St
К российским школьникам приставят внештатных психологов
Регионы жалуются на тотальную нехватку квалифицированных специалистов в школах

К российским школьникам приставят внештатных психологов

Регионы жалуются на тотальную нехватку квалифицированных специалистов в школах

Фото: © GLOBAL LOOK press

Череда трагических событий 2018 года, главными действующими лицами которых стали подростки, показала — психологическое состояние современных детей нуждается в особом контроле. Тем более, что с начала года произошло более 10 случаев с несовершеннолетними, причины которых не поддаются логическому объяснению: подросток напал с топором на одноклассников, двое школьников с ножами ранили 15 человек, 18-летний студент методично расстрелял учащихся колледжа и взорвал бомбу. Не считая бесчисленного множества драк (самые страшные устраивают несовершеннолетние девочки), зверского обращения с животными и самоубийств.


undefined

Последний трагический случай — кровавая бойня в Керчи — не подходит под описание «школьный инцидент»: Владиславу Рослякову, безжалостно убившему 21 студента, исполнилось 18 лет. Хотя еще за четыре месяца до трагедии он был несовершеннолетним. Впрочем, по критериям, прописанным медиками, Росляков как раз таки укладывается в рамки «подросткового возраста» (от 11 до 18 лет).


Многочисленные медиаэксперты и любители анализов на хайпе моментально сделали выводы — виноваты родители, все идет из семьи. Возможно, но только по данным Росстата (всегда показывают «объективную» статистику в интересах государства) количество бедных в России в последние годы колеблется вокруг цифры в 20 миллионов человек — 13% от всего населения. Данные независимых центров — почти вдвое больше официальных — около около 36 миллионов человек (24,8-25,2%). Иными словами, каждый пятый россиянин находится в зоне бедности. А это значит, что некоторым родителям попросту некогда заниматься нравственным воспитанием собственных чад: большинство из них (не считая совсем неблагополучных) работают c утра до ночи, чтобы каким-то образом прокормить семью. Особенно это актуально для регионов. Заметим — в крупных городах — Москве, Санкт-Петербурге — одиозных инцидентов со школьниками практически нет.


Возникают резонные «вечные русские вопросы»: «кто виноват?» и «что делать?». После каждого случая чиновники твердят — нужны психологи в школах. Сентябрь 2017 года —девятиклассник выстрелил из пневматического пистолета в учителя математики и информатики в Подмосковной Ивантеевке. А вот — тогда еще министр образования и науки Ольга Васильева заявляет: надо «серьезно задуматься о возвращении школьных психологов».



После заявления главы Минобрнауки РФ (ныне Минпросвещения РФ) прошло время, десятки одиозных и сотни рядовых инцидентов со школьниками. И вот спустя год — вновь Ольга Васильева говорит, что психологи нужны буквально в каждой образовательной организации. На это выступление ее сподвиг самый кровавый расстрел в Керчи, в результате которого погиб 21 человек и более 60 получили ранения.


Как рассказали Daily Storm в пресс-службе Министерства просвещения РФ, в настоящее время ведомство активно разворачивает систему главных внештатных психологов, как на базе регионов страны, так и на базе федеральных округов во главе с главным внештатным психологом Минпросвещения России.


«Эта система будет осуществлять организационно-управленческое обеспечение деятельности психологических служб в системе образования всей страны в целом. На базе Российской академии образования создан и активно развивается Федеральный ресурсный центр психологической службы», — подчеркнули в пресс-службе Минпросвещения, добавив, что «согласно образовательным стандартам в перечень психолого-педагогических условий реализации основных образовательных программ общего образования включены направления психолого-педагогического сопровождения учащихся (профилактика, диагностика, консультирование, коррекционная работа, развивающая работа, просвещение), а также диверсификация уровней психолого-педагогического сопровождения (индивидуальный, групповой, уровень класса, уровень организации)».


Что ж, достаточно солидная нагрузка. При не совсем солидной зарплате — от 12 100 рублей до 24 100 рублей (40,9%). Это если верить данным портала trud.com. По состоянию на 20 октября, по профессии педагог-психолог в России открыто 994 вакансии. Для 40,9% открытых вакансий работодатели указали заработную плату в размере от 12 100 рублей до 24 100. 28,3% объявлений с зарплатой 100 — 12 100 рублей и 14,1% с зарплатой 24 100 — 36 100 рублей. Больше всего можно заработать в Москве — до 40 тысяч рублей.


В свою очередь по данным, которые предоставила пресс-служба Минпросвещения, в 2017/18 учебном году количество педагогов-психологов в дошкольных образовательных организациях составляло свыше 16 000 человек, в общеобразовательных организациях — свыше 24 000 человек (по данным Роскомстата, в России около 14 596 000 учащихся). Путем несложных арифметических вычислений получаем: на одного психолога приходится чуть более 600 школьников.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press

При этом существует Положение о службе практической психологии образования в Российской Федерации (которое является Приложением к «Решению коллегии от 29 марта 1995 года»), но оно не регламентирует количество ставок психологов, носит исключительно рекомендательный характер: иметь одного психолога на 500 учащихся.


Согласно же инструктивному письму Министерства образования Российской Федерации от 24.12.2001 года №29/1886-6 «Об использовании рабочего времени педагога-психолога образовательного учреждения» нагрузка педагога-психолога в образовательных учреждениях (36 часов в неделю) распределяется следующим образом: 18 часов на индивидуальную и групповую работу, 18 часов на подготовку.


Собеседники Daily Storm в московских школах на условиях анонимности пояснили — после череды трагических инцидентов никаких разнарядок сверху спущено не было. В школах по документам числится штатный психолог — он пару раз проводит занятия для первоклашек по адаптации в школе. О каких-либо внештатных специалистах на уровне Москвы речи не ведется.


Педагог-психолог, кандидат психологических наук Татьяна Редина поясняет, что один психолог за 36 часов не сможет полноценно помочь психически нестабильным детям.


«Тут вопрос не в разглядеть опасность. Вопрос в помощи. Психологи работают по запросу. Как мне кажется, сейчас изменился вектор от страха к принятию помощи от таких специалистов школьниками. Психологи проводят и групповые, и подгрупповые занятия на сплочение детей», — рассказывает она.


undefined
Татьяна Редина Фото: © vk.com

В Минпросвещения Daily Storm заверяют, что волноваться не о чем, — в настоящее время обсуждаются изменения в нормировании количества обучающихся на одну штатную единицу педагога-психолога в образовательных организациях.«В Российской Федерации нет регионов, в которых в системе образования вообще отсутствуют педагоги-психологи. В то же время министерство исходит из позиций необходимости охвата всех образовательных организаций социальными педагогами в нашей стране», — заверили в пресс-службе ведомства.


То что такая мера необходима — подтверждают и примеры. За которыми далеко ходить не пришлось. 21 ноября Санкт-Петербургское издание «Фонтанка» опубликовало материал, в котором говорилось о том, что в петербургских школах не хватает психологов. От прокуратуры за это получала представление местная чиновница — глава комитета по образованию. Сообщается — при потребности в 850 специалистов в школах работает лишь 769 человек.


Вполне резонно, что проблему нехватки кадров могут решить внештатные психологи. Планируется, что это будет целая сеть на региональном уровне. Тем более, что при президиуме Российской академии образования этим летом появился федеральный ресурсный психологический центр. Новости региональных СМИ намерения федеральных чиновников подтверждают — в системах образования различных субъектов постепенно вводят такую ставку.


Как и у любого нормального издания, у Daily Storm накопилось множество вопросов к созданному Федеральному ресурсному психологическому центру на базе РАО: как будут внештатные специалисты работать? кто будут эти люди? как они будут работать со школьниками?


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press

Оказалось, что найти якобы созданный ФБУ ФРПЦ не так-то просто: в интернете сайт структуры отсутствует, на сайте РАО также никаких сведений нет. В базе «СПАРК-Интерфакс» отсутствует (на момент написания заметки) какая-либо информация о центре. Как бы то ни было, это ничего не значит — возможно, структуру попросту не зарегистрировали юридически.


Звоню в Российскую академию наук с целью узнать, кто отвечает за центр и у кого я могу получить интересующую меня информацию. В отделе по связям с общественностью РАО милая собеседница пояснила Daily Storm, что пока еще не существует специального сайта для центра, а сам центр находится в стадии формирования.


«Вся имеющаяся информация только от спикеров, которые курируют проект», — пояснила она, отметив, что «вылетело из головы», кто из «наших (видимо, РАО. — Примеч. Daily Storm) членов-корреспондентов возглавляет ФРПЦ». В разговоре договорились — Daily Storm быстро напишет запрос на официальную почту, собеседница так же быстро соберет информацию по ресурсному центру и поделится ею с изданием. Запрос направили 13 ноября — на 21 ноября ответ так получен и не был. Ладно, у журналистов и госслужащих разное понимание термина «быстро».


Получить комментарий от вице-президента Российской академии образования Юрия Зинченко Daily Storm не удалось — на момент написания материала он был недоступен для звонка.


К слову, кровавую бойню в Керчи большинство сравнивали с «Колумбайном», ведь Владислав Росляков копировал действия убийц в американской школе «Колумбайн» в 1999 году. Америка и вовсе одна из тех стран, где в школах около десяти раз в год происходят расстрелы. Хотя с детьми постоянно работают психологи, внедрены новые протоколы безопасности. Ежегодно тратятся почти три миллиарда долларов на системы защиты и наблюдения, а в учебных заведениях проводятся тренировки по поведению в экстремальных ситуациях. Последнее мероприятие проводится чуть ли не ежемесячно, что изрядно расшатывает детскую психику.



Как пишет РБК, после очередной школьной бойни во Флориде (17 человек застрелены, столько же ранены) два профессора, изучающие проблему насилия в школах, написали меморандум «Призыв к действиям для предотвращения вооруженного насилия в США».


Суть призыва ученых — ни школьные учения, ни самое качественное оборудование по безопасности, ни даже вооруженная охрана не способны остановить эпидемию школьных расстрелов, — приводят суть журналисты.


«В то время как меры безопасности важны, недостаточно сосредотачиваться лишь на подготовке к стрельбе. Нам нужно изменить мышление и политику, перейти от реакции [на инциденты] к их предотвращению. Предотвращение подразумевает нечто большее, чем меры безопасности, и начинается задолго до того, как стрелок приходит в школу», — говорится в документе.


Речь идет о создании «позитивной школьной среды, которая защищает всех учащихся и взрослых от издевательств, дискриминации, домогательств и нападений», говорят ученые. Для этого ученые предлагают сократить практику дисциплинарных наказаний учеников и закрепить за школами профессиональных психологов и психиатров, которые будут противодействовать издевательствам и травле и выявлять склонных к насилию лиц.


Впрочем, сравнивать ситуации в России и США не всегда корректно. В США на руках у населения более 250 миллионов единиц оружия. Но в борьбе за детскую безопасность — как бы банально ни звучало — все средства хороши.