St
Зловещая шестерка: какое оружие появится у России к 2027 году
Вице-премьер Юрий Борисов назвал шесть перспективных проектов для госпрограммы вооружений

Зловещая шестерка: какое оружие появится у России к 2027 году

Вице-премьер Юрий Борисов назвал шесть перспективных проектов для госпрограммы вооружений

Госпрограмма вооружений включает шесть перспективных образцов, не имеющих аналогов в мире. Помимо известных уже Т-14 и Су-57, вице-премьер Борисов напомнил о работах над С-500 и перспективных противоспутниковых разработках.


undefined
Т-14 Фото: © ru.wikipedia.org

Новой армии — новое оружие


Во вторник, 3 июня, вице-премьер Юрий Борисов рассказал слушателям Военной академии Генерального штаба о деталях разработки госпрограммы вооружений, рассчитанной до 2027 года. В ходе беседы он раскрыл детали производства новых типов оружия и перспективы их использования.


Бывший замминистра обороны напомнил, что российские разработчики уже представили тяжелую межконтинентальную баллистическую ракету «Сармат», танк Т-14 на платформе «Армата» и истребитель пятого поколения Су-57. Своей очереди ждут зенитная система дальнего действия С-500, наземный комплекс радиоэлектронного подавления спутниковой связи «Тирада-2С» и противоракетная система «Нудоль». Борисов подчеркнул, что ни одна из разработок не имеет аналогов на мировом оружейном рынке.


Борисов рассказал о целях новой программы вооружений, которую в начале года подписал президент Владимир Путин. По словам вице-премьера, основная задача — довести долю современной техники в войсках до 70%. Аналогичные показатели были установлены майскими указами в 2012 году. Сейчас, по данным вице-премьера, доля современного оружия в войсках составляет 79% для стратегических ядерных сил, 67% — в подразделениях воздушно-космической обороны, 68,5% — в средствах всестороннего обеспечения. На обновление техники и вооружений будет направлен основной объем бюджета ГПВ-2027, резюмирует Борисов. Остатки будут распределены между перспективными образцами техники и научными институтами «для формирования научно-технического задела».


Упор при производстве и разработке оружия будет сделан на применение новых физических принципов, в первую очередь гиперзвуковых двигателей и носителей. Подобные носители будут применяться не только в стратегических ядерных силах, но и в неядерном оружии. Вице-премьер отметил, что для повышения боеспособности этих видов войск необходимо расширять возможности по преодолению противоракетной обороны противника и повышать живучесть ракетных комплексов.


undefined
Су-57 Фото: © ru.wikipedia.org

Земля, воздух, орбита


Перечисленная Борисовым техника частично известна российским гражданам. Новый танк Т-14 на платформе «Армата» уже несколько раз появлялся на главной площади страны во время парадов Победы. Испытания Су-57 детально освещались СМИ, а после боевых вылетов в Сирии Минобороны оформило первый контракт на закупку 12 истребителей.


О новой жидкостной межконтинентальной баллистической ракете (МБР) «Сармат» избирателям 1 марта рассказывал президент Путин. Он заявлял, что, по сравнению с ракетами Р-36М2 «Воевода», новая МБР будет иметь более короткий разгонный участок за счет новейших двигателей. Уже известно, что «Сармат» является производным идеи «орбитальной бомбардировки», концепция которой была разработана в СССР на базе ракеты Р-36. Новая ракета сможет достигнуть суборбитальной траектории и нанести удар по территории страны, которая находится на другом полушарии, обогнув Южный полюс. Кроме того, эксперты, опрошенные «Штормом», указывают, что «Сармат» может запускать на орбиту космические аппараты.


Новый зенитно-ракетный комплекс С-500 «Прометей» также уже засветился в СМИ. Разработчик комплекса АО «Концерн ВКО «Алмаз — Антей» называют «Прометей» новым поколением ЗРК. Планируется, что сменщик знаменитой С-400 сможет параллельно уничтожать баллистические и аэродинамические цели. Иными словами, С-500 сможет сбивать МБР, ракеты средней дальности, гиперзвуковые крылатые ракеты, самолеты и даже беспилотники.


undefined
Дон-2Н Фото: © ru.wikipedia.org

«Тирада» и «Нудоль»


О двух других разработках — мобильной системе ПРО «Нудоль» и комплексе подавления спутниковой связи «Тирада-2С» — известно не так много. Планируется, что «Нудоль» заменит советский комплекс ПРО А-135 «Амур». Об этом говорит и индекс изделия — А-235. Сейчас «Амур» охраняет Москву и Центральный промышленный район от ограниченного ядерного удара.


Первые испытания комплекса прошли в 2013 году (тогда система носила рабочее название «Самолет-М»), спустя 21 год после подписания контракта на создание А-235. Через год военные начали испытания противоракетного комплекса. Система сможет уничтожать цели прямым попаданием благодаря кинетической боеголовке, которой не было у «Амура». Нынешнюю систему оснастили только ядерными боеголовками из-за малого шанса поражения быстролетящих МБР. Входящая в состав А-135 радиолокационная станция «Дон-2Н» будет модернизирована и получит новый индекс — «2М». Какие возможности это даст всему комплексу, пока неизвестно.


«Тирада», как и «Нудоль», разрабатывалась уже после развала Советского Союза. Согласно данным «Интерфакса», первые работы начались в 2001 году. Кроме этого известно только назначение комплекса — подавление спутниковой связи радиоэлектронным импульсом.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press

Рано радоваться


По словам заместителя директора Института политического и военного анализа Александра Храмчихина, пока рано говорить о каком-то влиянии новых систем вооружения на реальную армию. «Пока абсолютно непонятно, что это за система такая — «Нудоль». Вроде бы она может сбивать спутники, но и С-500 теоретически это может», — рассуждает эксперт. Он подчеркивает, что развитие армейской техники, несомненно, важный аспект, так как отставание в любой из областей может стать критическим. Но подходить к оценке этого отставания нужно иначе. «Нет никакого смысла указывать процент новой техники, важно абсолютное количество. Завтра можно списать всю старую технику, оставить один новый танк, и у вас будет 100%», — объясняет эксперт. Он также напоминает, что в современных условиях развития военного дела и науки нужно заново пересмотреть критерии «новой» техники.


С ним частично согласен военный эксперт Виктор Литовкин. Он указывает, что подсчет процентов новой военной техники — не панацея, нужно обращать внимание на интеграцию новых единиц, их абсолютное количество и готовность военных принять новинки. «Создание новых образцов техники подразумевает создание новых систем обучения и тренировки личного состава», — резюмирует эксперт. Как и Храмчихин, Литовкин не знает конкретных характеристик комплексов «Нудоль» и «Тирада», поэтому отказывается их комментировать. «Нужно дождаться первой информации из Минобороны, результатов испытаний, а лучше — тестовой партии. Тогда можно уже всерьез это обсуждать», — заключил эксперт.