St
Десять глав регионов обогнали на выборах поправки к Конституции
Процент оказался выше у тех, кто был особенно заинтересован в «личной легитимизации» или был назначен врио «разгребать завалы» Коллаж: © Daily Storm

Десять глав регионов обогнали на выборах поправки к Конституции

Процент оказался выше у тех, кто был особенно заинтересован в «личной легитимизации» или был назначен врио «разгребать завалы»

Коллаж: © Daily Storm

Губернаторские выборы в единый день голосования прошли в 18 регионах России. Выборы закончились удачно для кандидатов от «Единой России» и нескольких самовыдвиженцев, которых поддержала Москва. 10 из них победили, собрав больше голосов, чем инициированные президентом поправки к Конституции. Daily Storm разбирался с политологами, в чем причины успеха этих губернаторов, некоторым из которых достались «проблемные» регионы, и обсудил результаты их коллег в других субъектах Федерации, где состоялся ЕДГ.


Михаил Развожаев — Севастополь — 85,7%

Александр Дрозденко — Ленинградская область — 83,6%

Рустам Минниханов — Татарстан — 83,3%

Ростислав Гольдштейн — Еврейская АО – 82,5%

Владимир Солодов — Камчатский край — 80,5%

Дмитрий Махонин — Пермский край — 75,7%

Олег Николаев — Чувашия —75,6%

Владимир Уйба — Республика Коми —73,2%

Владислав Шапша — Калужская область — 71,2%

Александр Цыбульский — Архангельская область — 69,6%


Эти 10 избранных глав регионов собрали процент поддержки выше одобрения населением поправок к Конституции на всенародном голосовании 25 июня — 1 июля. В остальных восьми регионах победители губернаторской гонки выступили, не преодолев местную «планку поправок»:


Вениамин Кондратьев — Краснодарский край — 83,3%

Александр Никитин — Тамбовская область — 79,3%

Иван Белозерцев — Пензенская область — 78,7%

Александр Богомаз —Брянская область — 71,7%

Василий Голубев — Ростовская область — 65,5%

Сергей Ситников — Костромская область — 64,65%

Игорь Кобзев — Иркутская область — 60,8%

Алексей Островский — Смоленская область — 56,5%


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St

Инфографика: © Daily Storm
Инфографика: © Daily Storm

От «Единой России» баллотировались все победители, кроме шестерых: Владимира Солодова (Камчатка), Дмитрия Махонина (Пермский край), Олега Николаева (Чувашия), Владимира Уйбы (Коми), Игоря Кобзева (Иркутская область) и Алексея Островского (Смоленская область). Секретарь президиума генсовета ЕР Андрей Турчак на заседании органа 16 сентября заявил, что единороссы подтвердили свой статус партии-лидера, и отметил блестящие результаты в Севастополе, Татарстане, Краснодарском крае и Еврейской автономной области.


«Победа — лишь средство для реализации курса президента», — отметил Турчак.


Поддержка со стороны Кремля и доверие лично Владимира Путина, оказанное им отдельным кандидатам в главы регионов, стали одними из ключевых факторов успеха победителей. Daily Storm обсудил с политологами, что, помимо этого, позволило им захватить лидерство. Оказалось, что итоги единого дня голосования были особенно важны для некоторых кандидатов в губернаторы, их статуса и политического будущего. Поэтому многие из них, вероятно, пользовались своими возможностями для агитации и административным ресурсом более увлеченно, чем летом, при обеспечении всероссийского плебисцита «за поправки к Конституции».


Общаясь с политологами, корреспондент Daily Storm условно поделил 18 субъектов Федерации на три группы. В первой оказались шесть регионов, где лидеры губернаторских кампаний выступили особенно успешно и набрали от 70 до 80% голосов. Сюда попали Севастополь, Ленинградская область, Татарстан, Краснодарский край, Еврейская АО и Камчатский край.


Как объяснил политолог Дмитрий Абзалов, успехи кандидатов от власти зачастую связаны со сплоченностью политических элит и мощными возможностями административного ресурса. «Татарстан, например, очень монолитен с точки зрения элиты. Там нет разрозненности местных элит, всегда высокие результаты на всех выборах у «Единой России», — говорит эксперт. Результат оказался очевиден: Рустам Минниханов набрал 83,3% голосов и возглавил республику в третий раз.


Президент Татарстана Рустам Минниханов
Президент Татарстана Рустам Минниханов Фото: © МИД РФ

В городе федерального значения Севастополе перед Михаилом Развожаевым (85,7%) как раз и стояла задача по консолидации элит, которую в Татарстане решил еще предыдущий президент Минтимер Шаймиев. В Севастополе команда сменилась год назад, когда в Москве поняли, что в городе могут неудачно пройти парламентские выборы.

 

«Туда был выброшен федеральным центром Развожаев — между прочим, руководитель ОНФ. Он был призван разрулить ситуацию с городом, который всегда был очень проблемным. Там представители «Ростеха» просто поссорились с местными элитами. И для Развожаева была крайне важно победить, и он под это агрегировал значительную часть административного и корпоративного ресурса, который есть в Севастополе», — пояснил Абзалов.

 

Важно понимать, что власти всех регионов, где губернаторов (и одного президента) избрали с суперуспешным результатом, решали и другие задачи во время выборов. В Татарстане нужно было доказать, что Рустам Минниханов остается безоговорочно популярным. Это как раз потому, что его переизбирали на третий срок, а три срока в России главы регионов обычно не удерживаются. То же касается Севастополя: высокий результат был необходим, чтобы продемонстрировать, что внутри элит нет раскола. Это крайне важно, потому что Севастополь и Крым считаются «витриной» «Единой России», ведь население полуострова поддерживает действующую власть, и, мол, какие тогда вопросы у вас, господа западные партнеры?


Александр Дрозденко
Александр Дрозденко Фото: © lenobl.ru

Александру Дрозденко в Ленинградской области нужен был максимальный результат на фоне слухов о его скорой отставке. Задачу он выполнил, напрочь растоптав своих конкурентов (83,6%).


Три дня выборов создали условия для регионов и кандидатов, у которых есть эффективный административно-мобилизационный ресурс. Если посмотреть структуру голосования, то именно в регионах с наиболее яркими победами кандидатов в губернаторы явка более 50% была обеспечена уже в первые два дня. А в пятницу и субботу голосовали бюджетники. В этих регионах использовался эффективный механизм: мобилизовать досрочное и надомное голосование и сушить явку в воскресенье.

 

К тому же в регионах первой условной группы по разным причинам было сложно или невозможно организовать протестное голосование: из-за коронавируса многие политики и партии обеднели. Так, например, на Камчатке, где победил Владимир Солодов, никто даже не пытался всерьез бороться с ним за пост. Это очень дорогое удовольствие и амбициозного человека с деньгами попросту не нашлось. А системная оппозиция отказывалась от мощных кампаний везде, где не была уверена в победе, и по той же причине — участвовать в выборах накладно.

 

Во второй условной группе победители губернаторских кампаний набрали от 70 до 80% голосов. Это Тамбовская и Пензенская области, Пермский край, Чувашия, Коми, Брянская и Калужская области. Здесь в единый день голосования тоже решался ряд других задач: проходили выборы в региональные парламенты, довыборы в Госдуму, горсоветы. Поэтому число набранных победителями голосов примерно оказалось равно поддержке поправок к Конституции. Но все же результат избранных губернаторов из второй условной группы оказался чуть ниже, чем у самых успешных «соседей».


Причина крылась в том числе и в плебисците по поправкам к Конституции. Ведь на общероссийское голосование, как и на ЕДГ, нужно было мобилизовать население. А когда народ второй раз за два месяца отправляют на выборы, голосование уже идет не так гладко. Значит, амбиции кандидатов в главы регионов из второй группы, усилия их политтехнологов и поддержка со стороны населения оказались здесь не такими мощными, как у самых успешных.


«[Вторая группа] — на самом деле, средний уровень регионов. Как они пошли на голосование по поправкам к Конституции, примерно так же они пошли и проголосовали в единый день голосования. Грубо говоря, это как раз средний сегмент — некая норма», — прокомментировал Дмитрий Абзалов. По его мнению, там, где результат избранных глав регионов самый высокий, они явно решали на выборах дополнительную задачу по легитимизации самих себя (Минниханов и Дрозденко в первую очередь) или пытались усилить роль «Единой России» (Развожаев).


«Средняя позиция, там, где результаты в районе 70% — это как раз сигнал управлению внутренней политики, что в регионе все нормально с поддержкой», — добавил эксперт.


Фото: © АГН Москва / Сергей Киселев
Фото: © АГН Москва / Сергей Киселев

Если говорить о цифрах, то обращает на себя внимание успех Владимира Уйбы в Республике Коми (73% при поддержке поправок к Конституции 65%). Уйба проявил себя как хороший антикризисный менеджер. Его, доктора медицинских наук и экс-главу Федерального медико-биологического агентства (ФМБА), назначили врио главы республики в апреле 2020 года на фоне катастрофической ситуации с распространением коронавируса. Ему эту проблему удалось решить. Низкий результат одобрения поправок летом в республике можно объяснить как раз недовольством жителей работой прошлого руководителя республики. Уйба все лето разгребал завалы в сфере здравоохранения, полностью сменил министерский блок, который отвечает за медицину, и к осени выправил ситуацию.

 

Сравнительно мало голосов (71% против 86% поддержавших поправки в Конституцию) набрал переизбранный губернатор Брянской области Александр Богомаз. Причиной тому тоже можно назвать коронавирус. Из-за плачевной ситуации с распространением эпидемии Богомаз в апреле фигурировал в «отставочных» списках. Помогать ему решать проблему пришлось федеральному центру. Тем не менее Богомазу удалось в конце мая заручиться поддержкой Владимира Путина, и он снова выдвинул свою кандидатуру на выборы главы региона.


Александр Богомаз
Александр Богомаз Фото: © bryanskobl.ru

Третий сегмент — это проблемные регионы. К ним, опираясь на цифры, можно отнести Архангельскую, Ростовскую, Костромскую, Иркутскую и Смоленскую области. Тут главной задачей кандидатов, поддержанных властью, было просто победить в первом туре. «Надо было тащить хоть как-то, и на результаты голосования по Конституции в принципе никто не смотрел», — прокомментировал ситуацию в указанных субъектах Федерации Дмитрий Абзалов.

 

«За то, что Кобзев (60,8%) выиграл выборы [в Иркутской области] в первом туре, управлению внутренней политики памятник нужно поставить, — сказал политолог. — Но важно отметить, что это скорее из-за того, что коммунисты просто слили выборы, — Михаил Щапов за неделю до выборов прекратил какую-либо агитацию».

 

Александру Цыбульскому (69,6%) в Архангельской области достаточно было просто закрыть вопрос Шиеса и не делать больше вообще ничего — его бы избрали, но он придумал проект объединения с Ненецким автономным округом, не спросив мнения людей и региональных элит Поморья и НАО. А так как НАО — это округ в составе Архангельской области, пусть и со своим губернатором, губернатора Поморья они тоже выбирают. Поэтому в НАО Цыбульский едва преодолел 30%-й барьер.


Александр Цыбульский
Александр Цыбульский Фото: © GLOBAL LOOK press / Kremlin Pool

Как обратил внимание политолог Алексей Макаркин, один из самых проблемных регионов — Иркутская область (60,8% за Игоря Кобзева и 64,3% за поправки к Конституции) — может считаться таким именно с точки зрения одобрения работы «Единой России». Прошлым губернатором там был коммунист Сергей Левченко. Его «снимали» долго, методично и с привлечением федеральных СМИ как не справившегося с катаклизмами и катастрофой в Тулуне.

 

«В Иркутской области, к примеру, специфический электорат, определенная политическая культура. Выше плюрализм, сильнее конкуренция. В 2015 году здесь действующего главу победил коммунист. Это единственный случай после присоединения Крыма», — напомнил политолог.

 

А где-то для губернатора стало проблемой как раз то, что он не из той партии. «У губернатора Смоленской области Островского (56,5%) проблема в том, что он из ЛДПР. Многие избиратели в регионе хотят, чтобы у них была «Единая Россия»», — указывает Макаркин.

 

Руководитель Центра развития региональной политики Илья Гращенков называет одной из причин большого количества уверенных побед на губернаторских выборах нежелание конкурирующих сил тратить время и деньги на борьбу с лидерами от власти. «Люди поняли, что независимый губернатор не сможет нормально руководить регионом, так как будет постоянно испытывать на себе давление. Кроме того, те, кто заявлялся на выборы, были зачищены либо при помощи договорняка, либо административным усилием», — уверен политолог.

 

Гращенков поясняет, что победа на выборах главы региона для оппозиционного кандидата сейчас скорее означает очередную головную боль, а не комфорт и преференции. Вклад в губернаторскую кампанию при избрании от оппозиции «не отбивается». «Раньше было как: губернатором избрали — и можно свою финансово-промышленную группу подтянуть, — напоминает Гращенков. — Сегодня мы можем наблюдать другую ситуацию: оппозиционный губернатор, если побеждает, то живет и работает в регионе по всей строгости правил. А это практически невозможно и, как мы видим, влечет за собой либо отстранение, как в Иркутской области, либо арест, как в Хабаровском крае».

 

Цифры победителей, а даже победа с 65% голосов — это все равно формально большой успех, обеспечило в том числе и трехдневное голосование. По мнению политолога, определенную фору нужному кандидату давали с помощью мобилизации бюджетников в первые два дня, а итоговый результат уже появлялся после голосования оппозиционно настроенных граждан в последний день выборов, 13 сентября. «Если уровень протестного голосования в регионе высокий, то мы получаем на выходе 60-70% у победителя. Если же оппозиция слаба, то лидер гонки собирает от 80% голосов», — поясняет Гращенков. В то же время он отмечает, что такая удобная для власти и работающая схема «убивает гибкость системы». «Политика — это в том числе гибкая система воздействия на государство, чтобы не через улицу и революцию разговаривать с властью», — считает политолог.


Итоги губернаторских выборов в 18 регионах России позволяют сказать, что на руку кандидатам, которых поддержал Кремль, сыграли пандемия коронавируса и трехдневное голосование. Из-за пандемии конкурирующие партии обеднели и далеко не везде вступали в избирательную гонку. А новые правила ЕДГ помогли мобилизовать множество лояльных избирателей. При этих двух обстоятельствах наиболее заинтересованные в успехе губернаторы максимально реализовали свои возможности. В результате во многих регионах они набрали даже больший процент голосов, чем поправки к Основному закону, агитацией за которые федеральный центр, возможно, целенаправленно и не занимался. Политтехнологов, профессионально отрабатывающих выборы в ЕДГ-2020, было призвано несравнимо больше, чем на всенародное голосование по Конституции. По крайней мере об этом говорят региональные Telegram-каналы.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...