St
«Штраф должен быть таким, чтобы люди не хотели его получать»: Беседина — об отмене нештрафуемого лимита скорости
В интервью Daily Storm депутат рассказала, зачем решила ввести новые ограничения и санкции для автомобилистов Коллаж:  Daily Storm
Эксклюзив Власть

«Штраф должен быть таким, чтобы люди не хотели его получать»: Беседина — об отмене нештрафуемого лимита скорости

В интервью Daily Storm депутат рассказала, зачем решила ввести новые ограничения и санкции для автомобилистов

Коллаж: Daily Storm

Депутат Мосгордумы Дарья Беседина внесла на рассмотрение законопроект о снижении нештрафуемого порога превышения скорости до пяти километров в час. Инициатива также предусматривает введение новой шкалы штрафов и отмены системы скидок. Беседина не водит автомобиль, предпочитая ходить пешком, ездить на велосипеде или общественном транспорте. При этом она уже не первый раз берется за дороги. Ранее она предлагала закопать Алабяно-Балтийский тоннель, вернуть трамваи на Ленинградское шоссе, а прилегающие улицы сузить в пользу пешеходов и велосипедистов. В интервью Daily Storm Беседина рассказала о своей новой инициативе, развенчала мифы о дорожном движении, а также заявила, что нештрафуемый лимит в 20 километров в час придумали депутаты, которые захотели сблизиться «с простым трудовым мужиком». 


— Как у вас возникла идея законопроекта? Почему вы продвигаете эту инициативу?


— Я сотрудник фонда «Городские проекты», мы говорим об этом давно и последовательно, с момента основания фонда. Нынешние правила — это совершенная дикость, это убийственно. Нигде в мире нет такого нештрафуемого порога. Воспринимается он водителями не как какая-то погрешность, а как право нарушать закон, как добавка к скоростному лимиту. Фактически у нас все скоростные лимиты воспринимаются не как 60 километров в час по закону, а как 80. 


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St

Фото:  Global Look Press / Комсомольская правда
Фото: Global Look Press / Комсомольская правда

По факту водители систематически ездят с большей скоростью, чем дорога позволяет. Но скоростные лимиты не с потолка же берутся, это реально рассчитанные скорости, согласно которым ездить выше на этом участке опасно. Мы видим чудовищную статистику смертности на дорогах в России. И повышение штрафов, снижение нештрафуемого порога — это концепция Vision Zero, нулевая смертность. 


Она состоит из двух частей: это физическое изменение городской среды, создание такой среды, чтобы люди, даже совершая ошибку, не могли сильно разогнаться, не могли попасть в аварию, не погибли, даже будучи невнимательными, даже совершая ошибки. Второй компонент — это строгое соблюдение правил дорожного движения и административные меры, которыми этого добиваются. 


Превышение скорости и скорость в целом — это главный фактор, который ведет к гибели и увечьям в ДТП. И те меры, которые я предлагаю, у них есть одна-единственная цель — чтобы водители не нарушали скоростной режим, чтобы они ездили медленнее и чтобы у нас на дорогах погибало меньше людей.


Фото:  Global Look Press / Замир Усманов
Фото: Global Look Press / Замир Усманов

— Есть понятие «средняя скорость потока», медленное движение в потоке создает аварийную ситуацию. Учитывая этот фактор, аварий также может стать меньше? 


— «Средняя скорость потока» — это антинаучное понятие, возникло оно вследствие ошибки группы исследователей, которые провели вот это исследование. На самом деле факт в том, что более современные исследования показывают, что чем ниже скорость, тем безопаснее, вне зависимости от средней скорости потока. 


Сейчас мы наблюдаем такую тенденцию снижения скоростей и на загородных трассах Европы, и в городах уж тем более. Даже в Германии с ее автобанами идет обсуждение снижения скоростных лимитов. Правительство заинтересовано в этом. Повышается безопасность и улучшается экологическая ситуация.


Чем больше скорость автомобиля, тем выше расход топлива, соответственно, там выхлопа больше. В первую очередь, это касается городов, где люди ходят по улице, где дети играют на улице, где ходят разные люди, в том числе и пожилые, люди с инвалидностью, люди разных возрастов, люди разного достатка. Скоростные ограничения должны защищать этих людей. 


Фото:  Global Look Press / Константин Кокошкин
Фото: Global Look Press / Константин Кокошкин

— Как вы думаете, а дорожная сеть выдержит такие нововведения?


— Это вообще никак не связано! Вот эти отговорки, что если мы снизим нештрафуемый лимит, и у нас все встанет — это отговорка. И эта отговорка не значит ничего. Если мы говорим о Москве, то у нас средняя скорость, особенно в пробках, не превышает 15-20 километров в час. Если мы при этом максимальную скорость снизим, это не скажется никоим образом на загрузке дорог. Это не скажется на средней длине корреспонденции, это не связанные никоим образом параметры.


— Вы часто выступаете за различные экологические инициативы. Ваш проект может способствовать улучшению экологической ситуации?


— Как я уже сказала, в первую очередь проект нацелен на повышение безопасности дорожного движения, на то, чтобы люди не погибали.


— Вы также в законопроекте предлагаете убрать скидки на оплату штрафов. Но ведь тогда получается, что никаких льгот для ответственных граждан нет. Учитывая, что камер на дорогах Москвы много, то как могут отреагировать автолюбители? 


— Штрафы существуют с одной-единственной целью, чтобы люди их не платили. Штраф не нужно платить, нужно соблюдать правила дорожного движения, не превышать скорость соответственно. 


Сейчас у нас такое, что штраф 500 рублей со скидкой 250 рублей. И он не воспринимается как штраф, он не воспринимается как запретительная мера. Штраф воспринимается как налог, как некая доплата за скорость.


И это, конечно, совершенно ситуация безумная. Штраф должен быть таким, чтобы люди не хотели его получать, чтобы они не нарушали. Именно такую цель преследует законопроект.


Фото:  Global Look Press / Константин Кокошкин
Фото: Global Look Press / Константин Кокошкин

— Почему вы предлагаете снизить именно до пяти километров в час? Иногда такую разницу в скоростях можно даже не заметить. 


При подготовке мы опирались на мировой опыт, на опыт городов, которые добились очень хороших результатов по снижению смертности. И один из важнейших параметров — лимит в этих городах составляет от трех до пяти километров в час. Максимальный порог — 10. А в некоторых странах, например в Японии, вообще нет нештрафуемого порога — штрафы начинаются с превышения на один километр в час. 


— Но ведь камеры могут ошибаться?


— С технической точки зрения эти камеры, которые фиксируют дорожные нарушения, должны иметь погрешности в два-три процента, не выше. Порог этот возник не потому, что у нас неточные камеры. Точность камер составляет два-три километра в час, и это при нештрафуемом пороге пять километров в час. Сейчас все спидометры завышают скорость автомобиля, чтобы водители не нарушали. 


Нарушить закон случайно невозможно. Вот эта история про нештрафуемый порог — это изначально история политическая. Эта история возникла, когда в Госдуме депутаты, относящиеся безответственно к жизням окружающих, решили, что если они сделают такой популистский закон, то сблизятся с простым трудовым мужиком, разрешив всем нарушать. То есть это популизм в чистом виде. И он не просто опасный, а убивающий.


Отменить это популистское решение очень сложно из-за общественного сознания. Но с другой стороны, я вижу очень большой отклик: да, давно пора, правила созданы для того, чтобы их соблюдать.


— Кто вас сейчас поддерживает? Вы писали о том, что депутат Мосгордумы Валерий Головченко поддержал вашу инициативу. 


— Департамент транспорта города Москвы выступает за мой закон, я вижу большой отклик от своей аудитории, от тех людей, которые меня поддерживают. В Мосгордуме разные мнения на этот счет, но мы будем это обсуждать. 


К сожалению, я вижу у многих своих коллег вот это популистское отношение к вопросу. Но мне кажется, что мы как общество созрели соблюдать правила. Даже если этот проект не будет принят в Мосгордуме, я думаю, что в ближайшее время будут какие-то изменения приняты. 


— Вы не думали о том, что все-таки придется добираться долго из одного конца Москвы в другой?


— Отмена нештрафуемого порога не будет влиять на то, чтобы люди добирались дольше. Средняя время корреспонденции, длина корреспонденции не связаны со скоростью, они связаны с дорожной обстановкой. У нас очень много машин на московских дорогах.


При этом дефицит общественного транспорта. Люди предпочитают ездить на машинах, потому что общественный транспорт деградировал. Но это несвязанные вещи, это вообще две разные части транспортной политики. 


— Как тогда можно решить эту проблему? Иногда преодолеть большое расстояние на общественном транспорте практически невозможно.


— Развивать общественный транспорт. Общественный транспорт у нас такой, что мы с ужасом на него смотрим. Например, у нас должна быть очень развитая система трамваев.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...