St
«Если сенаторы США попросят нас вернуть Крым, никакого диалога не получится»
Как рассказал «Шторму» Андрей Климов, визит членов американского Сената может быть инициирован послом Джоном Хантсманом

«Если сенаторы США попросят нас вернуть Крым, никакого диалога не получится»

Как рассказал «Шторму» Андрей Климов, визит членов американского Сената может быть инициирован послом Джоном Хантсманом

Фото: © council.gov.ru
Фото: © council.gov.ru

В конце этой недели начнется визит в Россию пяти сенаторов США, представляющих Республиканскую партию. Это будет первый приезд американцев после присоединения Крыма к России и резкого ухудшения отношений Москвы и Вашингтона. Гостей ждут в Совете Федерации и Госдуме, с которыми до сих пор отношения не складывались. В августе 2015 года Валентине Матвиенко не дали визу в США для участия в заседании Межпарламентского союза в Нью-Йорке. Теперь американские сенаторы просятся посетить Россию сами. Как рассказал в интервью «Шторму» зампред комитета по международным делам Совета Федерации Андрей Климов, визит членов Сената США может быть инициирован их однопартийцем-республиканцем — послом Джоном Хантсманом, у которого с работой в России большие проблемы. 


— Андрей Аркадьевич, почему сенаторы США решили приехать именно сейчас? Какие предпосылки? Почему визит начнется с Санкт-Петербурга?


— Приехать в Россию — инициатива американской стороны, мы их не звали. Они сами запросили нас о том, что в ходе этого визита хотели бы посетить Санкт-Петербург и Москву. Как я понимаю, по каким-то делам они еще хотят заехать в Финляндию, потому в Санкт-Петербург они приезжают из Финляндии.


Вообще, вся эта история интересует нас постольку-поскольку: у нас нет к ней повышенного интереса. Могу только предположить, что посол США в Москве находится тут в сложном положении, так как в нынешней ситуации никто не рвется с ним беседовать и выстраивать контакты. Каждый раз, когда он пытается до кого-то достучаться, ему вежливо напоминают, что у нашего посла в США Анатолия Антонова тоже не очень хорошо получается с организацией каких-либо встреч, в том числе и по парламентской линии. Конгресс США с распростертыми руками его не встречает.


Но мало того, на все предложения со стороны Совета Федерации, которые были в разное время, чтобы восстановить диалог, единственный ответ, который мы получили, — это включение председателя комитета по международным делам Совета Федерации Константина Косачева в санкционный список. И это решение было принято относительно недавно. Согласитесь, начинать с такого старта душевные разговоры сложно. 


— Что изменилось, если они сами захотели приехать в Россию?


— Думаю, Хантсмана не устраивает ситуация, в которой он оказался в России. Так как он довольно влиятельный в США человек, он попытался уговорить, чтобы хоть кто-то сюда приехал, а он как сопровождающее лицо в этом случае может войти в какие-то кабинеты и пожать кому-то руки. Вообще, Хантсману я не завидую, так как и американские конгрессмены к нам не очень охотно едут, и мы к ним не торопимся. Тем более что они голосовали за законы, в которых открыто называли Россию противником и чуть ли не врагом США с призывами сдерживать нас всеми силами, в том числе с помощью стран НАТО… Вот как тут можно разговаривать?! О чем? Хотя, подчеркну, что мы никогда не отказывались от диалога. Это важно. Но никакого настроения бегать за американскими сенаторами у нас нет.


— Тогда насколько продуктивными могут быть встречи с сенаторами США, к которым готовятся в Госдуме и Совете Федерации?


— Лично я к планированию этих встреч отношения не имею. Если необходимость в них будет, то мы, конечно, не станем от них бегать. Но для этого надо понять, с чем они приехали в Россию и в каком тоне с нами собираются разговаривать. Если они хотят нас обвинять и уличать, то они зря потеряют время, и мы не хотим терять его тоже. Если это все затеял господин Хантсман, чтобы приобрести вход в наши государственные структуры, то, как говорится, ну и ладно. Но это не выражение глобальных изменений во внешней политике.


— Сами сенаторы американским журналистам заявили, что хотели бы обсудить ситуацию на Украине и в Сирии…


— Я бы порекомендовал сначала с нами по темам посоветоваться, а потом сообщать об этом в СМИ… Сирию обсуждать хорошо. А зачем нам с ними Украину обсуждать?! США что — участники минского или нормандского форматов переговоров? Нет. Где Украина, а где США! Что тут обсуждать! Если они приедут и скажут: верните Крым или выведите российские войска, которых там нет, — о чем нам дальше разговаривать?! 


Также они заявили, что хотели бы обсудить вмешательство России в выборы президента США?

 

— Обсуждать то, чего нет, очень сложно. Может, они начитались там своих газет и искренне в это верят. Но с нашей стороны гораздо логичней обсуждать вмешательство США в наши выборы, подтверждением чему есть доказательства на сотни страниц… Они предъявляют нам какую-то фабрику троллей, какие-то схемы и питерского повара, и это, по и их мнению, вмешательство. А мы в своих доказательствах говорим простые вещи. Например, заявляет представитель Госдепа: раз вы не зарегистрировали Навального, значит, ваши выборы недемократичные, и мы к ним относимся с недоверием. Это не повар, а заявление официального лица Государственного департамента, которое и по сути, и по форме является грубым вмешательством в дела России. И таких доказательств с нашей стороны полно!


А их закон, о котором я уже Вам говорил, целью которого является смена политического режима в России! Мы хоть раз официально назвали США своим противником? У нас есть хотя бы один закон по смене политического режима в США? Нет. Это что такое?! Поэтому что нам с ними обсуждать? Или такой вот факт: из всех кибератак на Россию сегодня треть идет из США. Что это такое?


— Тем не менее — как Вы оцениваете отношения России и США на фоне официальных заявлений о подготовке встречи Владимира Путина и Дональда Трампа?


— Есть сугубо технические вещи, хотя и политически важные, а есть субстантивные. Вот субстантивная вещь то, что российско-американские отношения сегодня находятся на крайне низком уровне. Это плохо. Одна или две встречи даже на самом высоком уровне в нынешних обстоятельствах, на мой взгляд, к качественным изменениям не приведут. Другое дело, очень плохо, что между лидерами наших государств встреч не так много.


Если вы сравните количество встреч Владимира Путина с канцлером ФРГ Ангелой Меркель или президентом Франции Эммануэлем Макроном, то их окажется на порядок больше, чем с Дональдом Трампом. Сразу видно, что между Россией, Германией и Францией идет интенсивный диалог. А с США какие-то публикации в Twitter, беседы на уголке обеденного стола, на ногах, в коридорах… Как-то это все не соответствует уровню проблем, которые нам надо обсуждать. Если мы говорим о визите сенаторов, то как эти сенаторы могут все это изменить?! Сомневаюсь… Закон о противодействии США России невозможно отменить, и переголосования в Конгрессе США по нему я не ожидаю, то есть де-юре для США мы противники. Вот представьте себе, такая атмосфера.  


— Но ведь без таких встреч нынешнюю ситуацию тоже не изменить?

— То, что к разрядке отношений нужно идти, никто не сомневается, у нас, по крайне мере. Мы гонкой международной напряженности не занимаемся. Поменяют ли круто американцы свою политику в отношении России? Не уверен. 


— А что, на Ваш взгляд, сейчас стало главной предпосылкой для подготовки встречи Путина и Трампа?


— Трамп еще во время своей избирательной кампании заявил, что нужно восстанавливать отношения с Россией. С тех пор он не менял свою точку зрения — просто ему не дают возможность это реализовать. Сначала его называли кремлевским шпионом, затем фактически заставили подписать не очень приятный для него вышеупомянутый мной антироссийский закон.


Как только он начинает говорить про Россию более менее разумное и позитивное, тут же получается, что он предатель, а прокурор Мюллер начинает шевелить бровями. Президент США сегодня — заложник всех этих историй, но изначально, повторюсь, он говорил об изменении наших отношений, которые должны строиться на интересах США и должны быть рациональными. То, что говорит Трамп сегодня, не означает желания американцев вмешиваться в нашу политическую систему, а вот у администрации Обамы это было с утра до вечера.