St
Бой Дерипаски против Зюганова продолжается, или Почему «Суд — не место для дискуссий»
Судья Тверского суда Татьяна Молитвина отказала защите лидера КПРФ в допросе свидетелей, один из которых упал в обморок в зале

Бой Дерипаски против Зюганова продолжается, или Почему «Суд — не место для дискуссий»

Судья Тверского суда Татьяна Молитвина отказала защите лидера КПРФ в допросе свидетелей, один из которых упал в обморок в зале

Коллаж: © Daily Storm / Марина Митякова

Очередное заседание по делу «Дерипаска против Зюганова» было перенесено на 11 апреля. После того как суд отклонил ходатайства о приостановке производства по делу и о вызове на допрос свидетелей — депутатов Госдумы, защита лидера КПРФ выстроила другую линию защиты. Адвокат Дмитрий Аграновский настаивает, что в данном случае речь об оскорблении Зюгановым Дерипаски не идет вообще, а обсуждаемая тема — гораздо шире, чем предполагается стороной истца. Аграновский попросил судью принять к сведению начатое парламентариями-коммунистами расследование бизнеса Олега Дерипаски и представил суду копии депутатских запросов в силовые ведомства: ФСБ, Генеральную прокуратуру и Следственный комитет. Суть запросов — проверка законности и обоснованности проведенных реорганизаций в компании En+ Group, после которых в совет директоров входит шесть граждан США/Великобритании из 12 возможных. Ответов на запросы депутатов Компартии пока еще не поступило, в связи с чем судья Тверского суда Москвы Татьяна Молитвина решила перенести заседание, чтобы ознакомиться с ответами и составить более целостную картину происходящего.


Алюминиевый олигарх против главного коммуниста


«Самая крупная афера — это алюминиевый бизнес Дерипаски. Сначала заводы украли у граждан, а теперь эти заводы отдали в подчинение англосаксам. Это вообще сумасшедший дом», – именно на эту фразу Геннадия Зюганова, произнесенную с трибуны Государственной думы 9 января, обиделся один из самых известных бизнесменов России. В этот же день лидер КПРФ попросил провести в отношении Дерипаски всестороннее расследование и призвать его к ответу за «преступление против безопасности России».


Олег Дерипаска ждать не стал и потребовал взыскать с коммуниста один миллион рублей морального вреда в рамках иска о защите чести и достоинства, а заявление Зюганова адвокаты олигарха расценили как оскорбление достоинства и попытку нанести репутационный ущерб компании «РУСАЛ».

 

Отказываться от иска к Зюганову адвокаты Дерипаски не торопятся. На суде они приобщили к делу лингвистическую экспертизу высказанных коммунистом слов. Свою экспертизу предоставила и защита главного коммуниста.

 

Адвокат главы Компартии Дмитрий Аграновский изначально настаивал на том, что производство по делу в рамках гражданской плоскости необходимо приостановить и перенести его в административное поле. Но, что неудивительно, так же как и на предыдущем заседании 26 февраля, только с другим судьей, ходатайство было отклонено.


«Суд — не место для дискуссий»

 

Со стороны Зюганова на заседании также присутствовали три свидетеля, которых защита собиралась заслушать на суде: первый заместитель руководителя фракции КПРФ в Госдуме Николай Коломейцев, председатель комитета Госдумы по делам СНГ, секретарь ЦК КПРФ Леонид Калашников и первый зампред комитета Госдумы по экономической политике, секретарь ЦК КПРФ Николай Арефьев.

 

Пока судья решала судьбу ходатайства о прекращении производства по делу, между свидетелями и приставом Тверского районного суда состоялась небольшая словесная перепалка. Представитель ФССП сделал замечание народным избранникам, которые переговаривались между собой.


Пристав: Я попрошу Вас говорить потише.

Николай Коломейцев: Так перерыв же!

Пристав: Я понимаю, что перерыв, но дело в том, что…

Николай Коломейцев: Что же у Вас такое предвзятое отношение?

Леонид Калашников: В Думе даже можно поговорить на перерыве.

(Смех в зале.)

Пристав: Я прошу чуть-чуть… Я не говорю... Ну, немножко, потому что слишком…

Николай Коломейцев: Судья ушел, все свободны.

Пристав: Мы можем мешать судье, правильно?

Николай Коломейцев: Там две двери, там ничего не слышно.

Леонид Калашников: Суд — не место для дискуссий.

(Смех в зале.)


undefined
Николай Арефьев, Николай Коломейцев и Леонид Калашников Фото: © Daily Storm

Через некоторое время, пока судья еще не вышла из совещательной комнаты, одному из свидетелей Зюганова стало плохо. Первый заместитель председателя комитета Госдумы по экономической политике, секретарь ЦК КПРФ Николай Арефьев упал в обморок, но вскоре пришел в себя. От помощи врачей он отказался, сославшись на обычный скачок давления из-за духоты в помещении, однако по настоянию коллег покинул зал судебных заседаний.


Свидетели не нужны

 

Впрочем, как впоследствии оказалось, свидетели, в принципе, могли и не являться в зал судебных заседаний второй раз подряд (26 февраля до них вообще не дошло дело). Ходатайство о привлечении их к слушанию было не поддержано стороной истца и самой судьей Татьяной Молитвиной.

 

По ее мнению, они не имеют никакого отношения к рассматриваемому делу об оскорблении. Хотя адвокат Аграновский пытался объяснить судье, что свидетели-депутаты могут пояснить логику парламентских заседаний, парламентской деятельности, заявлений депутатов с трибуны Госдумы, а также функционал парламентариев, который помимо прочего предусматривает осуществление парламентских расследований. Также все три депутата присутствовали на том самом заседании Государственной думы, а соответственно, могли бы пояснить логику высказываний и их причину, поскольку давно занимаются расследованием незаконной, по их мнению, приватизации 90-х годов и следят за алюминиевым бизнесом Олега Дерипаски. На судью данные аргументы не возымели никакого положительного действия.

 

Не согласилась Татьяна Молитвина и с привлечением для дачи показаний лингвиста стороны защиты, которая составила экспертное заключение слов Зюганова. По мнению адвоката Дмитрия Аграновского, она могла бы пояснить лингвистические конструкции и фразеологический смысл сказанных коммунистом выражений, а также объяснить большое количество специфических терминов, представленных в экспертном заключении, чтобы избежать многостороннего толкования.

 

Защитники Олега Дерипаски не имели возражений касательно приобщения к делу самой экспертизы, однако выступили категорически против привлечения лингвиста для дачи показаний. Одна из причин заключалась в том, что лингвист не может быть беспристрастным, поскольку был привлечен к экспертной работе ответчиком. Судья согласилась со стороной истца и отказала Аграновскому в удовлетворении ходатайства.

 

Ссылаясь на европейскую правоприменительную практику и российское законодательство, адвокат Дмитрий Аграновский был в некотором шоке. Он и другие защитники в принципе не ожидали, что свидетелей и специалиста суд откажется допросить. Таким образом, по его мнению, было нарушено право защиты предъявлять все свои доказательства.



Право на парламентский контроль

 

Поскольку линия выстраиваемой обороны была частично разрушена, Дмитрий Аграновский попросил суд перенести заседание на более поздний срок и предоставил для этого дополнительные документы и всю необходимую аргументацию.

 

По словам Аграновского, пока еще никем не было доказано, что бизнес Дерипаски не является «аферой и преступлением», а потому привлекать Зюганова к гражданско-правовой ответственности неправомерно. Адвокат сообщил судье и стороне истца, что группа депутатов-коммунистов еще 6 февраля подала в силовые органы — ФСБ, СК РФ и Генпрокуратуру — депутатские запросы с информацией о возможных нарушениях и призывом детально проверить бизнес Дерипаски.


undefined
Фото: © Daily Storm

Передача под возможный контроль «англосаксов» алюминиевой промышленности — проблема более чем общественно значимая, полагает Аграновский:


«В приведенной в исковом заявлении цитате имеется прямой призыв расследовать определенные действия, которые могут являться преступными, а могут и не являться, и наносить ущерб стратегической политике и безопасности нашей страны. При этом, как указано в исковом заявлении, призыв к расследованию осуществлен официальным лицом, действовавшим в официальном качестве, — депутатом Государственной думы, председателем политической партии, имеющей второе по численности представительство в парламенте.

 

В нем указано, что целый конгломерат предприятий, а фактически целая отрасль, имеющая стратегическое значение для России в свое время, в СССР, принадлежавшая всему государству, то есть народу, — в настоящее время, вероятно, оказалась под фактическим контролем иностранных граждан, иностранных правительственных некоммерческих структур, чьи интересы, с учетом политической ситуации, могут прямо противоречить интересам России. Кстати, это тоже вопрос, требующий специальных познаний, и без соответствующего расследования тут никак не разобраться.

 

Осуществление парламентского контроля за действиями, которые могут угрожать экономической и политической безопасности России, в том числе путем требования от официальных лиц проверок и расследования, — прямая обязанность парламентария, а тем более председателя крупнейшей оппозиционной партии России. Привлекая внимание к проблемам, сложившимся вокруг группы предприятий, условно названных «алюминиевым бизнесом Дерипаски», и тем путям, которые эти проблемы решаются, Зюганов Г.А., как депутат парламента, непосредственно выполнял свою работу, в том числе в порядке статьи 2 федерального закона «О парламентском контроле».


Так как сведения, которые должны получить коммунисты в ответ на свои запросы в силовые ведомства, а также в правительство России, имеют значение для разрешения дела по существу, Дмитрий Аграновский попросил отложить судебное заседание до получения ответов указанных должностных лиц. Он напоминает, что в исковом заявлении Дерипаски все представлено так, что создается впечатление, будто Зюганов ни с того ни с сего решил оскорбить бизнесмена и заработать на этом политический капитал. Однако, по его словам, это абсурд, поскольку в данном случае имела место необходимость инициирования парламентского расследования, итоги которого имеют исключительную значимость.

 

Следующее судебное заседание состоится 11 апреля в 14:00.

 

Коротко о судье Татьяне Молитвиной

 

Татьяна Молитвина (31 год) — судья Тверского районного суда, назначенная указом президента от 16 марта 2015 года.

 

30 декабря 2015 года судья Молитвина отказала Алексею Навальному и ФБК в принятии двух исков к генпрокурору Юрию Чайке и изданию «Интерфакс-Россия» и изданию «Slon.ru/Слон.ру» о защите чести, достоинства и деловой репутации. Тогда генпрокурор Юрий Чайка назвал расследование команды оппозиционера «лживым», «беспочвенным» и «заказным» , на что Навальный и обиделся.



Загрузка...