St
Дочь активистки «Открытой России» Анастасии Шевченко: Мне не хватает прогулок с мамой
Смерть ребенка, вероятность сесть в тюрьму на шесть лет и другие злоключения ростовской оппозиционерки

Дочь активистки «Открытой России» Анастасии Шевченко: Мне не хватает прогулок с мамой

Смерть ребенка, вероятность сесть в тюрьму на шесть лет и другие злоключения ростовской оппозиционерки

Коллаж: © Daily Storm

Ростовский областной суд отклонил 2 апреля жалобу защиты активистки «Открытой России» Анастасии Шевченко на продление ее домашнего ареста. Кроме того, девушке не разрешили смягчить условия домашнего содержания. Об этом Daily Storm сообщила «Правозащита Открытки». Анастасию Шевченко обвиняют по ст. 284.1 УК (участие в деятельности нежелательной организации), ей грозит до шести лет лишения свободы. И пока активистка находится под следствием, главой семьи Шевченко стала ее 14-летняя дочь Влада. Она рассказала Daily Storm, что под арестом «мама держится воинственно: занимается йогой и много читает». Рассказываем об уголовном деле против ростовской оппозиционерки и о том, как организация дебатов и лекций для активистов может перевернуть жизнь целой семьи.


Нежелательная организация


Дело против Анастасии Шевченко — первое в России по статье «Участие в деятельности нежелательной организации» (ст. 284.1 УК). Следствие объяснило необходимость уголовного преследования женщины тем, что она неоднократно привлекалась к административной ответственности по ст. 20.33 (осуществление деятельности организации, в отношении которой принято решение о признании нежелательной ее деятельности на территории РФ). Понятие «нежелательная организация» появилось в России в 2015 году, после того как приняли соответствующий закон. Под ним подразумевается иностранная или международная организация, которая может представлять угрозу РФ. Если организацию вносят в список нежелательных, ее счета замораживают, а дочерние отделения закрывают. Нежелательным организациям запрещают проводить публичные мероприятия, а также хранить и распространять свои материалы. При нарушении этих требований организацию могут оштрафовать, а ее сотрудникам запретить въезжать в Россию.


В рамках расследования по делу Шевченко сотрудники полиции 21 января провели обыски у восьмерых активистов «Открытой России» в разных городах страны. В деле они проходят как свидетели. Шевченко во время президентской кампании 2018 года координировала региональный штаб Ксении Собчак, регулярно участвовала в оппозиционных акциях и была членом федерального совета «Открытой России», которая недавно объявила о самороспуске.


«Мы ликвидировали «Открытую Россию» 30 марта именно потому, что преследований стало очень много, вчера The Insider опубликовал исследование, в котором журналисты насчитали более 160 случаев («от штрафа за заклеивание дорожных ям портретами друзей Владимира Путина до обвинений в краже воды из общественной колонки»). В этой ситуации единственным выходом было ликвидировать движение. Шевченко мы безусловно будем поддерживать, она — наш товарищ, несмотря на то что движения, в котором она состояла и была координатором, уже нет. Мы все равно будем продолжать кампанию по ее защите», — рассказала Daily Storm пресс-секретарь ОР Наталия Грязневич.


В то же время председатель «Открытки» Андрей Пивоваров сообщил Daily Storm, что в Минюст поданы документы для регистрации новой организации.


«Фильм про маму тоже нежелательный, видимо»


23 января Ленинский районный суд Ростова-на-Дону отправил Анастасию Шевченко под домашний арест до 20 марта (15 марта домашний арест продлят еще на три месяца). Тогда суд отказался отпустить активистку под подписку о невыезде или залог, хотя защита настаивала именно на таких вариантах. То, что Анастасия — мать троих несовершеннолетних детей, младшему из которых семь лет, а старшая сильно болеет и находится в интернате для детей с особенностями развития, суд не посчитал достаточной причиной для того, чтобы выбрать максимально мягкую меру пресечения до суда.


undefined
Пикет в поддержу Анастасии Шевченко в Ростове Фото: © donnews.ru

30 января Шевченко предъявили официальное обвинение. Согласно тексту постановления, после двух административных штрафов по ст. 20.33 КоАП (первый — за координирование дебатов «ОР» в Таганроге в октябре 2017 года, а второй — за лекцию в апреле 2018 года перед выборами в ростовское заксобрание) у нее якобы «возник преступный умысел».


По версии следствия, преступный умысел Анастасия воплощала тем, что на собрании «Открытой России» в сентябре 2018 года в Ульяновске советовала активистам «внедряться в протестные группы, предоставляя им бесплатную юридическую помощь или создав «тематические аккаунты» в соцсетях». А на митинге в ноябре прошлого года она «демонстрировала символику» с акции «Надоел» и таким образом «дискредитировала органы исполнительной власти». Шевченко тогда отказалась от дачи показаний, назвав обвинение политически мотивированным.


На этом злоключения семьи Шевченко не закончились. 31 января скончалась старшая дочь Анастасии. У 17-летней девушки остановилось сердце. За день до этого она попала в реанимацию с обструктивным бронхитом. Следователь не давал Анастасии навестить дочь, и только после того как состояние девочки стало критическим, позволил поехать в больницу. Однако врачи так и не разрешили матери войти в палату к своему ребенку.


«Раздражает бесчувственность судьи, следователя»


На время домашнего ареста главой семьи стала 14-летняя Влада Шевченко. Девочке пришлось очень быстро повзрослеть, ведь с арестом матери жизнь не остановилась. Именно на Владу легли практически все проблемы, которые нужно решать за младшего брата вне дома: отвести в школу, забрать из школы, сводить к стоматологу, сходить в магазин, самой не забывать учиться. О своих жизненных трудностях, победах и маминой жизни взаперти девочка рассказывает в Facebook. Получается не по годам зрело и иронично.


Так, например, она отреагировала на новость про то, что перед показом картины об Анастасии Шевченко в Саранске полицейские изъяли у организаторов компьютер, на котором был фильм: «Фильм про маму тоже нежелательный, видимо». Но кроме всех этих взрослых штук Влада по-детски непосредственно сокрушается, что закончились каникулы, рассказывает про зубную фею и, конечно, про маму.


«Пока я была в школе, приходили из органов опеки. При этом заходить в квартиру нельзя, разговаривать с мамой нельзя. Поговорили с бабушкой и Мишей в подъезде», — пишет девочка.


Daily Storm удалось поговорить с Владой Шевченко про дело против ее мамы и про то, как оно изменило их жизнь. Девочка рассказывает, что ее мать держится воинственно. Каждый день занимается йогой, много читает, смотрит фильмы и делает уборку.


«Мама экспериментирует с готовкой разных блюд, играет с Мишей, пока я в школе», — рассказывает Daily Storm Влада.


undefined
Анастасия Шевченко со своими детьми Фото: © facebook.com / Евгения Литвинова

На вопрос, как изменилась жизнь Влады после уголовного дела против Анастасии Шевченко, девочка ответила, что ей пришлось повзрослеть: «Я стала заниматься такими вещами, о которых раньше даже не задумывалась. Стала больше общаться с журналистами, с более взрослыми людьми. А еще мне очень не хватает прогулок с мамой».


— Как ты относишься к уголовному преследованию мамы?

— Это просто раздражает. Раздражает бесчувственность судьи, следователя. Сегодня (2 апреля) пришло письмо из ФСИН о том, что они согласны сопровождать маму на прогулках, уже даже выделили ей специальный браслет. Но судья решила, что в прогулках нужно опять отказать. Уже нет надежды просто. Она была поначалу, но теперь на каждый суд мы идем с уверенностью, что нам во всем откажут. Вообще считаю эту статью бредовой, как и всю эту ситуацию.


— Ты чувствуешь поддержку?

— Да. За эти два месяца многие мамины друзья стали моими. Познакомилась с теми, кто поддерживает нашу семью. И очень круто, что нам помогают абсолютно незнакомые люди.


Девушка признается, что одноклассники и учителя стараются особо не затрагивать тему о деле Анастасии Шевченко, потому что боятся напоминать.


«Но это моя жизнь, и я думаю об этом все время. Негативных реакций не было точно, больше поддержки, конечно», — добавляет она.


На фотографиях в Facebook Влады иногда фигурирует Наталья Крайнова. Девочка пишет, что вот они куда-то там сходили, что-то сделали, в общем, можно подумать, что она — друг семьи. Оказалось, что до ареста Анастасия Шевченко виделась с Натальей всего дважды, но когда выяснилось, что для подтверждения домашнего ареста семье Шевченко нужно предоставить жилье, Наталья не раздумывала: «Квартиру предоставила, так как иначе бы Настю поместили в СИЗО. Сейчас помогаю ей, чем могу. Моя жизнь сильно изменилась, но я ни секунды не жалею, что ввязалась в эту историю», — сказала Крайнова.


«Открытая Россия» будет добиваться отмены уголовного преследования за участие в нежелательных организациях


Координатор правозащиты «Открытки» Алексей Прянишников рассказал Daily Storm, что считает уголовное преследование Шевченко неправомерным. Он утверждает, что движение и до самороспуска не являлось «нежелательной организацией», а значит, и наказывать Шевченко не за что.


«Существует список нежелательных организаций Минюста РФ, в нем есть две организации с названием «Открытая Россия», но на английском языке и зарегистрированных в Великобритании. К нам и нашей деятельности эти организации отношения не имели, одна из них вообще закрыта. Люди из «Открытой России» не должны подпадать под этот репрессивный закон», — заявил Прянишников.


undefined
Алексей Прянишников Фото: © tv2.today

Юрист отметил, что организация окажет всю возможную юридическую помощь как Шевченко, так и другим активистам, «как мы это всегда и делали».


«Мы не считаем, что она нарушила закон. Будем убеждать в этом сначала следователей, а затем и суды», — сказал юрист.


Цель правозащитников, по словам Прянишникова, — не только защитить Шевченко, но и добиться отмены закона, который юрист назвал репрессивным.


Ранее Znak.com писал, что уголовное преследование может грозить как минимум еще девятерым членам «Открытки», из-за того что их два или более раз привлекали к ответственности по ст. 20.33 КоАП (осуществление деятельности организации, в отношении которой принято решение о признании нежелательной ее деятельности на территории РФ).


Юристы «Открытки» подали жалобу на закон о нежелательных организациях в Конституционный суд РФ еще в ноябре 2018 года. Кроме того, правозащитники оспаривают правомерность административных дел по тому же закону о нежелательных организациях в ЕСПЧ. «Жалоба на административное дело в отношении Анастасии Шевченко как раз недавно была зарегистрирована Европейским судом», — отметил Прянишников.


Но жалобу КС рассматривать отказался, мотивируя это тем, что «Открытая Россия» не зарегистрирована в Минюсте РФ, «а раз организация не числится в реестре, то и доказать, что она не иностранная, она не может», — уточнил юрист.


Председатель движения «Открытая Россия» (объявило о самороспуске 30 марта) Андрей Пивоваров заявил Daily Storm, что прецедент с делом Шевченко напоминает уголовное дело против оппозиционного активиста Ильдара Дадина, которого первого в России осудили за неоднократное нарушение правил проведения митингов и пикетов. Он подчеркнул, что «Открытая Россия» помимо оправдательного приговора для своей активистки намерена добиться отмены ст. 284.1 УК в принципе.


«Раньше, для того чтобы политических оппонентов привлечь к уголовной ответственности, приходилось выдумывать какие-то кражи, хулиганство, нарушения других законов. Сейчас просто людей привлекают за то, что они состоят в общественной организации, выступают с гражданскими требованиями, участвуют в выборах, образовательных проектах. Это не террористы, не экстремисты, это просто люди, которые поддерживают некую программу», — отметил оппозиционер.


Кроме того, Пивоваров считает, что статья 284.1 была сделана именно против «Открытой России».