St
Интерес есть — интеграции нет. Почему Союзное государство России и Белоруссии не работает?
Спустя 20 лет положения об интеграции двух стран остаются на бумаге

Интерес есть — интеграции нет. Почему Союзное государство России и Белоруссии не работает?

Спустя 20 лет положения об интеграции двух стран остаются на бумаге

Фото: © kremlin.ru
Фото: © kremlin.ru

В следующем году со дня создания Союзного государства России и Белоруссии исполняется 20 лет. Однако до сих пор многие положения по его функционированию остаются лишь на бумаге, а отношения России и Белоруссии нельзя назвать гладкими. Если на высшем уровне президенты обеих стран буквально вчера заявили о взаимном интересе, то менее высокопоставленные белорусские политики говорят о стагнации интеграции и непонимании поведения союзника, особенно в сфере экономического сотрудничества. Впрочем, и в России не всегда понимают политику Минска, которому, например, ставится в упрек непризнание Крыма российским и заигрывание с американцами. 


Один бюджет, один президент


Договор о создании Союзного государства России и Белоруссии был подписан первым президентом России Борисом Ельциным и президентом РБ Александром Лукашенко в декабре 1999 года. В документе подробно говорилось о том, что должно появиться у этого объединения, у которого должны быть едиными не только внешняя политика, безопасность и оборона, но и бюджетная денежно‑кредитная, налоговая системы. Должны работать в тандеме таможенные органы, а также структуры энергетики, транспорта и связи. 


Тогда интеграционные процессы между странами шли в полную силу. В рамках подписанного договора были созданы Высший государственный совет, Совет министров, постоянный комитет Союзного государства, а также Парламентское Собрание Союза Белоруссии и России, которое должно было начать разработку единого законодательства. А также Пограничный и Таможенный комитеты, Комиссия Союзного государства по гидрометеорологии и мониторингу загрязнения природной среды, Комиссия по тарифному и нетарифному регулированию при Совете министров Союзного государства.


undefined
Фото: © ru.wikipedia.org

Планировалось, что у двух стран будет общий телерадиовещательный канал и даже единая валюта... Однако многое из озвученного так и осталось на бумаге и вряд ли будет реализовано в ближайшей перспективе. Хотя публично власти двух стран демонстрируют взаимный интерес и стремление к диалогу, но действуют исключительно из своих интересов, игнорируя союзника. Так, еще в 2006 году Лукашенко выразил глубокие сожаления по поводу действий России из-за резких повышений цен на газ, а в 2007 году, когда РФ ввела пошлины на поставки нефти, он сообщил, что от него требуют вступления в состав России. 


«Я не хочу похоронить суверенитет и независимость моей Беларуси…» — заявил тогда он.


Хотя эксперты отмечают, что в 2008 году президенты России и Белоруссии рассматривали подписание единой Конституции, формирование наднациональных органов власти Союза, а также избрание президента, — дальше этого дело не пошло. А сами власти Белоруссии объяснили это социологическим опросом Белорусского института стратегических исследований, по результатам которого 54,8% населения категорически против того, что «Беларусь и Россия должны построить союзное государство с единой валютой, президентом и парламентом». 


Интеграция для галочки


С 2007 года экономические разногласия между Россией и Белоруссией только нарастали. Хотя страны продолжали делать дипломатические политесы в адрес друг друга. В мае 2008 года Владимир Путин возглавил Совет министров Союзного государства, пробыв в этой должности до 2012 года, однако это никак не сказалось на качестве отношений, пик кризиса в которых пришелся на 2009–2010 годы. 


В июне 2009 года между странами началась так называемая молочная война. Роспотребнадзор запретил ввоз многих видов белорусской молочной продукции якобы из-за отсутствия надлежащей документации, хотя сами белорусы заявляли, что прошли сертификацию. Из-за этого конфликта Лукашенко отказался от участия в сессии ОДКБ в Москве, объясняя это нецелесообразностью обсуждения вопросов военно-политической безопасности во время прямой угрозы экономической безопасности страны. Минск официально заявил, что принятые ОДКБ решения о создании Коллективных сил оперативного реагирования являются недействительными.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press/Jens Büttner

Власти Белоруссии приняли решение в кратчайшие сроки ввести элементы таможенного и пограничного контроля на границе с Россией, которые на тот момент появились с российской стороны. В начале октября 2010 года Лукашенко дал пресс-конференцию российским журналистам, в ходе которой он обвинил «кучку политиков» из России в попытке очернить его и проспонсировать оппозицию на выборах президента страны.


После этого на некоторое время отношения потеплели. Однако в 2014 году страны вновь стали выяснять отношения на почве того, что в Россию из Белоруссии стала ввозиться запрещенная ответными санкциями мясная продукция из стран ЕС. Тогда Лукашенко публично заявил, что ограничения России на поставки продуктов питания временные, потому что официальный Минск не присоединился к ответным российским санкциям в отношении Запада. Однако после действий России последовал и реальный ответ. Таможенный комитет Белоруссии фактически восстановил государственную белорусско-российскую границу и стал досматривать все грузы из РФ.


С конца 2016 года между Россией и Белоруссией началась новая «молочная война». Россельхознадзор запретил поставки молочной продукции с пяти белорусских предприятий, также был введен фитосанитарный режим на ввоз продукции растениеводства через Белоруссию из других государств. Подлили масла в огонь заявление главы Россельхознадзора Сергея Данкверта о том, что «белорусы от жадности добавляют в молоко сухое молоко», а вице-премьер правительства Белоруссии Михаил Русый в эфире телеканала «Беларусь 1» назвал это «экономическим дебилизмом».


На этом фоне говорить об успешности интеграционных процессов между Россией и Белоруссией не приходится, хотя сегодня власти обеих стран публично демонстрируют желание вести переговоры об экономическом и политическом сотрудничестве. 


Прилетели все


Доказательством высокого интереса России к Белоруссии стало вчерашнее заседание Госсовета Союзного государства, для участия в котором вместе с Владимиром Путиным в Минск прибыли премьер Дмитрий Медведев, спикер Госдумы Вячеслав Володин и спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. Как шутили вчера в социальных сетях россияне: «улетели все, и никто за главного в стране не остался». И это несмотря на то, что вечером в родном городе президента — Санкт-Петербурге — должен был пройти важный для российской сборной футбольный мачт в чемпионате мира, в котором решался выход команды в плей-офф. 


Вместо запланированных 30 минут переговоры глав государств длились практически два часа. Как сообщили журналистам, Путин и Лукашенко обсуждали повестку Госсовета. Однако сам президент Белоруссии позже заявил о наличии спорных вопросов, которые «традиционно будут решаться в духе взаимопонимания и компромисса».


По его словам, на встрече с Владимиром Путиным еще раз подтвердилось, что стороны намерены продолжать конструктивный диалог по всем направлениям сотрудничества. Лукашенко подчеркнул, что для устойчивого развития стран и повышения уровня благосостояния белорусского и русского народа будет задействован весь потенциал Союзного государства.


undefined
Фото: © kremlin.ru

В тесных и взаимовыгодных отношениях стран после заседания Госсовета попытался убедить журналистов и Владимир Путин, заявивший, что в подписанном президентами совместном заявлении подтвержден общий настрой на укрепление и расширение стратегического партнерства между Россией и Белоруссией.


«Особое внимание сегодня мы уделили, разумеется, экономическому сотрудничеству. В рамках Союзного государства это приносит хорошие результаты. В первую очередь имею в виду динамичный рост показателей взаимной торговли и инвестиций. В 2017 году российско-белорусский товарооборот увеличился на 23,5% и составил 32,4 миллиарда долларов», — заявил президент.


По его словам, российские инвесторы занимают сегодня первое место по объему капиталовложений в белорусскую экономику. На конец прошлого года в Белоруссию поступило свыше 3,9 миллиарда долларов российских инвестиций. Из Белоруссии в Россию — 620 миллионов долларов. Кроме того, Путин сообщил, что принят перечень приоритетных направлений дальнейшего развития Союзного государства на четырехлетний период — с 2018-го до 2022 год.


«Россия и Белоруссия намерены проводить согласованную макроэкономическую политику, денежно-кредитную, валютную, ценовую, налоговую политику», — подчеркнул глава России. 


Впрочем, зная предысторию российско-белорусских отношений, эксперты стран СНГ отнеслись к этим планам с большой долей скепсиса. Особенно с учетом того, что за день до заседания Госсовета глава нижней палаты Нацсобрания Республики Белоруссия Владимир Андрейченко на сессии Парламентского Собрания России и Белоруссии заявил о пробуксовке интеграции, а также об отходе как от собственных двусторонних, так и от многосторонних договоренностей.


undefined
Фото: © kremlin.ru

«Имея внутри Союза серьезную правовую базу по развитию сотрудничества, созданию среды для безбарьерной торговли, на деле мы все чаще сталкиваемся с принятием узковедомственных решений, которые направлены на лоббирование интересов отдельных кампаний», — выразил сожаление Андрейченко, предложивший признать, что протекционизм становится главным дезинтегратором союзнических отношений.


Заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин считает, что экономическая интеграция между Россией и Белоруссией невозможна в большей степени, чем сегодня, пока между странами не появится политическая интеграция, которой мешают методы ведения диалога Лукашенко с Россией.


«Лукашенко зачастую нагнетает споры по различным вопросам с Россией как некую трагедию. У него такой метод решения хозяйственных споров. Такой шантаж. Хотя эти разногласия рано или поздно все равно разрешаются», — рассуждает эксперт, считающий, что изначально решение о создании Союзного государства было политическим.


По его словам, принципы, которые заложены в договоре о создании Союзного государства, трудно реализуемы, так как у стран разный политический вес, численность населения, территория.


«Обратите внимание: оба наши государства — президентского типа, а, например, в ЕС — парламентские. Как избирать единый парламент и президента в данном случае? По какой системе? Те же мечты о единой валюте уперлись в отсутствие политической настройки. Пенсионный центр не может быть только в одной из стран, например, в России. Ведь тогда Беларусь теряет экономический суверенитет», — говорит Жарихин. 


Сенатор-международник, экс-заместитель главы Россотрудничества Игорь Морозов, напротив, считает, что формат Союзного государства сохранится, несмотря на все существующие противоречия.


«Союзное государство реально существует. Выстроена система политических, экономических и гуманитарных отношений. У нас безвизовый режим, есть бюджет, который позволяет развивать в том числе инновационные производства. Кроме того, Россия и Беларусь входят в Евразийский экономический союз, где вместе с Казахстаном являются драйверами этого сообщества», — отмечает Морозов. Он уверен, что большую перспективу своего развития Союзное государство может иметь в рамках ЕАЭС. 


Глава Института политических исследований Сергей Марков полагает, что за состояние нынешних отношений между странами ответственна Россия, которая не может выработать их окончательную версию.


«Если вспомнить историю создания Союзного государства, то Лукашенко поддержал его, потому что хотел занять место президента Бориса Ельцина. Но у него не получилось, поэтому появилась ревность и дистанцирование. А потом у белорусской стороны появилось опасение, что может произойти захват экономики Белоруссии российскими олигархическими группировками. До сих пор гарантии, что это не случится, а Лукашенко останется главой Белоруссии, Россия не дала», — рассуждает Марков.  


По его мнению, также причина замедления интеграции в том, что белорусы боятся потерять модель управления страной, которая сегодня объективно лучше, чем в России. Это, отмечает Марков, видно по социальной защищенности граждан Белоруссии, уровню жизни.