St
Турция проголосовала за султана Эрдогана
Глава государства после победы на выборах примется за нелояльных ему политиков в своей собственной партии

Турция проголосовала за султана Эрдогана

Глава государства после победы на выборах примется за нелояльных ему политиков в своей собственной партии

Фото: © GLOBAL LOOK press/Ashraf Amra
Фото: © GLOBAL LOOK press/Ashraf Amra

Реджеп Тайип Эрдоган был переизбран на пост президента Турецкой Республики по итогам выборов главы государства, которые прошли 24 июня. За нынешнего лидера проголосовали 52,55% граждан. Хуже показала себя его партия AK Parti (ПСР, «Партия справедливости и развития»): на выборах парламентских партий, проходивших в тот же день, она получила всего 293 депутатских мандата из 600, потеряв таким образом большинство в меджлисе. Эрдоган получил расширенные полномочия и прямую поддержку населения, благодаря которым он начнет новый срок с чисток в собственной партии и продолжения военной операции в Сирии.


Агрессивная речь победителя


«Наш народ доверил нам пост президента и главы исполнительной власти. Турция преподнесла всему миру урок демократии, потому что проголосовали почти 90% всех избирателей. В тех странах, которые называют себя демократическими, явка гораздо ниже», — отметил Эрдоган в ходе короткой речи, с которой он выступил вечером 24 июня, когда была подсчитана большая часть голосов. 


«[На самом деле] поддержка не такая высокая. На Конституционном референдуме [2017 года] тоже была невысокая, но Эрдоган и его сторонники восприняли это как поддержку от своего электората. Он как деятель политический и зависимый от мнения и голосов народа ориентирован больше именно на собственный электорат», — рассказал «Шторму» директор Центра изучения современной Турции Амур Гаджиев. Эксперт отметил, что Эрдоган, судя по его словам, воспринял свою победу как сигнал одобрения его политики. 


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press/Mustafa Kaya

Риторика речи главы государства была достаточно жесткой, особенно когда речь заходила о взаимодействии с Западом. Эрдоган считает, что он и Владимир Путин — единственные действительно сильные лидеры в мире, а другие государства могут пытаться подорвать их власть. Опасения турецкого президента могут быть обоснованными. «Жесткая риторика у него была прежде всего в отношении тех сил, внешних сил, которые пытаются решать какие-то свои задачи руками проводников своих интересов, которые все еще имеются и в госаппарате, и в политических партиях», — отметил Гаджиев. Эксперт добавил, что Эрдоган и дальше будет прибегать к подобной риторике или даже к более резкой, чтобы доказывать свою последовательность.


Слово «демократия» также многократно произносилось Эрдоганом. Лидер, фактически находящийся у власти более 16 лет, получил возможность возглавлять страну еще пять лет, до 2023 года. Именно тогда Турция будет отмечать 100-летие основания Республики Мустафой Кемалем Ататюрком. На фоне этого Эрдоган сможет избраться и в третий раз, благо принятые в 2017 году поправки в Конституцию позволяют сделать это. В этом случае турецкий лидер будет находиться во главе страны более четверти века, на семь лет дольше, чем основатель страны Мустафа Кемаль Ататюрк. В глазах европейского и американского сообществ такой результат — признак именно отсутствия демократии. «При могущественном президенте и парламентском большинстве подконтрольных ему сил система сдержек и противовесов просто исчезнет», — пишет эксперт Центра американского прогресса Алан Маковски. 


Почти полная победа


Партия справедливости и развития, которая ранее обладала большинством в парламенте и самостоятельно могла формировать правительство, потеряла эти позиции. Теперь ей придется поделить министерские кресла с Партией национального движения. В целом парламент получился достаточно разнородным: порог в 10%, необходимый для прохождения в законодательный орган, преодолели на этот раз целых шесть партий. Предыдущий состав меджлиса насчитывал лишь четыре политические силы, а предшествующий ему — вообще всего три. 


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press/Oliver Weiken

«Коалиция ПСР и Партии националистического движения набирает порядка… 359 голосов. Вот как у них вышло, — смеясь, отметил Амур Гаджиев. — Для того чтобы им принять новую Конституцию или конституционные поправки, им нужно 360 мест, получается, им не хватает ровно одного голоса». Эксперт подчеркнул, что уж согласия одного-единственного депутата из оппозиционных партий власти добиться смогут. Однако согласно принятым в апреле 2017 года поправкам к Конституции сам по себе парламент, как и правительство, стали играть намного меньшую роль, чем раньше. 


Планы Эрдогана


Президент Турции в победной речи пообещал населению страны, что будет «днем и ночью» работать над выполнением всех предвыборных обещаний, как новых, так и предыдущих. Эрдоган отметил, что считает правильной свою трактовку результатов выборов и понимает, что народ недоволен его партией, в связи с чем лидер пообещал «исправить ее ошибки». 


ПСР ждут чистки, считает директор ЦИСТ Амур Гаджиев. После попытки государственного переворота в 2016 году в Турции прошла волна увольнений и задержаний. Под арест попадали лица различной степени публичности, от журналистов и правозащитников до мелких чиновников. Всего за два года было задержано более 160 тысяч человек, уволено почти столько же госслужащих, большая часть из которых — военные, приводит статистику агентство Reuters. Официальные обвинения предъявили 50 тысячам человек. На время судебного разбирательства они находились под арестом.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press/Oliver Weiken

«[Эти чистки] практически не затронули саму ПСР. Мне кажется, что жесткая риторика связана и с этим. Эрдоган сейчас может себе позволить вести себя независимо от партии, потому что почувствовал поддержку со стороны народа. Это все позволит ему уделить гораздо больше внимания ПСР и очистить ее от неугодных ему элементов», — отметил Гаджиев. В партии Эрдогана есть люди, которые не полностью лояльны ему, добавил эксперт. 


Кроме того, Эрдоган анонсировал продолжение военной операции в Сирии. Он отметил, что Турция не прекратит борьбу с террористическими группировками. «Мы будем освобождать территории Сирии от террористов, чтобы туда могли вернуться наши сирийские гости. Эти действия улучшат репутацию и позиции Турции на мировой арене», — отметил президент.


Трансформация страны


На Западе результаты выборов в Турции восприняли как победу авторитаризма над демократией. Многие эксперты считают, что президент и его сторонники помешали консолидироваться оппозиции. Особенно отмечают то, что кандидаты с похожими программами — Мухаррем Индже и Мерал Акшенер, хоть и представляли разные партии, не смогли договориться о поддержке друг друга. Некоторые представители оппозиции рассчитывали на второй тур выборов, во время которого появилась бы возможность объединения противников Эрдогана вокруг Индже, но этого не случилось. 


Эксперт Вашингтонского института Сонер Чагатай уверен, что турецкий президент активно занимался выдавливанием лидеров гражданского общества и элит из политической жизни страны. «Эрдоган знает, что оппозиция в союзе с сильными элитами — это постоянная угроза для него. Если может заставить их отказаться от борьбы за Турцию, неважно, сколько народу останется в оппозиции. Без элит противникам Эрдогана не останется выбора, кроме как смириться с его режимом — как произошло с россиянами при Путине», — уверен Чагатай.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press/Turkish Presidency

Собрав в своих руках столько власти, Эрдоган примется продолжать свою политику усиления позиций государства на мировой арене, уверен директор ЦИСТ Амур Гаджиев. «[Во время выборов] об этом заявляли и Йылдырым, и другие политики. Они отмечали региональную сверхдержавность Турецкой Республики с амбициями и установкой на то, чтобы войти в первую десятку крупнейших и влиятельных стран мира и с политической, и с экономической, и с военной даже точки зрения», — отметил он. 


Немалую роль в этом сыграет пророссийская политика Турции: заигрывая с Москвой, Эрдоган получает возможность свободнее маневрировать между Западом и РФ, добиваясь все большей выгоды для страны. Население страны же, вне зависимости от своих политических предпочтений, поддерживает улучшение отношений с Россией.