St
Сергей Шаргунов: 282 — это зло
Известный писатель и депутат Госдумы от КПРФ рассказал «Шторму» о том, почему следует отменить скандальную статью УК РФ

Сергей Шаргунов: 282 — это зло

Известный писатель и депутат Госдумы от КПРФ рассказал «Шторму» о том, почему следует отменить скандальную статью УК РФ

Фото: © Агентство Москва/Зыков Кирилл
Фото: © Агентство Москва/Зыков Кирилл

Не прошло и месяца с того момента, как беспартийный коммунист и писатель Сергей Шаргунов на прямой линии с президентом Владимиром Путиным призвал последнего не доводить до абсурда борьбу с экстремизмом. Уже 25 июня парламентарий внес в Государственную думу законопроект о частичной декриминализации 282-й статьи Уголовного кодекса Российской Федерации «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства», которую в оппозиционных кругах принято считать статьей политической.


Совместно с председателем партии «Родина», внефракционным депутатом Госдумы Алексеем Журавлевым, Сергей Шаргунов настаивает, что в России идет «охота на ведьм», а правоохранители возбуждают уголовные дела на людей за их гражданскую позицию, выраженную в пресловутых постингах, лайках и репостах записей в социальных сетях.


26 июня свою подпись под законопроектом поставил еще один коммунист — первый заместитель председателя комитета по образованию и науке Олег Смолин.


Депутаты отмечают, что анализ статистики, публикуемой Судебным департаментом при Верховном Суде Российской Федерации, показывает устойчивую тенденцию к увеличению числа осужденных лиц по статье 282 УК РФ. В 2012 году число осужденных по части 1 статьи 282 УК РФ составило 118 человек, по части 2 статьи 282 УК РФ — 12 человек.


В последующие годы их число возросло: в 2013 году — 174 и 11 человек, в 2014 году — 258 и 9 человек, в 2015 году – 369 и 9 человек, в 2016 году — 389 и 6 человек, в 2017 году — 460 и 1 человек соответственно. Примечательно, что в 2014-м, 2015-м и 2016 году, по данным того же источника, оправдательные приговоры по указанным составам преступлений отсутствовали.


«Шторм» поговорил с автором законопроекта о частичной декриминализации 282-й статьи УК РФ и выяснил, почему эта тема так сильно беспокоит Сергея Шаргунова.


— Сергей, с предложением декриминализовать статью 282 Вы выступили еще 7 июня на прямой линии с Владимиром Путиным. Теперь внесли законопроект в Госдуму. Почему Вас так сильно заботит эта тема?


— Наверное потому, что я пишу книги. Как я сказал президенту — можно посмертно осудить Пушкина, Толстого, Достоевского, Маяковского. Как пишущий, читающий, мыслящий человек я понимаю насколько важно мыслить свободно. Кроме всего прочего, как депутат я вижу, сколько случаев по стране рьяной охоты на тех, кто высказывает те или иные критические соображения по поводу происходящего и делает это зачастую страстно.


У людей много поводов для возмущения. Лично мне приходилось вытаскивать из тюрьмы Евгению Чудновец, ту самую женщину, которая проявила неравнодушие к издевательству над ребенком и репостнула ролик, сопроводив его своим возмущенным комментарием. За это ее отправили в тюрьму, потом в карцер, ее мучили. Большая радость, что ее удалось освободить, но всех освободить не удается.


— 282-ю следует отменить?


— Я последовательно на протяжении многих лет, еще до того, как стал депутатом, основываясь на большом количестве случаев, когда преследуют людей просто за их взгляды под совершенно нелепым и надуманным поводом и предлогом, выступаю за то, чтобы вообще убрать 282-ю статью.


Да, это моя позиция: 282-я — это зло. Но я реалист. Не только писатель-реалист, но и депутат-реалист. Именно поэтому я предлагаю хотя бы реформировать эту статью и перевести в КоАП, то есть в административку, то уголовное преследование, которое осуществляется за постинги, лайки и репосты.


— Это именно охота правоохранителей за жертвами или все-таки беспорядочное бдение?


— Охота тоже бывает беспорядочной. В данном случае, целью, и мишенью, и жертвой может оказаться кто угодно. Потому что нужны звездочки, потому что нужна отчетность. Кроме всего прочего многие [правоохранители], особенно в провинции, получают отмашку, им кажется, что чем больше они будут привлекать, тем лучше.


К сожалению, как раз в этом и состоит кривая логика людей, которые ранее в правительстве давали отрицательное заключение на подобную инициативу реформировать 282-ю статью. Они говорили: «Слушайте, но ведь каждый год все больше осужденных людей». Да, но это-то и плохо! При желании можно осудить каждого. В том числе всех людей русского искусства, всех наших писателей. Что уж там говорить про ныне здравствующих литераторов?


Я с ужасом подумываю, что сейчас начнут копаться в моих книгах, в книгах писателя Михаила Елизарова, поэта Всеволода Емелина и так далее. И что? Всех наших судить? Причем ведь это не только обязательно тюрьма или лагерь, это судимость. Уголовная судимость! Клеймо на всю жизнь, людям ломают судьбы… Поэтому пора бы дать по тормозам.


— Готово ли государство к отмене 282-й или ее смягчению?


— Большой вопрос, который остается открытым. Но поскольку я задавал этот вопрос президенту на прямой линии и президент согласился со мной, что нужно уходить от абсурда и маразма, я надеюсь, что мы будем уходить от абсурда и маразма.


— Вы видели какую-то реакцию чиновников после Вашего вопроса президенту? Кто-то, может, связывался с Вами, пытался обсудить проблему…


— Конечно, да. Вы же знаете, что ОНФ, о котором упомянул президент, планирует в июле провести большой круглый стол на тему законотворческих изменений. Это уже определенная реакция. Самое главное, чтобы этот круглый стол не был для галочки, для отчетности, так же, как для галочки и для отчетности приговаривают блогеров.


Нужно спасать людей и менять законодательство. Здесь ровно две составляющих во всей этой истории. Первая — спасать людей. Их уже сейчас немало, когда прокуратура могла бы вынести кассацию, как в свое время вводила Евгения Чудновец. Я имею в виду историю журналиста РБК Александра Соколова, подполковника ВВС в отставке Кирилла Барабаша и Валерия Парфенова, которые сейчас сидят на зоне (активисты, призывавшие провести референдум «За ответственную власть». 10 августа 2017 года Тверским районным судом города Москвы признаны виновными в организации деятельности экстремистской организации. Соколов осужден на 3,5 года колонии, Барабаш и Парфенов получили по четыре года колонии. — Примеч. «Шторма»).


Я имею в виду политолога Петра Милосердова (обвиняется в создании экстремистского сообщества совместно с лидером ДПНИ Александром Поткиным, на выборах в Мосгордуму в 2014 году был руководителем предвыборного штаба кандидата от КПРФ Андрея Клычкова. — Примеч. «Шторма»), который сейчас томится в московском СИЗО. Это вот все сейчас, XXI век, наша страна. Люди, на мой взгляд, по надуманным предлогам, которые могли бы сейчас спокойно здравствовать и гулять на свободе, находятся не на свободе.


undefined
Скриншот: © Daily Storm

Вторая часть — реформирование 282-й статьи. Я понимаю, что ее не удастся полностью отменить, поэтому предлагаю хотя бы перевести уголовку в административку.


Авторы законопроекта предложили давать административное наказание за возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства в СМИ и интернете: штраф от 10 до 20 тысяч рублей, обязательные работы сроком до 100 часов или арест до 15 суток. Такое наказание предлагается включить в новую статью 20.3.1 в Кодекс РФ об административных правонарушениях.


Сейчас за действия, «направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека... совершенные публично или с использованием СМИ либо сети интернет», законом предусмотрено наказание в виде штрафа от 300 тысяч рублей до 500 тысяч рублей, или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо принудительные работы от одного года до четырех лет, либо лишение свободы на срок от двух до пяти лет.


— Какие еще случаи, связанные с 282-й статьей Вас поразили больше всего?


Историй немало. Например, мы могли видеть, как историческая фотография становится поводом для возбуждения уголовного дела. Как девушка, вывесившая фотографию оккупированного Смоленска — а это трагическая страница истории нашей страны — привлекается к ответственности и получает некий приговор.


Мужчина, вывесивший фотографию, Вы помните, с Парада Победы, с поверженными флагами, привлекается к ответственности. Понятно, что это отдельные элементы. Но я повторяю, что все это происходит и онлайн, и офлайн. Такие истории, которые я назвал, — инициативная группа по референдуму, та же Чудновец, — на самом деле таких случаев десятки.


Ко мне обращаются ребята, которых преследуют за то, что у них в плейлисте в социальной сети «ВКонтакте» оказалась не та песня, которая и так находится в свободном доступе. Или человек вывесил не ту картинку, карикатуру, фотожабу.


Более того, людей обвиняют в разжигании ненависти к социальной категории «чиновники». Кстати говоря, и певица Монеточка, и рэпер Oxxxymiron легко попадают под 282-ю.


— Вы доверяете экспертам, которые проводят анализ записей, лайков и репостов на соответствие законодательству?


— Вот! Вот об этом и речь. Кто эти эксперты? Эксперты, как правило, — люди темные.