St
Год в тени Евкурова
Глава Ингушетии Махмуд-Али Калиматов не смог завоевать расположение народа за первый год правления Коллаж: © Daily Storm

Год в тени Евкурова

Глава Ингушетии Махмуд-Али Калиматов не смог завоевать расположение народа за первый год правления

Коллаж: © Daily Storm Коллаж: © Daily Storm

Ровно год назад пост главы Ингушетии вместо Юнус-Бека Евкурова занял Махмуд-Али Калиматов. Позднее его кандидатуру утвердит Народное собрание республики, он дважды отправит в отставку региональное правительство и начнет менять мэров Магаса, Назрани и Малгобека — главных городов Ингушетии. Кроме того, Калиматов отставил почти всех «евкуровских» чиновников, чем расположил к себе тех местных жителей, которые считали сторонников прошлого главы коррупционерами и предателями. Время покажет, что Калиматов делал это, чтобы укрепиться в регионе, а не в угоду ингушскому народу.


Назначение Калиматова стало неожиданностью практически для всех. Вся карьера 60-летнего главы Росприроднадзора была связана с Самарской областью (за исключением короткого промежутка в Ингушетии). Местные жители, а, возможно, и Кремль, предполагали, что Калиматов — отличная кандидатура как раз из-за того, что вроде и республику знает, но и не завязан с местными кланами, а значит, служить будет народу и президенту, а не влиятельным соплеменникам. Ситуация в республике была тяжелой и напряженной из-за митингов против передачи Чечне земель, которые в итоге вылились в протесты персонально против Евкурова. Ему не простили того, что он потребовал «всех [митингующих] пересажать» и активно взялся за дело.


С Махмудом-Али Калиматовым в Ингушетии связывали определенные надежды на позитивные изменения. Калиматов — ингуш, работал в республике прокурором в середине нулевых, но после этого значительную часть своей карьеры провел в Самарской области, где занимал заметные должности в прокуратуре, потом был советником губернатора, а позднее руководил региональным управлением Росприроднадзора.


Калиматов уверял население, что многие чиновники, которых он уволил, в будущем ответят перед судом. Но сейчас можно сказать, что дальше слов дело пока не пошло.


После избрания на должность главы республики Калиматов освободил от должности премьер-министра Зелимхана Евлоева, которого многие ингуши считают предателем из-за соглашательской позиции по поводу передачи ингушских земель Чечне. Вместо Евлоева приехал знакомый Калиматову по Самаре Константин Суриков, который руководил областным отделением Центробанка. Во главе кабмина Ингушетии Суриков не просидел и полугода, в январе 2020-го его сменил другой варяг из Самарской области — Владимир Сластенин.


Главное, чего ждали от Махмуда-Али Калиматова, — это внимания к уголовному делу против активистов, которых осудили за митинги в марте 2019 года против передачи земель Чечне. Юнус-Бек Евкуров ушел в отставку именно на фоне протестов, уголовного дела, по которому проходили больше 30 ингушей, и тотального недовольства народа. Калиматов на своей январской пресс-конференции обмолвился, что у него есть надежда, что «все утрясется и арестованные благополучно вернутся домой». Кроме того, он посетовал, что лично повлиять ни на что не сможет, так как дело ушло на уровень прокуратуры и Следственного управления СКР по Северо-Кавказскому федеральному округу.


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St


Люди ждали некоторой либерализации после Евкурова, но ее не произошло. Кроме того, осенью 2019 года группа арестованных, их родственники, а также координационный совет ингушского землячества Москвы обратились к Калиматову как к гаранту защиты конституционных прав граждан. Они просили о содействии скорейшему освобождению ингушских политзэков.


А в начале 2020 года влиятельные тейпы Ингушетии обвинили нового главу республики в бездействии в части защиты членов коллегии республиканского Конституционного суда, которые проголосовали против передачи территорий Чечне. 23 февраля, в годовщину депортации ингушского и чеченского народов, Совет тейпов обратился к главе с просьбой дать слово на памятном митинге, но Калиматов проигнорировал авторитетных людей.


Но многое бы Калиматову простили, наверное, если бы жить в Ингушетии стало лучше. Но тут тоже чуда не произошло. Так полпред президента на Северном Кавказе Юрий Чайка в беседе с ним был возмущен тем, что безработица среди экономически активного населения республики достигла 30%. Это много и в количественном отношении, и в шесть раз больше, чем в среднем по стране.


Кроме того, при средней зарплате в 19 тысяч рублей ингуши только за газ и электричество задолжали более 12 миллиардов рублей. Из-за низких доходов у значительной части населения денег едва хватает на еду, и то не на самую лучшую. Вода в республике тоже плохая, о чем говорил и сам Калиматов, который, напомним, служил в Самарской области главой регионального управления Роспотребнадзора.


Махмуд-Али Калиматов оказался очень удобным руководителем для федерального центра. Он незаметный, не лезет на рожон, осторожен, но, к сожалению для местных жителей, предпочел не замечать и важнейшие проблемы ингушей. С другой стороны, ненавидят его точно меньше, чем Евкурова. Просто потому что, как сказал в частной беседе один из жителей Ингушетии, «сложно ненавидеть кого-то сильнее Евкурова».



Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...