St
Основатель фонда Day One Ventures Маша Дрокова в США: Мне классно быть русской
Героиня фильма «Поцелуй Путина» и фигурант списка Forbes — о жизни в Штатах, о России, о бизнесе и о Павле Дурове Фото из архива героя публикации

Основатель фонда Day One Ventures Маша Дрокова в США: Мне классно быть русской

Героиня фильма «Поцелуй Путина» и фигурант списка Forbes — о жизни в Штатах, о России, о бизнесе и о Павле Дурове

Фото из архива героя публикации

Марии Дроковой 29 лет. Большинству она известна как бывшая нашистка, которая в 20 лет поцеловала Владимира Путина на Селигере, а недавно вошла в список самых успешных молодых бизнесменов Forbes. Восемь лет назад датский режиссер снял про российскую активистку фильм — «Поцелуй Путина». Благодаря ему девушка стала известна на Западе. Прокремлевскую общественную деятельность Дрокова сменила на бизнес в США. Уже несколько лет она живет в Сан-Франциско. Как грамотный пиарщик, о политике и нашистах говорить не хочет. Теперь она — предприниматель, инвестор и основатель венчурного фонда. В интервью Daily Storm Мария Дрокова рассказала о жизни в Америке, своем бизнесе и дружбе с Павлом Дуровым.


— Маша, когда ты ушла из «Наших», был какой-то период, когда ты искала себя и пыталась понять, чем хочешь заниматься?

—Нет, я сразу стала делать свой первый бизнес. Мы собрались с друзьями и решили сделать SMM-агентство. Через полгода нас уже было 40 человек. И несколько десятков клиентов.


— Почему именно SMM?

— В тот период у компаний появился запрос на маркетинг в социальных сетях. Сначала мы просто давали людям советы, потом стали делать это в более организованной форме. Просто, если ты нормально живешь, ты в каждый момент знаешь, что тебе делать. Если ты сомневаешься, можно просто чуть-чуть замедлиться — и сразу увидишь.


— А в сферу венчурных инвестиций как тебя занесло?

— Я имею отношение к венчурным инвестициям уже почти восемь лет. Когда занималась своим бизнесом, в Twitter познакомилась с предпринимателем Сергеем Белоусовым (основатель и генеральный директор компании Acronis. — Примеч. Daily Storm). Мне кажется, я над ним пошутила или что-то такое. У меня было больше фолловеров, чем у него, а он уже тогда три миллиардные компании основал.


— Почему он обратил на тебя внимание?

— У меня никогда не было такой проблемы, чтобы на меня кто-то не обратил внимания. У меня, скорее, проблема — не отвечать всем, кто обращает внимание (Смеется.).


— Что было дальше?

— Он попросил меня помочь создавать квантовый центр. Очень скоро я начала справляться с задачами, которые там стояли. Российский квантовый центр появился в 2011 году. Он занимается квантовой физикой: не просто создает технологии, но придумывает, как их продать и использовать в жизни. Я делала конференции, бизнес-девелопмент и начала заниматься пиаром и маркетингом. Центр создан, там есть лаборатории, ученые, они делают исследования мирового уровня. Это была уникальная возможность поработать с лучшими физиками в мире, включая нескольких нобелевских лауреатов.


— Как ты искала подход к ученым?

— Мне кажется, что нужно с каждым общаться в первую очередь как с человеком. Тогда вообще не важно, кто это — суперизвестный физик из Оксфорда, предприниматель или ребенок на улице. Чтобы войти во вселенную другого человека, надо просто открыть дверь в свою, и дальше все происходит.


— Но ты все равно перешла оттуда в венчурный фонд Runa Capital?

— Сергей Белоусов попросил помочь Runa Capital, который является венчурным фондом ранней стадии. Там я занималась пиаром самого фонда и портфельных компаний. Это была прекрасная команда и прекрасная работа.


— Как ты ушла в Acronis?

— Сергею нужна была помощь в компании, я не могла ему не помочь. Он мой ментор, друг и один из самых выдающихся людей, которых я встречала в жизни. Я стала вице-президентом по коммуникациям компании Acronis, потребовалось сделать много работы, чтобы вернуть компанию в хорошее русло.


Когда я ушла из Acronis, ко мне стали обращаться за пиаром, это выросло в PR-студию, она стала очень популярной. За год пришло около трех тысяч клиентов. Из-за того, что была маленькая, но очень качественная команда, нам пришлось сфокусироваться на небольшом количестве компаний. Четыре из 25 стали юникорнами (миллиардными компаниями. — Примеч. Daily Storm), восемь других выросли выше 100 миллионов. Мы поняли, что выбираем правильных партнеров и хотим с ними работать на какой-то более долгосрочной основе. Поэтому я стала ангельским инвестором (частным венчурным инвестором. — Примеч. Daily Storm) и в этом качестве проинвестировала в 11 компаний за 1,5 года.


— Как и почему ты решила переехать в Америку?

— Когда я стала помогать Белоусову с Acronis, то уехала из Москвы. И была между Америкой и десятью другими странами, где у меня сидела команда, но я была влюблена в Нью-Йорк. Там я ощущала себя собой. А если ты где-то ощущаешь себя собой, то хочешь, чтобы так было всегда.


Позже я переехала в Сан-Франциско, где я чувствую, что развиваюсь быстрее всего. Для меня важен быстрый внутренний рост, а все изменения вокруг — это последствия этого роста. Потом я подала заявку на грин-карту, постаралась показать, что достойна жить в этой замечательной стране, и все получилось.


— Что тебе нравится в США?

— Я потрясена тем, насколько американцы могут скейлить вещи, насколько они продуктивны здесь, это офигенно. Еще я была потрясена, что, если тебе нравится парень, ты не можешь быть с ним сразу в эксклюзивных отношениях, сначала надо быть в неэксклюзивных (в свободные). И я такая: «Ммм!» — так неудобно, так расстраивало! Потом я подумала, что это мое эго и, в принципе, не факт, что я хочу за него замуж. И, в принципе, свободные отношения — это нормально. А потом через полтора года он захотел семью, и нам пришлось расстаться, а-ха-ха!


— Серьезно?

Да, я уехала в другой город, не сказав ему. Просто он мне надоел.


— Он тоже из маркетинга?

Нет, он занимался венчурными инвестициями. Поэтому я узнала от него все секреты (Смеется.).


— В фильме, по которому все тебя знают, «Поцелуй Путина», ты говорила, что твой идеальный образ мужчины — Владимир Путин…

— Ой, а что я там конкретно говорила, напомни.


— Что для тебя Владимир Путин является образцом мужчины…

— Я вообще перестала думать про образцы. Я... вообще, все классные! Я стараюсь убедиться, что каждый человек, который мне встречается, классный. Если в первую секунду это не очевидно, я беру вторую секунду и разбираюсь, почему он классный. Когда ты понимаешь это и говоришь человеку, он становится еще лучше.


— Давай вернемся к бизнесу. Чем отличается рынок США от российского?

— Первое отличие — это то, что в Америке выше конкуренция. Второе — это то, что рынок более сегментирован. Третье — репутация имеет большее значение и медленнее строится. Четвертое — люди меньше внимания уделяют финансовым возможностям и больше внимания — миссии.


— Приведи пример, что значит больше внимания миссии?

На примере фонда. Инвесторы и стартапы — они не в хороших отношениях. Это явно их тяготит, явно не помогает ни одним, ни другим. Иногда, когда большая неудача или большой успех, это приводит к конфликтам. И никому от этого лучше не становится. Я как-то нащупала, какие должны быть отношения у инвестора со стартапом.


У меня есть несколько друзей, которые проходили через сложные процессы, например продажу или преобразование компании. Я очень близко общалась с ними во время этих процессов, и они со мной всем делились. Я прожила этот период вместе с ними, полностью, и поняла, как сложно быть предпринимателем. Я поняла, что мне нравится помогать и поддерживать предпринимателей, через понимание, кто они, через поддержку и просто присутствие с ними. Через нахождение ответов на сложные вопросы. Я подумала, если мне это так нравится, почему бы не заниматься этим все свое время?


— Что ты сама считаешь самым большим достижением? Day One Ventures*? Или что-то другое?

— У меня много друзей. И за последнее время они все стали довольно счастливыми. Люди, которые рядом, они становятся свободнее, счастливее и бесстрашнее — вот это самое большое достижение.


— В одном из интервью ты говорила, что в России вертикальная структура СМИ: ведущие издания написали, а остальные подхватили, а в Америке — горизонтальная, когда все СМИ стараются свою повестку дня выстраивать. Почему так?

— Потому что американский рынок дольше формировался. Больше разнообразия, люди могли заниматься нишевыми проектами. Рынок усложняется, становится более сегментированным. Вместе с рынком развивалась и аудитория, она в Штатах более разнообразная. Чем больше доступа к разным мнениям, тем больше возможностей принять правильное решение, сделать правильный вывод, который соответствует твоим ценностям.


— У нас вот пытались заблокировать Telegram. А что в Америке?

— Тут большее количество мессенджеров. Нет какого-то доминирования одного мессенджера или даже двух. Мне очень приятно, что люди, которых я знаю, сделали такой продукт.


— То есть ты знакома с Павлом Дуровым?

— Конечно. Я очень благодарна ему за влияние на мой образ мыслей.


— В СМИ писали, что ты работаешь по 18-20 часов в сутки. Неужели правда?

— А я не работаю 20 часов в сутки. Я делаю много вещей, чтобы поддерживать себя в самом продуктивном состоянии. Медитацию, йогу, энергетические практики. Встречаюсь с друзьями, с людьми, которые меня любят. И стараюсь обязательно танцевать. Что тело хочет, то и танцую. Перед зеркалом. И много смеюсь.


Есть какие-то ныне живущие знаменитости, которые тебя вдохновляют?

Да! Сергей Белоусов, Экхарт Толле (немецкий писатель и духовный оратор. — Примеч. Daily Storm), я очень люблю Джеффа Безоса (основатель компании Amazon. — Примеч. Daily Storm), Рэй Далио (миллиардер-инвестор. — Примеч. Daily Storm), Брайан Джонсон (создатель Kernel, Braintree и OS Fund. — Примеч. Daily Storm). Потому что они доверяют своей интуиции, живут своей правдой. Делают масштабные и нужные вещи, оставаясь счастливыми.


— А в России у тебя остались такие люди? Олег Кашин, например?

— Я с ним общаюсь, но не так часто, как с Сергеем Белоусовым. Иногда ставим друг другу лайки. Вот уже лет 10 он не пишет про меня никакие плохие статьи, это уже хорошая динамика. Олег — классный, я к нему очень хорошо отношусь.


— Какое у тебя видение будущего в плане бизнеса и в плане жизни вообще?

— Планы на будущее — это жить настоящим. Что касается бизнеса, то у нас очень хорошо идут дела. У нас офигенный портфель, очень быстро растут компании, в среднем они вырастают больше чем в два раза за год.


— Какие интересные проекты были в этом году?

— Есть замечательный проект Public Goods. С его помощью можно покупать онлайн натуральные продукты по низким ценам. Шампунь, который я покупала за 30 долларов, будет стоить пять долларов. Эта компания очень быстро растет, больше 28% в месяц. Мы проинвестировали их вместе с фондом VC, который основал фото- и видеохостинга Flickr, платформу для краудфандинга Kickstarter. Еще мы инвестировали в компанию Catalog DNA, которая нашла бюджетный способ хранить информацию о ДНК. Инвестировали в компанию, которая изобрела душ Nebia, сохраняющий 80% воды. Инвестировали туда с Тимом Куком (гендиректор Apple. — Примеч. Daily Storm).


— Когда ты основала свой венчурный фонд Day One Ventures, СМИ писали, что ты привлекла в него 11 миллионов долларов. Какие сейчас у вас обороты?

— Намного больше. Я не хочу анонсировать, потому что с того момента у нас уже 10 инвесторов зашло новых.


— А какая у тебя зарплата?

— Никакой. Я не плачу себе зарплату. Лучше эти деньги как инвестиции использовать, чем как зарплату. Потому что я знаю, что я больше денег заработаю в перспективе. Лучше я найму новых людей, мы будем самым лучшим фондом.


— У тебя никогда не было проблем с тем, что ты русская?

— Мне кажется, это, наоборот, помогает. Такая... более интригующая история. С тобой говорят про книги, культуру, балет. Есть чем поделиться. Мне очень классно быть русской.


— А ты следишь за тем, какие молодежные движения есть сейчас в России? «Молодая гвардия» или что-то в этом духе. Можешь оценить их уровень?

Вообще не знаю, не слежу. Не знаю, как ответить на этот вопрос.


*Мария Дрокова — основатель фонда Day One Ventures.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...