут входит судья Лариса Семенова, проводящая все слушания по этому делу. Традиционен и запрет на присутствие съемочных групп в зале.

 

Итак, все на местах. Шоу начинается


«В суд поступил ответ от адвоката главы «Роснефти». В связи с рабочими командировками Сечин Игорь Иванович не являлся на судебные заседания. С 9 по 11 ноября участвовал в российско-турецких переговорах. 13 ноября он находился в рабочей поездке в Ханты-Мансийске. С 20 по 23 ноября также находится в командировке», — декларирует судья.

 

Также в письме сказано, что в ближайшее время планируется уплотнение рабочего графика Игоря Сечина, в связи с чем увидеть его в суде вряд ли получится. 

 

Что касается сотрудников ФСБ Калиниченко и Селютина, они по-прежнему находятся в командировке.

 

В связи с этим сторона защиты представляет своего свидетеля, Елену Галяшину, о которой шла речь на предыдущем судебном заседании.

 

Однако прокурор возражает: «Это преждевременно, необходимо изучить заключение специалиста».

 

Суд соглашается с высказыванием стороны обвинения и начинает изучение документов.

 


undefined
Фото: © Агентство Москва/Зыков Кирилл

Перед тем как позвать свидетеля, адвокат Бурковская в зале озвучила вопросы, которые ранее задавали специалисту. Являются ли записи фонограммы оригиналом или копией? По чьей инициативе состоялся телефонный разговор Сечина и Улюкаева? Какова была цель их встречи и кто ее предложил?

 

После этого Галяшина появляется в зале. Коротко о ней: доктор юридических наук, доктор филологических наук, академик РАЕН, с 2005 года выступает в качестве негосударственного эксперта. Общий стаж работы – 35 лет.

 

Свидетель начала с перечисления материалов, на которые опиралась при составлении своего заключения. Это копия судебной экспертизы, постановление комплексной экспертизы, также были фонографическая экспертиза, ряд протоколов, акты выдачи технических средств и прочие документы.

 

В ходе изучения она пришла к выводу, что эксперты не учли особенности интонаций устной речи, проводили исследования без соответствующей аппаратуры, пренебрегли основными методами по проведению экспертизы. Сделала акцент на важности пунктуации в расшифровке фраз. По ее мнению, расстановка запятых в предложениях может сильно влиять на смысл.


Во время допроса свидетеля, адвокатами выяснилось, что психолог и лингвист, проводившие экспертизу, не разделили поставленные перед ними вопросы и не решали их согласно своей специализации. 


«Вопросы смешали, и они отвечали на вопросы, не входящие в их компетенции», — продолжает свидетель.


Далее Галяшина пояснила, что, скорее всего, Улюкаев и не знал, что находится в сумке, а взял он ее по инициативе самого Сечина. 


При этом прокурор Павел Филипчук оспорил вопрос адвоката к свидетелю о том, какие материалы были у экспертов: копии, оригиналы или фрагменты аудиозаписей.

 

Атмосфера в зале начала накаляться в тот момент, когда слово перешло к прокурорам.

 

Слово взял Филипчук. Начал довольно хладнокровно. Уточнил несколько моментов, при этом все равно заставил адвокатов понервничать. Уточнял прокурор моменты, связанные с компетенцией специалиста.

 

«Есть ли у Вас высшее юридическое образование? Известны ли Вам нормативно-правовые документы ФСБ России, которые регулируют вопросы, связанные с оперативно техническими мероприятиями?» — интересуется Филипчук.

 

«Ваша честь, я протестую, это не экзамен по праву!» — восклицает адвокат Бурковская.

 

Протест отклоняется. 


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press/Dmitry Golubovich

После слово переходит к Борису Непорожному. В зале становится по-настоящему жарко, в прямом и переносном смысле. Представитель гособвинения вцепился мертвой хваткой в свидетеля и не отпускал ее на протяжении полутора часов. Та в свою очередь достойно парировала каждый вопрос прокурора. Налицо 35-летний опыт свидетеля.

 

А вопросов у Непорожного было предостаточно. Уточнял различные детали. касающиеся видеозаписей, отдельных слов, на которые ссылалась Галяшина. 


«Почему при формулировании итоговых разъяснений Вы не описываете процедуру, при помощи которой делали свои выводы?»

 

«Форма законом не регламентирована». 


Но прокурору этого недостаточно, вопрос повторялся несколько раз, до тех пор, пока его не опротестовали адвокаты. Возмутился даже адвокат Тимофей Гриднев, который не так часто вставляет свое «веское» слово.

 

Из последних сил

 

В какой-то момент в зале суда наступает «тропическая жара», несмотря на открытые нараспашку окна. Через 50 минут после начала допроса одна из журналисток просит судью разрешить покинуть помещение. 

 

«Вы не видите — идет допрос. Я Вас не выпущу», — отказывает судья.

 

Правда, журналистка через пять минут, извинившись, все равно покидает зал. 

 

Действие длилось еще 40 минут. Непорожный, с искрой в глазах, продолжал заваливать свидетеля вопросами, периодически их повторяя. Так, прокурор несколько раз спрашивал у свидетеля по поводу методик, согласно которым подбираются приборы для проведения исследования. Адвокат Бурковская опротестовывала однотипные вопросы прокурора, а суд эти протесты отклонял. Во время очередной перепалки, закончившейся отказом суда, Бурковская засмеялась. На что тут же получила замечание от судьи с занесением в протокол. 

 

Ближе к 13:00 вопросы заканчиваются. Все вздохнули полной грудью. Объявляется перерыв.




undefined
Фото: © Агентство Москва/Зыков Кирилл

Кстати, во время перерыва адвокат Улюкаева – Дареджан Квеидзе — сказала, что в случае если допрос Сечина пройдет в закрытом формате, то защита не будет ходатайствовать о разглашении материалов, конечно, если его показания не будут иметь оправдательный характер. Остальные же адвокаты удалились, чтобы пообщаться со своим подзащитным.

 

После перерыва суд уточнил, есть ли еще люди, которые должны дать показания со стороны защиты, на что те попросили отправить повторную повестку Сечину. Семенова сообщила, что у главы «Роснефти» до конца года — напряженный график. Адвокаты настаивают на своем. 


Судья еще раз повторяет вопрос: «Есть ли еще свидетели со стороны защиты? Или мы можем приступить к допросу подсудимого? Не затягивайте дело».  


«Почему моему подсудимому вменяется обвинение в затягивании дела, если Сечин не пришел три раза. Мало того, все прекрасно знают, что здесь мы находимся благодаря Сечину. И почему мы должны пойти на уступки по поводу своих прав?!» — восклицает защитник Улюкаева Тимофей Гриднев.

 

Разрешить этот спор было суждено прокурорам, которые сообщили, что обвинение закончило предъявлять доказательства.


«Мы не возражаем в вызове Сечина, но тем не менее сторона обвинения представляла обвинение по мере явки свидетелей. Ничто не мешает Улюкаеву дать показания, но время он вправе выбирать сам. Однако не стоит злоупотреблять правами», — сказал прокурор.


В итоге повторную повестку Сечину все же отправят, а в случае его неявки сторона обвинения продолжит дополнять свои показания.


Согласно закону, если Сечин откажется давать показания в суде, то его действия (бездействия) могут попадать под статью 308  УК РФ «Отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний». Максимальная санкция — арест до трех месяцев. Также суд может обязать доставить Игоря Ивановича на заседание принудительно.