St
Чаплин: После того как Украина получит томос, начнется захват приходов и храмов УПЦ
По мнению священнослужителя, раскол церкви на Украине — лишь часть плана по уничтожению истинной веры в Иисуса Христа

Чаплин: После того как Украина получит томос, начнется захват приходов и храмов УПЦ

По мнению священнослужителя, раскол церкви на Украине — лишь часть плана по уничтожению истинной веры в Иисуса Христа

Скриншот: © Daily Storm

В минувшую субботу, 15 декабря, в Киеве прошел Объединительный собор православных церквей Украины, который объявил о создании новой Украинской автокефальной православной церкви во главе с епископом Епифанием (Думенко). Русская православная церковь назвала собор раскольническим и его итоги не признала. А Украинская православная церковь предала анафеме двух епископов и лишила епархий шестерых архиереев, которые приняли в нем участие. Как объяснил в интервью Daily Storm протоиерей Всеволод Чаплин, все это — начало большой трагедии, за которой последует передел храмов и преследование священников. 


— Всеволод Анатольевич, как Вы оцениваете ситуацию с православной церковью на Украине и легитимность собора, который прошел в минувшую субботу в Киеве?


 — Это соборище, по-другому я его назвать не могу, не может считаться каноничным по целому ряду причин. Кроме нарушений чужой канонической территории тут налицо и очередной шаг в реализации плана, который сегодня осуществляет Константинопольский патриархат. Сам этот патриархат я считаю уже бывшим, потому что он давно покинул границы христианства. На протяжении нескольких последних десятилетий эта организация пытается реформировать границы православия в либеральном ключе. Ее руководители совершают совместные богослужения с католиками, переписывают каноны, пытаются встроить православие в систему западных либеральных ценностей. 


Это мы уже наблюдали на так называемом Критском соборе, а сейчас — на Украине, из которой сегодня пытаются сделать анти-Россию на уровне молитв, проповедей, богослужений. Это все очередная услуга западным богоборческим элитам. Тех, кто не идет по этому пути, пытаются объявить нелегитимными и расколоть. На переднем крае сейчас оказалась Украина, поэтому все происходящее там направлено на ослабление канонической православной церкви.

 

 — Что теперь будет с теми храмами УПЦ и священниками, которые не захотят подчиняться Константинопольскому патриархату? 


 — Думаю, что сейчас многократно усилятся попытки отобрать приходы и храмовые здания от украинской православной церкви, которая является частью Московского патриархата. Это будет происходить через административное давление, псевдоюридические манипуляции, сельские сходы, которые будут продавливать решения об изменении религиозной принадлежности. В этих условиях нужно сказать, что людям пытаются поменять не только принадлежность к той или иной религиозной организации, а и веру, потому что модернизм Фанара (квартал Стамбула, где находится резиденция Константинопольского патриарха. — Примеч. Daily Storm) давно уже вышел за границы православия, учения Христова и церкви. Нам в этой ситуации нужно наконец решиться дать жесткий ответ и Петру Порошенко, и Фанару, и раскольникам, которых сейчас пытаются легитимизировать. Кто-то в православном мире нас поддержит, кто-то нет, но, на мой взгляд, нужно менять саму систему православных церквей мира, где верх пытаются взять западные силы. 


 – 14 поместных православных церквей решение Константинопольского патриархата о предоставлении автокефалии Украине не поддержали. Разве это решение не должно быть одобрено всеми? Почему Константинополь ориентируется только на Киев?


– Константинополь, вероятно, считает, что это ему не нужно, что он может действовать односторонне. Он объявил Украину своей канонической территорией, не обращая внимание на то, что до этого 300 лет признавал Киевскую митрополию Московского патриархата. Действительно, сейчас большая часть поместных церквей отмалчивается. Хотя есть обнадеживающие заявления болгарской, сербской православной церквей. Стоит надеяться на положительную для нас позицию грузинской церкви, может быть, польской и словацкой, а также, возможно, тех диссидентов греческого мира, которые критикуют политику Фанара. К сожалению, предполагаю, что большая часть церквей, возглавляемых этническими греками, поддержит Константинопольский патриархат. Но нам не нужно бояться вновь и вновь просить поместные церкви осудить действия Фанара.


Сейчас наступает момент истины. Очевидно, что после предоставлении томоса так называемой украинской автокефалии 6 января, церкви должны будут для себя сделать выбор. Сама дата, на которую назначена передача томоса для православных, выглядит вызывающе, так как в это время на Фанаре и у остальных модернистов будет отмечаться праздник Крещения Господня, а в Небесной церкви еще не наступит Рождество. Когда предстоятель порошенковской автокефалии приедет в Стамбул и будет служить в этот день службу Крещения вместе с фанариотами, этим он признает новый календарь, который не соответствует праздникам Небесной церкви.


После этого акта поместным церквям придется жестко выбирать: либо они признают наравне с другими предстоятелями и предстоятеля новой украинской автокефалии Епифания (Думенко), который даже не имеет священного сана, либо они должны будут отказаться от признания, потому что отмалчиваться дальше будет сложно.


 — Сегодня депутат Верховной рады Украины Дмитрий Ярош призвал начать охоту на священнослужителей Украинской православной церкви. Сможет ли РПЦ их защитить?


 — Полагаю, что, после того как томос будет вручен, на Украине начнется волна по захвату приходов у канонической Украинской православной церкви. Ярош явно пытается простимулировать эти действия. Он фактически призывает незаконно применять силу к каноническим священникам. Охота на людей никак не может быть поставлена в законные рамки. Его слова ­— фактически оправдание терроризма. Поэтому этот депутат Рады, на мой взгляд, бесспорно должен быть признан террористом, человеком, оправдывающим террор. Он ничем не лучше Бен Ладана или запрещенной в России террористической организации ИГ. Если киевские власти не могут с ним справиться, нужно сделать все, чтобы эта террористическая группировка была уничтожена.


На фоне провала государства на Украине, возможно, нужно международное вмешательство. Понятно, что западные структуры и контролируемые ими международные организации на это вмешательство не пойдут, значит, любое ответственное правительство должно остановить террор на этой территории.   


 — А что касается защиты православных?

 — Здесь есть определенная ответственность со стороны властей России. Ведь речь идет о наших соотечественниках, людях, которые говорят по-русски и к нам духовно близки. Защищать их надо, а отгораживаться — постыдно. Поэтому, конечно, для РПЦ необходимо предать анафеме и Фанар, и всех остальных раскольников. Ясно сказать, что изменение религиозной принадлежности ведут к изменению веры, и поддержать всех, кто будет отстаивать свои храмы. А на защиту православные, конечно, пойдут, потом что активный украинский народ — это люди консервативных убеждений. Возьмем Почаевскую лавру или Свято-Вознесенкий Банченский монастырь. Это все запад Украины, где люди очень сильно осуждают обновленчество, экуменизм и другие отступнические действия Фанара — введение нового календаря, смену церковнославянского языка на украинский, совместные молитвы с униатами. Все это наверняка последует за дальнейшим развитием событий.


 — Фактически начнется религиозная война? ...

 — Да, потому что бесследно это не пройдет. И мне кажется, что этих людей нам надо поддержать и благословить на такое сопротивление. Без всяких страхов и заботы о благополучной жизни, потому что правда Христова гораздо важнее.


 — Существует ли вероятность того, что УПЦ — РПЦ может потерять свои святые места, в том числе Киево-Печерскую лавру?


 — Люди, конечно, будут отстаивать эти святыни. Думаю, что пока киевский режим побоится брать силой Киево-Печерскую лавру, но возможны всякие провокационные попытки передать раскольникам хотя бы часть Лавры или расторгнуть договор пользования церковными зданиями. Во всех этих случаях, конечно, нужно, чтобы те, кто будет отстаивать эти святыни, имели максимальную поддержку, а не сталкивались бы с холодным дистанцированием со стороны церковной Москвы и, между прочим, Москвы политической.


 — Вы говорите, что западные элиты хотят навязать нам свою либеральную церковь. Какую цель они преследуют, как Вы это объясните?  


 — Это делается для того, чтобы поставить православие на полку супермаркета западных религиозных товаров, заставить его отказаться от претензий на истину. А православие без этого немыслимо. Достижение царства небесного возможно только через истинную православную Христову церковь.


Обновленцы же утверждают, что спасение может быть достигнуто без истиной веры в Христа, а если так, то Христос зря был распят и зря воскрес. Если спасение возможно без Христа, то это хула на Христа и Духа Святого, потому что получается, что якобы он вообще не нужен. Это самый главный и принципиальный вопрос.


Постепенно нас будут подтягивать к признанию однополых связей и к соглашательству со всеми западными политическими установками. Вот это одна стратегическая цель.


Тактическая цель тоже очень опасная. Ее суть в том, чтобы сделать из украинских верующих вечных врагов России, которые бы на уровне молитвы, богослужений, проповедей были запрограммированы на восприятие России как врага, и к этому все идет. Новая автокефалия — это симбиоз либералов-обновленцев и бандеровцев. Последние являются очень мощной силой в филаретовской раскольнической группировке (Филарет — экс-митрополит Киевский и Галицкий РПЦ, в 1992 году лишен священного сана за раскольническую деятельность. — Примеч. Daily Storm).


Они давно считают Россию врагом, молятся о том, чтобы она была сокрушена, а теперь то же самое будет происходить в рамках учрежденной Киевом новой автокефалии. 



Загрузка...