St
Дагестанская чистка: Васильев не будет вмешиваться в работу силовиков
Врио главы Дагестана Владимир Васильев проигнорировал просьбы религиозных деятелей вступиться за Сулеймана Керимова  и братьев Магомедовых

Дагестанская чистка: Васильев не будет вмешиваться в работу силовиков

Врио главы Дагестана Владимир Васильев проигнорировал просьбы религиозных деятелей вступиться за Сулеймана Керимова и братьев Магомедовых

Фото: © flickr.com/Sergey Gromov
Фото: © flickr.com/Sergey Gromov

Временно исполняющий обязанности главы Дагестана Владимир Васильев не будет помогать дагестанским бизнесменам. Собеседники «Шторма» рассказали, что глава региона проигнорировал просьбы местных религиозных деятелей вступиться за братьев Зиявудина и Магомеда Магомедовых (их подозревают в хищении 2,5 миллиарда рублей бюджетных средств), а также за Сулеймана Керимова (обвиняется во Франции в отмывании денег). Сам Владимир Васильев в разговоре со «Штормом» поблагодарил правоохранителей за «зачистку» региона федеральной властью от коррупции и заявил, что не собирается вмешиваться в их работу. Московский назначенец доверяет силовикам, которые все чаще отвечают ему взаимностью: то и дело рапортуют об арестах дагестанских бизнесменов и чиновников. Источники «Шторма» говорят, что в поддержку Васильеву, оторванному от местных дагестанских элит, к берегам Каспийска стянули целую флотилию.


Васильев vs клановость


Владимир Васильев был назначен временно исполняющим обязанности главы Дагестана в октябре 2017 года. Бывший сотрудник органов МВД, услышав просьбу президента Владимира Путина, долго отказывался, но в итоге все же согласился возглавить непростой регион. Спустя три месяца появились первые результаты его работы: Генпрокуратура заявила о возбуждении 70 уголовных дел. Проверки показали, что местные заместители министров скрывали бизнес, многомиллионные закупки проводились без тендеров, объекты недвижимости и земля незаконно переписывались на нужных людей.


Уголовные дела завели на бывшего исполняющего обязанности главы правительства, обыски прошли у замначальника республиканской таможни, под арест взяли главу управления Федеральной антимонопольной службы (ФАС), в розыск объявили врио главы регионального Минстроя. В общей сложности, по словам Васильева, после прокурорской проверки в Дагестане собраны материалы о различных нарушениях на сотню руководителей.


Частью антикоррупционной борьбы стал и арест братьев Зиявудина и Магомеда Магомедовых. Дагестанских миллиардеров, владельцев группы «Новороссийский морской торговый порт», подозревают в хищении бюджетных средств на строительство, растрате и создании ОПГ. Чтобы иметь основания для ареста, силовики провели обыски в 25 регионах России, в которых у Магомедовых есть какой-либо бизнес.


undefined
Фото: © Агентство Москва/Кардашов Антон

Но в родном Дагестане братья — меценаты. Зиявудин — учредитель благотворительного фонда «Пери», который поддерживает образование в Дагестане. Среди проектов организации — образовательно-культурный центр, бизнес-инкубатор, поддержка высокотехнологичных стартапов, строительство школ и детских садов. На деле, как выяснили СМИ, благотворительность Магомедова ограничивалась лишь громкими заявлениями. Так и не построили в Дагестане обещанные миллиардером духовные и культурно-образовательные центры. Зато появились ковры в мечетях: их с огромным удовольствием Зиявудинов раздавал муфтиям Дербента. Отдельная любовь Магомедова — спорт. Бойцовский клуб и промоутерскую компанию, организовывающую бои, можно также считать проектом миллиардера. 


Без тесных связей не обошлось и здесь: за мецената вступился чемпион по смешанным единоборствам Хабиб Нурмагомедов. За помощью он обратился лично к президенту Владимиру Путину. По информации «Шторма», просили за арестованных, правда, теперь уже у Васильева, и религиозные деятели Дагестана. Вступились они и за земляка Магомедовых — сенатора Сулеймана Керимова. Дагестанский политик и миллиардер был задержан во Франции по подозрению в отмывании денег и уклонении от налогов в ноябре 2017 года. Возможно, благотворительная деятельность Керимова, которая ограничивалась раздачей продуктов жителям родного села Каракюре, помогла сенатору заручиться поддержкой влиятельных дагестанцев.


Но такого политического тяжеловеса, как Владимир Васильев, заслуги миллиардеров, похоже, не впечатлили. В беседе со «Штормом» врио главы республики не стал комментировать ход дела: лишь поблагодарил силовиков за проделанную работу и отметил, что вмешиваться в нее не будет.


«Мы живем в открытом государстве, все, что будет происходить в Следственном комитете, вы узнаете. Я вмешиваться не буду. Я много лет проработал в этой системе и знаю, как неправильно пытаться руководить теми, кто служит закону честно», — пояснил Васильев.


При этом, по его собственным словам, результаты работы своих предшественников он не может оценивать иначе чем положительно. При Рамазане Абдулатипове и Магомедсаламе Магомедове в Дагестане стало безопаснее. Новым же вызовом для властей стала борьба с коррупцией, считает Васильев.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press/president.e-dag. ru

Национальный вопрос


Дагестан официально считается самым многонациональным регионом России. Трехмиллионное население формируют 28 народов и этнических групп. Политическая система, построенная в постсоветской республике, опирается исключительно на авторитеты. Каждый новый глава Дагестана начинает с арестов наиболее влиятельных из них. Например, при Абдулатипове была развернута похожая спецоперация: только за пять месяцев 2015-го в республике было выявлено 264 коррупционных преступления. Под подозрение тогда попали бывший министр строительства, председатель комитета правительства по делам религий, бывший вице-премьер республики, мэр Махачкалы. Но, как говорят, с чем боролся... Популярность главы Дагестана Абдулатипова начала падать так же стремительно, как и желание бороться с коррупцией.


«Команду Абдулатипова по части кадровой политики обвиняли в двух вещах: в том, что новые люди приходили на должности не бесплатно. Если обвинение оправдано, то сами по себе эти перемены были рокировками: меняли одних Магомедовых или Алиевых на других. Второе обвинение связано с тем, что Абдулатипов растил свой клан: выходцы из определенных районов становились все более влиятельными. Основное отличие того, что делает сейчас Васильев, от зачисток по-абдулатиповски — в отсутствии перспектив создания клана», — говорит главный редактор интернет-издания «Кавказский узел» Григорий Шведов.


При Васильеве под стражу взяли бывшего и.о. премьера республики Абдусамада Гамидова и двоих его заместителей. Следователи предполагали, что чиновники причастны к хищению более чем 100 миллионов рублей, выделенных из бюджета Дагестана. Во время обысков у Гамидова изъяли золотой пистолет ТТ, пистолеты «Беретта», ПМ, два автомата Калашникова и боеприпасы. Оперативники наведались не только в кабинеты чиновника, но и его родное село — Мекеги. Его именем назван крупный устойчивый клан, набравший политический вес при Абдулатипове. Интересы клана, по данным СМИ, представлял и бывший мэр Махачкалы — Муса Мусаев. Его также задержали по подозрению в махинациях с землей. Такие схемы и являются основой терроризма, считает военный политолог, доцент кафедры политологии и социологии РЭУ имени Г.В. Плеханова Александр Перенджиев.


«Коррупция и в первую очередь теневая экономика — источник экстремистских и террористических организаций. Дагестан — клановая республика. К власти прорывается узкий круг людей, остальные хотели бы иметь такой же доступ к деньгам, но власть их не пускает. Недовольные, а тем более, когда с них власть деньги вымогает, фактически радикализируются. Это только выглядит как «борьба экстремистов против власти»: на самом деле представители недовольных кланов выступают против властных кланов», — говорит политолог.


Параллельно с задержанием чиновников, но менее громко, проходят контртеррористические операции. С момента назначения Васильева Национальный антитеррористический комитет отчитался о шести спецоперациях. «Бандитские подполья» и «спящие ячейки» были обнаружены в Махачкале, Шамильском, Карабудахкентском, Гумбетовском, Унцукульском и Ботлихском районах республики.


undefined
Скриншот: © Daily Storm

Корабли в помощь


2 апреля Министерство обороны объявило о передислокации Краснознаменной Каспийской флотилии. Из Астрахани к берегам Дагестана должны причалить более 40 боевых кораблей. Официально Минобороны объясняет решение планами усовершенствовать инфраструктуру: построить пирсы, причалы, пункты обслуживания, жилье.


Однако, как сообщил источник «Шторма», близкий к вопросам обороны, флот отправили к Каспийску «на случай возникновения сложных ситуаций» внутри республики.


«Каспийская флотилия переброшена в Дагестан на случай возникновения сложных ситуаций. Мы говорим «произошла передислокация», но ситуация другая на самом деле. Васильев должен на что-то опираться. На местные органы внутренних дел особо надежды нет никакой», — пояснил источник.


Владимир Васильев — первый глава Дагестана, не рожденный и не выросший в республике, который, ко всему прочему, дал карт-бланш силовикам обещанием не вмешиваться в аресты и уголовные дела. Среди кого искать опору — вопрос риторический, учитывая, что опыт предшественников показал: связи с местными элитами лишь порождают новый всплеск коррупции. Если Васильев будет и дальше сохранять нейтралитет, уровень недовольства среди местных может взлететь как никогда. Однако воспринимать передислокацию флотилии исключительно для поддержки чиновника было бы нелепо: разговоры о перебазировании ведутся с 2017 года. Но частые визиты министра обороны Сергея Шойгу в Дагестан из-за строительства базы вполне можно расценивать как устрашающий фактор.


Точных данных, сколько кораблей и в какие сроки прибудут к Каспийску, нет. Отвечать на этот вопрос «Шторму» отказались и в Министерстве обороны, и в профильном комитете Госдумы.