St
Без права на безопасность: палестинских бесчинств в Израиле станет еще больше

Без права на безопасность: палестинских бесчинств в Израиле станет еще больше

Любой араб в Израиле способен напасть на еврея с ножом, и становится только хуже

Любой араб в Израиле способен напасть на еврея с ножом, и становится только хуже
Фото: © GLOBAL LOOK press

Израильские власти 19 июля приняли закон о «еврейском характере» государства. Теперь право на национальное самоопределение в стране есть только у одного народа — евреев. Проживающим в Израиле арабам, как политизированным, так и обычным мирным гражданам, эта идея не по нраву: они грезят о появлении полностью автономного Палестинского государства и об окончании войны. Однако завершить кровопролитие они пытаются спорными способами: провоцируют евреев, нападают на них с ножами и массово погибают в столкновениях.


У титульной же нации Израиля не всегда получается успешно защищаться: в стране недостаточно места для достаточно большого населения. Евреев и арабов примерно одинаково, если считать и Палестинскую национальную администрацию, и территорию Израиля. Не каждый, но любой араб может оказаться агрессором — и юнец-максималист, и пожилой дружелюбный слесарь. Евреи на своей родине, в Израиле, уже почти век живут в условиях, в которых никогда не бывает достаточно безопасно.


Примеров мирного сосуществования настолько мало, что местные сами над этим шутят. «Можно пойти в шаурмечную где-нибудь в Хайфе, там все со всеми находят общий язык. Делайте шаурму, а не войну!» — смеется один из пользователей Reddit, у которого спросили, в какой части Израиля два народа живут мирно. Жители признают, что бывают и случаи агрессии со стороны евреев, но они теряются в бесконечном потоке новостей о терактах, устроенных палестинцами.


Не каждый, но любой араб


«Конец 2017 года. В одном из еврейских поселений на протяжении многих лет работал палестинец, араб. Он работал в сфере ремонта, все его знали, хорошо к нему относились. Произошел у него конфликт в семье, буквально через день-два он приходит в это поселение и на входе начинает стрельбу по солдатам пограничной службы и по охранникам», — рассказал «Шторму» Илья, житель Израиля, который проходил срочную военную службу в пограничных войсках.


Террорист может души не чаять в евреях, не быть антисемитом и даже не особо заботиться о политике, но в конце концов он все равно совершает нападение. «Едет палестинец по территории на своем автомобиле, поругался с женой, проезжает через КПП, проехал. Видит — остановка, там толпятся солдаты. Он дает газ и впиливается», — рассказал Илья другую историю. Часто все зависит от настроения террориста, что и делает его опаснее тренированного боевика в полном обмундировании. «С утра проснулся: «Убью-ка я еврея», — охарактеризовал это состояние души Илья. Все как в комиксах про Бэтмена: один плохой день — и ты уже становишься злодеем.


Такие идеи не могут взяться ниоткуда. Война, продолжающаяся с перерывами уже восемь десятилетий, воспитывает в палестинских арабах особое мышление. Они легко поддаются внушению религиозных авторитетов, «агентов влияния», как называет их Илья. «Это все завязано на их психологии. Идет промывка мозгов через мечети, на проповедях», — сказал израильтянин.


Такие «случайные» террористы редко долго готовятся к кровопролитию. Они уже примерно знают, где можно найти скопление людей. Методы совершенно разные: могут врезаться на машине в толпу, могут пырнуть холодным оружием. «Достают кухонный нож и бросаются на первого попавшегося. Обычно стараются — на солдат. Наносят хаотичные удары, в основном колющие, с размаху, сверху вниз, стараясь поразить шею, голову. Даже не кухонный нож может быть, а канцелярский», — рассказал Илья.


Менее эмоциональные арабы подходят к делу обстоятельнее. Они находят свою жертву, изучают их маршрут, следят за находящимися рядом патрулями полиции и ищут выраженных евреев. Таких можно опознать по религиозной атрибутике. «Этот человек может часами ходить, следить, выжидая удобный момент для нападения», — рассказал Илья. Чаще всего такие убийства происходят в Иерусалиме.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press

Нож в спину


Самая опасная для евреев зона — Западный берег реки Иордан. Эти территории по международным договорам принадлежат государству Палестина, но Израиль считает их спорными и не планирует эвакуировать свое население и войска оттуда как минимум до момента, когда окончательно завершатся переговоры между двумя странами. С 1967 года там строятся компактные и очень функциональные поселения, в которых живут евреи. Недвижимость и обеспечение там дешевле, можно позволить себе квартиру побольше. Однако там же чаще всего и происходят нападения.


Например, на въезде в один из городков Западного берега в феврале этого года 19-летний палестинец зарезал 29-летнего раввина Итамара Бен-Галя. Получив ножевое ранение, еврей побежал к остановке, к которой как раз подъезжал автобус. Бен-Галь успел несколько раз постучаться в дверь водителя, после чего скончался от кровопотери. 


Для жертвы нападение с ножом со спины — это очень внезапно. «[Она] вообще не понимает, что ее бьют ножом. На видео бывает видно, что, если напали со спины, полицейский разворачивается, пытается оказать сопротивление, но потом падает из-за кровопотери», — рассказал Илья.


Убтйца же попытался сбежать, но его догнал на своей машине находящийся не на службе офицер армии Израиля. Военный протаранил араба. Однако и этого не хватило, чтобы остановить юного террориста: он все-таки смог сбежать. Поймали его только через месяц.


Смерть Бен-Галя шокировала его семью: четверо детей раввина остались без кормильца. С учениками погибшего долгое время работали психологи. «Пострадала вся община города Ариэль, — рассказал «Шторму» один из соседей Бен-Галя. — Весь еврейский народ потерял хорошего человека».


Солдаты — жертвы


Большинство гибнущих в локальных арабо-израильских конфликтах — сотрудники пограничной службы, полицейские и военные. Именно их убийство ценится среди радикальных палестинцев больше всего: враг становится слабее, а погибшего воина Аллаха ждут райские блага за такое священное деяние.


«Ноябрь 2015 года, дорога из Иерусалима в город Шхем, который все называют Наблус. Остановка. В нашу задачу входила охрана местных жителей. Я на тот момент был на наблюдательном пункте. На остановке — двое наших бойцов», — вспоминает Илья один из случаев, произошедших во время срочной службы. Наблус — среднего размера город, в нем живут 130 тысяч человек, причем большинство — палестинцы. Между Иерусалимом и Шхемом ходит общественный транспорт, водители преимущественно арабы. Самая обычная ситуация: маршрутное такси начинает притормаживать, подъезжая к остановке. Замедляется также потому, что на дороге впереди довольно много машин. 


«Вдруг, буквально на ходу, оттуда выскакивает мужик — взрослый, серьезно за 30, с ножом. Хорошо, что остановка была ограждена бетонными блоками, а этот придурок был в шлепках. Он споткнулся, когда выпрыгивал из маршрутки. Причем он был с ножом наголо. Исход понятен: был остановлен меткой стрельбой в голову, сразу же», — рассказал Илья.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press

Обычно нападения палестинцев на военных проходят по похожему сценарию: неудачная попытка — быстрая кончина. Иногда приходят директивы стрелять только по ногам, ниже колен, чтобы вывести из строя. Однако бывают и трагедии, когда террористам удается их злодеяние.


«В феврале 2016 года нападение на патруль пограничной службе в Иерусалиме — погибла девочка, которая была еще на курсе молодого бойца. Адар Коэн ее звали. Напали два террориста. Один был вооружен ножом, и потом у него нашли еще взрывчатые вещества. А второй — «Карлом Густавом». Он-то и застрелил Адар», — рассказал Илья. 


Инцидент с гибелью Адар Коэн стал резонансным в Израиле. Ее считают героиней: военнослужащая успела открыть по террористам огонь уже будучи раненой. В честь погибшей называли детей. После смерти Адар местные арабы закидывали полицейских и медиков, прибывших на место происшествия, камнями, мешая им работать, сообщал израильский Девятый канал. Пострадавшая при нападении напарница погибшей восстановилась и продолжила служить, рассказал Илья, знакомый с девушкой лично.


Орудия и методы 


Чаще всего палестинские «спонтанные» террористы используют в качестве оружия кухонные ножи. Но попадаются и те, кто владеет огнестрелом. Самым популярным стволом у них считается «Карл Густав», шведский пистолет-пулемет. Это оружие было разработано еще в 1945 году, долгое время находилось на вооружении у израильских военных, пока не было списано в 90-е. Дальше оружие либо лежало на складе, либо недобросовестные граждане продавали его бандитским группировкам, через которых оно уже попало к террористам. Например, один из арабов, служивших в полиции Израиля целых 15 лет, был не так давно уличен в подобной практике, рассказал Илья.


«Карл Густав» — не самое надежное оружие. Пистолет-пулемет часто дает осечку, а может и заклинить. «На моем месте службы произошел обстрел. Ехали на мотоцикле двое палестинцев, и тот, кто сидел сзади, начал стрелять из такого оружия. Сделал три выстрела, потом у него заклинил пистолет», — рассказал Илья. Террористы погибли на месте: одна из военнослужащих подстрелила их, несмотря на то что боевики ехали достаточно быстро.


Если арабы хотят совершить теракт не на Западном берегу, а в Израиле, им необходимо пересечь контрольно-пропускной пункт. Таких по дороге из «Территорий» (так иногда называют земли, которые ООН признает палестинскими) достаточно много, но не все КПП достаточно хорошо оборудованы, чтобы проверить все автомобили. А арабы прячут оружие в основном в них — за откидными панелями, в багажнике. Илья рассказал, что однажды обнаружил мелкокалиберное оружие под чехлом сиденья водителя. 


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press

Когда террористам удается проникнуть на территорию Израиля, никто не в безопасности — ни бедный, ни богатый. «Даже в городе, где я жил, я видел [нападения] с расстояния 150 метров. Город Раанана, жилье там — для работников сфер IT, медицины. Спокойный город. Напали на пожилую женщину на остановке. А примерно в то же время где-то в полукилометре, на другой автобусной остановке, тоже произошло нападение», — отметил Илья. 


Арабы бывают очень креативными, когда придумывают способы внезапно атаковать никого не подозревающую жертву. В июне 2016 года два палестинца замаскировались под ультраортодоксальных иудеев, нашли кафе и во время ужина открыли беспорядочную стрельбу. Погибло четыре человека, еще 20 получили ранения.


Затяжной конфликт меняет мышление не только палестинцев, но и евреев. Некоторые из них радикализируются: для таких людей арабы перестают считаться людьми. Даже для того, чтобы описать убийство террориста службами безопасности на ряде форумов и в некоторых группах в соцсетях, используются как можно более негативные слова: «обнулили», «потратили» и другие.


Иные же евреи, наоборот, мечтают о скорейшем завершении конфликта. Население страдает не только от случайных терактов, но и от постоянных попыток прорвать границу, ракетных обстрелов, полноценных боевых столкновений с радикальными блоками движений ХАМАС и ФАТХ. Евреи не сидят сложа руки, они делают все, чтобы показать: «Мы за мир». «Я израильский еврей. Мою страну жестоко атакуют палестинские террористы. В ответ я отказываюсь ненавидеть их. Вот фото моего сына, за которым ухаживают и следят арабские работницы детдома. Да будет мирное сосуществование», — написал один из пользователей Reddit в самую жаркую пору «Интифады ножей» — периода в 2015-2016 годах, когда нападения одиночных палестинцев происходили особенно часто.


Тем не менее неудивительно, что в такой обстановке в парламенте Израиля принимают закон о еврейском характере государства. И жителям еще, скорее всего, предстоит пережить множество нападений.