St
Министр иностранных дел Приднестровья рассказал о националистах с Украины, воевавших за анклав
В блиц-интервью Виталий Игнатьев прокомментировал возможность присоединения республики к РФ и задержание российских миротворцев Коллаж: Daily Storm
Эксклюзив Власть

Министр иностранных дел Приднестровья рассказал о националистах с Украины, воевавших за анклав

В блиц-интервью Виталий Игнатьев прокомментировал возможность присоединения республики к РФ и задержание российских миротворцев

Коллаж: Daily Storm

Министр иностранных дел Приднестровья Виталий Игнатьев в беседе с Daily Storm заявил, что у республики нет планов войти в состав России. Игнатьев подчеркнул, что все народы Приднестровья живут в гармонии, в том числе и русские с украинцами. Также в интервью Игнатьев прокомментировал задержание российских миротворцев в Кишиневе и рассказал об участии УНА-УНСО* в потенциальном конфликте с Молдавией. 


Планирует ли Приднестровье в ближайшее время поднять вопрос о присоединении к Российской Федерации? Освобождение и присоединение Одесской области к России ускорит принятие решения ПМР войти в состав России? 


— Ответ будет краткий. Вопрос не обсуждается о присоединении Приднестровья к России. Мы в принципе не ставим вопрос таким образом. Что касается гипотетических перспектив развития специальной военной операции России, я думаю, мне абсолютно некорректно комментировать и отвечать за российскую сторону. Поэтому здесь во избежание инсинуаций оставлю этот вопрос без комментариев. 


Читайте там, где удобно: добавьте Daily Storm в избранное в «Яндекс.Новостях», подписывайтесь в Дзен или Telegram.

22 июля РИА Новости со ссылкой на Виталия Игнатьева сообщили, что что власти непризнанной республики намерены добиваться независимости страны и ее вхождения в состав России в соответствии с итогами референдума 2006 года.

В Сети есть много материалов о том, что члены УНА-УНСО в 90-х годах воевали на стороне Приднестровья. Скажите, действительно ли это так? Как власти относятся к подобного рода организациям? Приняли бы поддержку в случае открытого конфликта с Молдавией? 


— Начнем с конца. Мы делаем все, чтобы не допустить никаких военных конфликтов ни с кем — ни с Молдовой, ни с Украиной. Приднестровье никому никогда не угрожало ни в каком смысле. И подобного рода военных приготовлений мы не ведем. Конечно, мы готовы защищать свою страну и будем это делать, это тоже четко и однозначно. 


Что касается исторических мемуаров, они были написаны, и действительно, такие факты имели место. Наверняка, если вы задаете такой вопрос, то вы знакомы с мемуарами Дмитрия Корчинского и прочих. Да, действительно такой факт имел место. Что двигало этими людьми, я за них высказываться, наверное, не имею права в принципе. Но Приднестровье защищали в одних окопах и донские казаки, и представители украинских националистических организаций. Такое исторически имело место. 


Что сегодня может быть надеюсь на то, что не будет повода, чтоб мы опять использовали военные методы для защиты граждан Приднестровья и Российской Федерации. Для этого нам нужно активнее работать над политикой и дипломатическими изменениями.


— На этой неделе в Кишиневе были задержаны российские миротворцы, направлявшиеся в Приднестровье. Скажите, как руководство России и ПМР собираются урегулировать эту ситуацию? 


— Не знаю об этом ничего, к сожалению, надо узнать. У нас есть объединенная контрольная комиссия — это органы, руководящие миротворческой операцией. Аккредитация миротворцев и вопросы согласования происходят на этом уровне в том числе, поэтому тут надо обратиться в первую очередь к российской стороне. Если такие лица были направлены и задержаны, значит, должна быть дипломатическая реакция России, так как это граждане России. И они направляются в российский контингент, так что я за россиян это прокомментировать не смогу. 


— Молдавия планирует с помощью Запада наращивать военный потенциал. Собирается ли Приднестровье тоже усилить свое вооружение при поддержке России? 


— Она (Молдавия. — Примеч. Daily Storm) уже это делает. У нас нет планов по милитаризации или модернизации наших вооруженных сил. Мы их стараемся держать на достаточном уровне боевой подготовки. Наша задача, чтобы не было необходимости применять силу. 


— В Приднестровье примерно четверть населения — украинцы. Расскажите, после начала СВО украинская часть населения проявляла какую-либо политическую активность? 


— Украинская часть населения очень сопереживает всем участникам этого процесса. У нас вообще внутринациональный мир и согласие. Мы приняли порядка 40 тысяч беженцев с Украины, даже невзирая на то, что Украина закрыла границы с нами. Беженцы приезжают через территорию Молдовы. У нас есть украинские учебные заведения, прибывшие с украинской территории люди отправили своих детей в наши детские садики и школы и получают образование на украинском языке. В этой части есть очень гармоничное взаимодействие. 


У нас нет конфликтов по поводу того, что кто-то россиянин, а кто-то украинец. Для подобного рода конфронтаций нет оснований, а причина очень простая — в рамках приднестровской идентичности мы сохранили реальную объективную историю, неискаженную, а также общее понимание генезиса многонационального приднестровского народа: кто мы такие, на чем мы строим свою государственность, свое будущее, к чему мы стремимся. 


И вот я считаю, что это заложило базовую основу для взаимной дружбы и уважения между приднестровцами, украинцами, россиянами. В принципе у нас по гражданскому, правовому признаку население не делится. 


— Вы сказали про 40 тысяч беженцев, и, продолжая прошлый вопрос, хотелось бы уточнить — действительно ли за время проведения СВО не было случаев проявления агрессии со стороны украинских беженцев к гражданам России, руководству страны или русскоязычному населению? 


— Я не исключаю, возможно, бытовых элементов, но вот каких-то ярких, вопиющих ситуаций мы не наблюдаем. На мой взгляд, это свидетельствует о том, что в Приднестровье действительно сформировалась особая атмосфера.


Ранее Министр иностранных дел Приднестровья Виталий Игнатьев заявил, что власти непризнанной республики намерены добиваться независимости страны и ее вхождения в состав России в соответствии с итогами референдума 2006 года. 


* «Украинская национальная ассамблея — Украинская народная самооборона» (УНА — УНСО) и «Правый сектор» — украинские организации, признанные экстремистскими и запрещенные на территории России.

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...