St
Итоги госпереворота на Украине в 2014 году — пять потерянных лет и потери в десять миллионов человек
Население страны сокращается в ежегодном режиме, а выборы президента никак не изменят существующее положение дел

Итоги госпереворота на Украине в 2014 году — пять потерянных лет и потери в десять миллионов человек

Население страны сокращается в ежегодном режиме, а выборы президента никак не изменят существующее положение дел

Коллаж: © Daily Storm / Марина Митякова

Ровно пять лет назад, 22 февраля 2014 года, на заседании Верховной рады было объявлено, что президент Украины Виктор Янукович покинул столицу страны Киев. В ночь на 23 февраля российские спецслужбы провели успешную тайную операцию по эвакуации отстраненного депутатами главы государства из Донецка в Крым, а затем — на территорию России, где вскоре обнаружилось, что он находится в Ростове-на-Дону.


События тех роковых дней развивались довольно стремительно. Так называемый Евромайдан в ноябре 2013 года стал отправной точкой для последующего государственного переворота на Украине и ухода когда-то братской страны из сферы российского влияния в казалось бы теплые объятия западных партнеров. Формальным поводом для Майдана послужил отказ Виктора Януковича от переговоров по соглашению об ассоциации Украины с Евросоюзом.


Кровопролитные противостояния в центре Киева между сторонниками Евромайдана с силами правопорядка привели к гибели более ста человек. Эти события вкупе с фактической потерей контроля над ситуацией Януковичем заставили его 21 февраля 2014 года подписать «Соглашение об урегулировании политического кризиса» с лидерами оппозиции — Виталием Кличко, Арсением Яценюком и Олегом Тягнибоком. Посредниками выступили министры иностранных дел Германии и Польши Франк-Вальтер Штайнмайер и Радослав Сикорский, а также руководитель департамента континентальной Европы МИД Франции Эрик Фурнье. Предполагалось, что в скором времени должны пройти досрочные выборы президента, к парламенту вернется больше полномочий, а Конституция государства будет видоизменена. Но уличным протестантам этого оказалось мало, и уже ночью 22 февраля они захватили правительственный квартал, президент бежал, а Украина в том виде, в каком мы ее знали еще не так давно, перестала существовать.


Потери населения за пять лет почти в десять раз превысили потери в Великой Отечественной войне


20 февраля 2019 года Государственная служба статистики Украины опубликовала любопытный документ, в котором отчитывалась о численности населения страны. Выяснилось, что официально на 1 января этого года на территории государства проживало 42 миллиона 153 тысячи 201 человек. Притом что на 1 января 2018 года численность населения была выше на 233 тысячи 202 человека. Впрочем, и эта цифра не совсем заслуживает доверия, поскольку в документе отдельно отмечается, что для подсчетов используется количество людей, которые «постоянно проживают на момент переписи на определенной территории, учитывая временно отсутствующих, если их отсутствие в постоянном месте жительства не превышала 12 месяцев».


При этом Госстат Украины также констатирует, что смертность в стране почти в два раза превышает рождаемость — на 100 умерших украинцев приходится 57 новорожденных.


Директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии, украинский политолог Михаил Погребинский отмечает, что данные показатели говорят о «социальном самочувствии людей». Также в данные показатели «скорее всего не были включены люди, которые уехали и скорее всего не вернутся».


undefined
Скриншот: © ukrstat.gov.ua

Как следует из документа, данные по численности населения касаются всех регионов Украины, кроме «временно оккупированных территорий Автономной Республики Крым, г. Севастополя и части временно оккупированных территорий в Донецкой и Луганской областях».


Простые математические подсчеты позволяют нам понять, что в 2014 году Украина потеряла 8 868 000 жителей (Крым и Севастополь — 2,3 миллиона человек, Донецкая область — 4,3 миллиона, Луганская область — 2,2 миллиона).


Однако Госстат Украины предпочитает эту цифру не замечать.


Если на 1 января 2014 года, по их данным, в стране проживало 45,4 миллиона человек, то на 1 января 2015 года (когда ни Крыма, ни Донецка с Луганском уже не было в составе государства) — 42,9 миллиона жителей, хотя на самом деле — приблизительно 36,6 миллиона. И если отталкиваться от этой цифры, то официальные данные должны говорить о том, что сегодня на Украине проживает не больше 35,8 миллиона человек (потери страны с 2015 года — 0,8 миллиона жителей), а общее уменьшение численности населения после событий на Майдане составило минимум 10 миллионов.


Для сравнения, в ходе Великой Отечественной войны украинцы потеряли 1 377 400 человек.



Назад пути нет


В официальном заявлении Министерства иностранных дел России, приуроченном к «пятой годовщине госпереворота на Украине и его последствиям», говорится, что страна погрузилась «в пучину политического хаоса, коррупции, правового беспредела, разгула агрессивного национализма».


Не было и не предвидится расследования многочисленных преступлений с ярко выраженным политическим и идеологическим окрасом. Не было и, по всей видимости, не будет объективных расследований относительно провокаций снайперов на Евромайдане и поджога Дома профсоюзов в Одессе, повлекших за собой множество погибших.


«Вопреки своим заявлениям о приверженности идеалам демократии, соблюдению прав и свобод человека, руководство Украины, по сути, объявило охоту на всех, кто имеет собственные, отличные от официоза, взгляды. Гонениям и репрессиям подвергаются многие украинские независимые СМИ и журналисты… Киев продолжает сознательно культивировать разделение общества по этническому и идеологическому признакам. Воинствующий шовинизм и ксенофобия возведены в ранг официальной политики. На государственном уровне прославляются пособники нацистов и коллаборационисты – С. Бандера, Р. Шухевич, Е. Коновалец, А. Мельник и т.д. Согласно ежегодному отчету Министерства Израиля по делам диаспор Украина стала безоговорочным лидером по проявлениям антисемитизма и нетерпимости по отношению к лицам еврейского происхождения, — отмечается в заявлении МИД России. — Беспрецедентный характер приобрела ситуация с дискриминацией языковых, образовательных и культурных прав и свобод русскоязычного населения, национальных меньшинств Украины».


Данную проблему признает и украинский политолог Михаил Погребинский, который живет в Киеве. По его словам, в молодежных кругах стало даже модным говорить на украинском языке, что, по мнению этнических патриотов, является большой заслугой Майдана.


«Раньше такого не наблюдалось. Я, например, такого не помню. В городах все говорили по-русски, особенно в крупных, — отмечает он. — Русско-культурная часть общества, для которой Пушкин значит больше, чем Шевченко, и связь с русской культурой и историей — важная часть их идентичности, ощущает себя во внутренней миграции, с которой ничего поделать не может. Их никто и ни о чем не спрашивает, представителей их интересов в политическом классе почти нет или они практически невлиятельны».


Погребинский признает, что прошедшие пять лет Украине дались непросто, а впереди у страны и ее жителей не менее тяжелые времена. В первую очередь — из-за качества элиты, которая взяла на себя управление политическими процессами.


«Тотальная зачистка производств вынудила людей искать работу за рубежом. По разным оценкам — семь-восемь миллионов людей уехали работать за границу… Возмутительно низкая минимальная зарплата и пенсия, которые не позволяют выживать. Особенно на том фоне, когда в десятки и даже сотни раз увеличились цены на коммунальные услуги», — рассказывает Погребинский.



По его мнению, сторонники Евромайдана убеждены в том, что принесенные жертвы были не напрасны и сегодняшнее положение Украины не такое плохое, как может кому-то показаться. Жребий брошен — Рубикон перейден, а Украина больше никогда не окажется в поле влияния России хотя бы потому, что этого не допустят Соединенные Штаты Америки.


31 марта 2019 года в стране пройдут выборы президента. На данный момент в списке кандидатов на пост главы государства 44 человека. Ни один из них в случае реального прихода к власти не сможет изменить вектор отношений между нашими государствами, полагает Погребинский, поскольку ключевые решения о векторе развития государства принимаются в Вашингтоне.


«Даже если и есть какой-то скрытый сторонник этих процессов, то ему очень сложно было бы остановить инерцию антироссийского тренда. Для этого придется как-то убрать с улиц отряды национал-радикалов, а тех, кто виновны в преступлениях, просто осудить. Трудно себе представить, кто бы это мог сделать, — рассуждает директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии. — Ожидать какого-то существенного изменения российско-украинских отношений не приходится. Как максимум, можно ожидать более прагматического поведения. Сейчас же президент, министр иностранных дел, спикер парламента — это люди, которые действуют даже против национальных интересов на самом-то деле».


С украинским коллегой согласен директор Института политических исследований Сергей Марков. Все рычаги управления государством находятся в руках офицеров американских спецслужб. Именно они определяют, будет война или мир, кто будет президентом, кто премьер-министром, кто главой службы безопасности и так далее.


Марков называет три условия, при которых американские спецслужбы могут покинуть Украину и между нашими странами наконец-то может начаться нормальный диалог и восстановление дружеских отношений.


  • Изменение власти в Вашингтоне и подходов США к международной политике;
  • Появление воли у российского руководства, которое выбьет американцев из Украины;
  • Наличие более серьезных проблем у США в других точках планеты и осознание, что тащить на себе бремя управления Украиной слишком тяжело и невыгодно.

«Но пока все эти условия достаточно далеки от реализации. Россия очень мало что делает. Она не может даже найти в себе политической воли, чтобы создать телеканал, который вещал бы на Украину на русском языке по украинской проблематике… Можно с высокой долей вероятности предположить, что их политика останется прежней. Мне кажутся очень странными какие-то надежды на смену фамилии президента Украины, если реальная власть в стране принадлежит не главе государства, а ключевому центру управления в Штатах», — заканчивает политолог Сергей Марков.