St
«Левые» кандидаты на праймериз «Левого фронта»
Популярные и знаковые участники предварительного голосования узнали о своем участии постфактум

«Левые» кандидаты на праймериз «Левого фронта»

Популярные и знаковые участники предварительного голосования узнали о своем участии постфактум

Фото: © GLOBAL LOOK press
Фото: © GLOBAL LOOK press

24 ноября начался второй тур выборов кандидата в президенты от широкой коалиции левых, организованный «Левым фронтом». В так называемых праймериз приняли участие более 12 тысяч человек. Из 77 кандидатов во второй тур прошли экс-заместитель председателя Счетной палаты РФ Юрий Болдырев и директор «Совхоза имени Ленина» Павел Грудинин (обоим по 57 лет).


«Кандидаты достойные. Не то чтобы сильно удивлен. И до этого было понимание, что они претендуют на лидерство, – рассказал «Шторму» координатор «Левого фронта» Сергей Удальцов. – Да и те, кто шли в первом туре за ними, – Константин Семин (автор телепередачи «Агитпроп» на «России 24»), Захар Прилепин (писатель), Сергей Шаргунов (писатель, депутат Госдумы от КПРФ) – интересные и яркие фигуры. Итоги первого тура показывают, что есть запрос на выдвижение новых лиц, которые не участвовали в выборах президента, новые, незаезженные избиратели».


По замыслам «Левого фронта», итоги праймериз должны лечь в основу выдвижения победившего кандидата на выборы президента России в марте 2018 года. Сергей Удальцов рассказал, что его организация сделает официальное обращение к зарегистрированным партиям, чтобы они использовали итоги голосования как руководство к действию. Такое заявление будет сделано 1 декабря.


Сам Сергей Удальцов на первом туре отдал свои голоса за хозяйственника Павла Грудинина, тележурналиста Константина Семина и депутата Госдумы, эсера Олега Шеина. Цель, которая стоит перед праймериз, – определить одного популярного левого кандидата и сделать все возможное для его участия в президентской кампании.


«Мы работаем на второй тур президентских выборов. Даже если у левых будет не единый кандидат, а несколько, но сильных – это будут голоса в пользу лево-патриотического фланга. В первом туре они не будут мешать друг другу. Ведь что такое борьба за второй тур? Это отъем голосов у Путина, это повышение явки».


undefined
Павел Грудинин Фото: © vk.com/Павел Грудинин

Проблемы второго тура


Юрий Болдырев и Павел Грудинин в политике не новички. Первый является одним из основателей партии «Яблоко». Был народным депутатом СССР с 1989-й по 1992 год, потом работал в администрации президента, заседал в Совете Федерации и с 1995-го по 2001 год был заместителем председателя Счетной палаты РФ. В нулевые вел активную общественно-политическую деятельность, на выборах президента в 2012 году представлял Геннадия Зюганова, сейчас ведет активную работу по линии народно-патриотических сил России.


Загвоздка только в том, что сам Юрий Юрьевич не очень позитивно расценил свое присутствие в праймериз «Левого фронта». В беседе со «Штормом» политик рассказал, что он представляет более широкий спектр избирателей, а не только сторонников левых идей.


«Не время дробиться отдельно на левые и отдельно на национально ориентированные силы. Ни те, ни другие по-отдельности победить не могут. Перспектива только в объединении всех национально и социально ориентированных сил, всех антиолигархических и антипрозападных сил. Таких сил в стране большинство. На это мы и работаем — и проводим переговоры с КПРФ», — заявляет Болдырев.


Говоря о себе и Павле Грудинине, политик обращает внимание на то, что в первой двойке участников второго тура нет леваков. А в первой пятерке победителей первого тура есть только один человек, который относит себя именно к коммунистам. Речь идет о телеведущем «России 24» Константине Семине, занявшем третье место.


«Да и то, играющий в странноватую кремлевскую игру борьбы за чистоту левой идеи на государственном телеканале олигархического ТВ. Еще посмотрите, на «Дожде», на «Эхе Москвы» – любимые гости эфиров только те, кто борются за чистоту только левой идеи. Как странно либералы заботятся о марксизме. Об этом надо задуматься».


Директор «Совхоза им. Ленина» Павел Грудинин в политике тоже не новичок. Не так давно он состоял в рядах «Единой России» и даже избирался от партии власти в Московскую областную думу. Но в 2010 году покинул единороссов и с тех пор сотрудничает с КПРФ. Связав свою жизнь с Компартией Павел Грудинин стал более популярным общественно-политическим деятелем. 


Его «Совхоз имени Ленина», находящийся в Ленинском муниципальном районе Московской области, прогремел на всю Россию. Полученную прибыль от выращивания овощей и фруктов директор вкладывает в модернизацию производства и социальную сферу совхоза. Средняя зарплата его работников – 78 тысяч рублей. Не так давно там побывал глава Сбербанка Герман Греф и, судя по рассказам, очень долго не мог прийти в себя. 


Кандидат вроде бы достойный во всех отношениях, однако и он не знал, что участвует в праймериз. Впрочем, в отличие от того же Константина Семина, который в резкой манере раскритиковал эту идею у себя в Facebook, Павел Грудинин в разговоре со «Штормом» был более сдержанным и оптимистичным: 


«Я, когда узнал об этом праймериз, я Сергею Удальцову сказал, что проголосовал на них за Юрия Болдырева. Там огромное количество кандидатов было, естественно, мало с кем из них переговорили. Просто взяли популярных и знаковых для левого движения людей и вписали их для того, чтобы узнать общественное мнение. Но этот праймериз, он никого ни к чему не обязывает».


Все, что происходит сейчас с праймериз «Левого фронта», по мнению Павла Грудинина, это голосование по кандидатуре президента Марса. Впрочем, президентские амбиции у директора совхоза, видимо, все же есть. В беседе со «Штормом» он недвусмысленно намекнул о своих заслугах перед совхозом и выразил уверенность, что при гипотетическом его избрании главой страны он бы достиг определенных успехов.


«После того как президентом работал Дмитрий Медведев, я уверен, что больше половины наших граждан могут лучше управлять страной. Хуже точно не будет. Я бы был лучшим президентом, чем Медведев и Путин, но, может быть, хуже, чем Зюганов и Болдырев. Есть вещи, которые нужны для президента, которых, я точно знаю, у меня пока нет. Я должен быть, наверное, более сдержанным, менее эмоциональным. Но хуже бы не было однозначно, особенно простым людям, им было бы точно лучше. И медикам, и учителям, и пенсионерам, и малоимущим», – заключает Грудинин.


Директор совхоза полагает, что, к сожалению, президентом ни ему, ни кому бы то ни было еще в сложившихся условиях не стать. Шансы у любого кандидата, если его фамилия не Путин, – очень низкие, можно даже сказать, что их в принципе нет.


«Была такая реклама у Форда: «Вы можете купить форд любого цвета, при условии, что он будет черным». Так вот и мы можем выбрать любого президента, при условии, что это будет Владимир Путин. Система властью была заточена так, чтобы любой ценой сохранить власть. Передача власти, извините меня, к сожалению, это факт, легитимным путем невозможна без того, чтобы власть на это согласилась».


undefined
Фото: © Агентство Москва/Ермаков Дмитрий

Благими намерениями вымощена дорога в праймериз


Самая главная загвоздка с проведением праймериз «Левого фронта» — это проблемы, связанные с применением его итогов. Мало того что кандидаты, вышедшие во второй тур, не имеют президентских амбиций (во всяком случае пока), представляется достаточно сложным их даже гипотетическое выдвижение. 


Избирательное законодательство устроено очень избирательно. Технически любой гражданин старше 35 лет может идти на выборы кандидатом в президенты как самовыдвиженец. Однако на практике все устроено так, что предложить своего кандидата может только зарегистрированная в Минюсте партия. Еще лучше, если она будет парламентской, тогда проблем нет вообще никаких. Однако у КПРФ и «Справедливой России» свои планы, а ЛДПР уже выдвинула Владимира Жириновского.


Чтобы стать кандидатом — нужно иметь партийный, человеческий, финансовый и другие ресурсы и, что самое важное, – отмашку из администрации президента. Без этого ни один независимый кандидат нигде ни разу не регистрировался, рассказала «Шторму» член президиума ЦК Объединенной коммунистической партии Дарья Митина.


«При правильной постановке вопроса единый кандидат от левых сил не помешал бы. Старый дедушка Зюганов – это, конечно, издевательство над здравым смыслом. Поэтому праймериз – это хорошо, но какие дальнейшие действия? Ну выиграл Болдырев, например, или Грудинин праймериз, а что дальше? Если у человека нет ресурсов вести избирательную кампанию – смысл праймериз теряется», – считает Митина.


Александр Батов, возглавляющий московское отделение Российского объединенного трудового фронта, в своих формулировках относительно праймериз выступает еще жестче: «Мне кажется, эта затея – пиар-ход Сергея Удальцова, который пытается вернуться в большую политику. Он, по крайней мере, на это надеется. Ему нужны громкие акции, шаги. Он не может больше играть роль радикала, который бросался в фонтаны и охотно винтился. Удальцов старается выглядеть более респектабельным, умеренным, договороспособным».


По мнению Александра Батова, в современных условиях левым нужно проводить не праймериз, а «ломать голову над тем, как сблизиться с собственной социальной базой. Пока левые играют в интеллигентские игры, трудящихся обхаживают консерваторы, православные фундаменталисты, нацисты и им подобная публика. В один прекрасный день левые проснутся и увидят, что их социальная база идет за самыми махровыми консерваторами, в том числе и против них самих».


В Компартии Российской Федерации идею праймериз как таковую приветствовали. Коммунисты считают плодотворной любую акцию, повышающую интерес к левому флангу. При этом в КПРФ замечают, что подобные голосования проводятся не только Сергеем Удальцовым, а результаты первого тура, по которому вверх вырвались Болдырев и Грудинин, считают не самыми репрезентативными.


«Замер известности и Болдырева, и Грудинина показал, что она не превышает статистической погрешности. Есть узнаваемость. За 90% — Зюганов, 56% — академик Алферов, за 50% — общенациональная известность Савицкой. 14% — узнаваемость Леонида Калашникова. А вот Грудинину и Болдыреву надо повышать свою известность», — рассказал «Шторму» замдиректора Центра исследований политической культуры России, секретарь ЦК КПРФ Сергей Обухов.


undefined
Юрий Болдырев Фото: © vk.com/yuri_boldyrev

А что в итоге?


В идеале праймериз призваны отразить реальную картину предпочтения того или иного ядерного электората политической силы и стать фактически отражением самих выборов, рассказывает директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ политолог Павел Салин.


«Праймериз должны охватывать максимально широкое количество потенциальных избирателей. Я не уверен, что левых избирателей в России 12 тысяч и даже 12 миллионов. Их гораздо больше. Проблема этих праймериз – малый охват аудитории».


Эксперт считает, что такой кандидат, как Юрий Болдырев, был бы удобным спарринг-партнером для власти. А Павла Грудинина он не знает и вовсе. По мнению Павла Салина, левым нужен в первую очередь молодой, яркий и динамичный лидер, эдакий уличный вожак.


Социологи «Левада-центра» подтвердили «Шторму», что запрос на левые идеи в России есть. Причем как в среде старшего поколения, так и среди молодежи. 


Специалист в области политических наук «Левада-центра» Степан Гончаров отмечает, что «левые идеи, которые пользуются у нас поддержкой, – они условно левые. Скорее, их можно отнести к традиционным, консервативным. Государство, которое заботится о своем народе и берет на себя ответственность за все. Этот запрос существует. Он ярко выражен, но не артикулирован».


«К сожалению, это не праймериз – вот в чем беда, – подводит черту директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий. – Праймериз – это ведение кампании, встречи с избирателями, участие в мероприятиях, дискуссии участников, публикация программ и так далее. Большая ошибка «Левого фронта» была в том, что они назвали это праймериз. Это просто интернет-опрос среди посетителей их странички. Отсюда не следует, что итоги голосования могут выйти в какой-то результат».


По мнению социолога Кагарлицкого, идея сама по себе хорошая и нужная, но в нынешней политической практике с ней ничего не выйдет. Заигрывание с национально-патриотическими силами, к которым относится в том числе и Юрий Болдырев, не только ослабит, но и подорвет социальную базу левых: «Нужно найти механизм отбора политических лидеров, который был бы адекватен не только демократическим требованиям, но и текущему политическому процессу. Огорчает то, что таким образом левые могут потерять вполне здравую идею, которая не являлась изначально мертворожденной».