St
Тысяча дней импортозамещения
Что такое российская моцарелла, с чем ее едят, и почему отечественные коровы скрывают кипрское гражданство undefined

Тысяча дней импортозамещения

Что такое российская моцарелла, с чем ее едят, и почему отечественные коровы скрывают кипрское гражданство

Около трех лет минуло с тех пор, как федеральные власти решили в ответ на западные санкции ввести продуктовое эмбарго. Тогда, это дело казалось благородным: наказать рублем западный бизнес за наезды на наше отечество, и дать отечественным агрокомпаниям и производителям продуктов питания такие просторы рынка и возможности развиваться, которых у них не было никогда. Сегодня же, судя по представленным на рынке продуктам, вся эта история выглядит крайне сомнительно.


Ростки недоверия


Издревле известно, что почти все крупные сети ритейла в России имеют иностранные головные компании напрямую ( французский Auchan или немецкий Globus) или имеют иностранные головные компании, изначально будучи исконно российскими компаниями. Это все заставляло задуматься о том, насколько подобные розничные сети всерьез воспримут патриотический порыв по импортозамещению, и допустят на полки именно российских производителей.


Первое чувство неловкости возникло, когда яблоки из стран Евросоюза стали заменяться яблоками из Сербии или Молдавии, а мясо европейских производителей стали заменять мясом из стран Латинской Америки. Оказалось, что в один миг российские компании не могут заполнить те полки, с которых ушли западные продукты и фрукты.


Дальше широкое распространение обрело продуктовое шапито, когда российские продукты пытались выдавать за иностранные. Так у нас появились псевдо швейцарские, итальянские, и даже почему-то, сербские сыры, псевдо финское масло и молоко, и даже псевдо испанский хамон. Упаковки скрыто или в прямую пытались нарядить в цвета флагов соответствующих стран, делать надписи, которые можно встретить только на иностранных продуктах.


В итоге, сегодня, в любом гипермаркете, мы имеем целое созвездие «сыров» моцарелла, рикотто, маскарпоне и так далее, которые произведены непосредственно в России нашими сырными мастерами. Чтобы оценить качество этих сыров будет достаточно найти в Москве среднестатистического итальянца с работающими вкусовыми рецепторами. Расстроенные глаза, сморщенное южное лицо, покосившейся нос и непонятное русскому уху слово merda. Это то, свидетелем чего вы станете, при дегустации большей части псевдоитальянских сыров из наших магазинов.


Но все же, несмотря на эти недостатки, люди ответственные за сельское хозяйства и продуктовую отрасль периодически нам сообщают, что благодаря импортозамещению, наши производители смогли значительно увеличить свои мощности и финансовую самостоятельность. И сделали они это не только благодаря подделкам на рикотту.


Может быть это и так, но зная особенности построения крупного бизнеса в России, мы решили разобраться, насколько наши сельскохозяйственные флагманы действительно являются нашими, и есть ли смысл в продуктовом эмбарго.


Как оказалось, предприятия российского АПХ, в заметной степени, эта та же самая российская моцарелла, только вид сбоку.


Когда вы берете в руки нашу моцареллу, вы видете большую надпись Mozarella. И только с помощью сильной лупы, военного бинокля или телескопа, вы сможете на обратной стороне прочитать надпись о том, что «сыр» этот произведен в одной из областей нашей необъятной родины.


Когда вы берете крупное российское предприятие по производству колбас, мяса, мороженного, молока или кондитерских изделий вы видите, что оно является российским ООО, имеет присвоенный индивидуальный номер налогоплательщика. Лишь погружение в учредительные документы вам даст понять, что многие из этих предприятий де-юре и де-факто являются подвязанными дочками компаний из Люксембурга, Кипра, Британских Виргинских, или других экзотических островов. Именно эти иностранные компании в итоге получают профит от продуктового эмбарго в России, пока таможенные службы на границе давят трех найденных венгерских гусей.


Офшорная корова

 

 

Для первого примера возьмем компанию «Мираторг». Продукция этой компании постоянно попадается российским покупателям на глаза, и на официальном сайте «Мираторг» поясняется почему: «Мираторг» - ведущий производитель и поставщик мяса на российском рынке. Мы более чем в два раза опережаем ближайшего конкурента в производстве свинины с показателем выше 400 тысяч тонн и вышли на первое место в России по производству говядины – выше 40 тысяч тонн в 2015 году».


Как бы, компания позиционирует себя как крупнейшего российского производителями мяса. Для того, чтобы выяснить, насколько этот производитель российский, открываем документы из единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ).


ООО Агропромышленный холдинг «Мираторг» (ИНН: 7704669440) имеет юридический адрес в селе Ям, города Домодедово, Московской области. На этом бы стояло остановится, но в ступор приводит присвоенный агрохолдингу, флагману отечественного мясопроизводства, код Общероссийского классификатора форм собственности (ОКФС). Код этот 23. Этот номер значит, что весь «Мираторг» вместе со всеми своими коровами и свиньями – собственность иностранных юридических лиц.


Каких именно? В сведениях об учредителях юридического лица – два иностранных юрлица, ОКФС не обманул. Первый учредитель «Мираторга» - Общество с ограниченной ответственностью «Агромир» (Пр-т. Арх. Макариоса III, 2-4, Капитал Сентер, 9 этаж, п/я 1065, Никосия, Кипр). Размер доли- 99,99 %. Второй учредитель, с долей в 0,01 % - Общество с ограниченной ответственностью «Саудейд Энтерпрайзис Лимитед» (Арх. Макариу III, 2-4, Капитал Сентер, 9 этаж, п/я 1065, Никосия, Кипр – прощая Минюсту некоторые неточности, приходим к выводу, что оба учредителя зарегистрированы в одном месте).


Не нужно напоминать, что Кипр, как и другие члены Европейского союза, попал три года назад под действие продуктового эмбарго. Но это никак не мешает двум компаниям с острова владеть крупнейшим производителем мяса в России и получать свой законный профит.


Более внимательно к тому, чтобы скрыть возможные связи с зарубежьем, отнеслись в публичном акционерном обществе (ПАО) «Группа Черкизово». По документам ЕГРЮЛ компанию не в чем упрекнуть. Понять кто является акционером и есть ли связи с иностранными компаниями проблематично. Лишь из некоторых открытых источников мы узнаем, что «Группе Черкизово» присвоен также интересный код ОКФС – 34 -

«совместная частная и иностранная собственность».


Сама «Группа Черкизово», наряду с Мираторгом, является одним из крупнейших производителей мяса в стране. Этой компании принадлежат бренды «Черкизово», «Петелинка», «Моссельпром», «Васильевский бройлер» и так далее.


Ровно такой же ОКФС – 34 – «совместная частная и иностранная собственность», присвоен другому мастодонту отечественного мясного и колбасного рынка – открытому акционерному обществу «Останкинский мясоперерабатывающий комбинат» (ОАО «ОМПК»).


В 2016 году компании удалось реализовать свыше 200 тысяч тонн своей продукции. Останкино, своего рода, колбасный титан российского рынка.

Представлена на российском рынке и компания Cargill. Эта компания, производящая в России зерна, масла, мясопродукты, крахмалопродукты, солод и так далее, является региональным подразделением американской одноименной продовольственной компании. По данным ЕГРЮЛ, российская ООО «Каргилл» на 100 % принадлежит компании «Каргилл Интернешнл Люксембург 2 С.А.Р.Л.».


Примерно, такую же конструкций представляет из себя «Группа компаний Danone в России». Подразделение французского продовольственного гиганта владеет в России 17 предприятиями, и является лидером на молочном рынке. Actimel, Активиа, Растишка, Даниссимо, Простоквашино и многое другое – все это бренды Danone, которые занимают львиную долю полок молочной продукции в российских гипермаркетах.


А еще у нас есть компания «Айсберри», которая, на своем сайте говорит нам о том, что является лидером рынка мороженого в Москве и Московской области, и входит в тройку по объемам продаж в России. Эта компания владеет легендарными брендами «Филевский пломбир» и «Ленинградское». Совсем недавно, у компании появился очередной патриотически верный проект – мороженое «Артек».


Что же такое «Айсберри»? На официальном сайте «Айсберри» указано, что юридическое наименование компании звучит как ООО «ТД Айсберри». По ИНН находим учредителей данной организации. Единственный учредитель столичного мороженого гиганта – ООО «Вологодское мороженое». Ищем, что такое ООО «Вологодское мороженое» с ИНН 3525130125. Единственным учредителем уже вологодской компании оказывается организация «Райзвуд Холдингс ЛТД» (28 Октовриу, 249, Лофитис Бизнес Центр 1, Квартира/Офис 5А, 3035, Лимассол, Кипр).


PepsiCo и Coca-Cola – война длиною в век, и около четверти века в России. С определенной периодичность наши выдающиеся патриоты призывают выгнать то одну, то вторую американскую компанию с рынка. Пока этого не происходит, и многие их бренды наши покупатели воспринимают за чисто российские. Так, Coca-Cola продает в России не только одноименный напиток, но и известные всем марки соков «Моя Семья» и «Добрый». У PepsiCo ассортимент повнушительнее. Хотите наш квас «Русский дар» или минералку «Ессентуки»? Соки и напитки «J7», «Я», «Чудо-ягода», «Фруктовый сад», «Северная ягода», «Любимый»? Молоко «Домик в деревне», сметану или творог «Веселый молочник», Молоко «Кубанская буренка», Чудо-йогурт»? Детское питание «Агуша» или «Чудо»? Сухарики «Хрус-team»? Тогда знайте, что купили вы это у компании PepsiCo.


Начиная осознавать, что в большом российском гипермаркете, вам сложно встретить что-то отечественное, вы судорожно потянетесь за спасающей патриотические чувства шоколадкой «Россия. Щедрая душа». Поедая ее лучше не думать, что материнской компанией шоколадной фабрики «Россия» является швейцарская Nestle.


Один из экспертов проводольственного рынка России сообщил нам, что примерно одна треть производителей мяса, и около половины производителей сахара в России, имеют иностранных учредителей, в том числе офшорных.


“Есть открытые компании, которые не скрывают, что у них есть головные офисы где-нибудь на Кипре или в Голландии. Но многие компании сознательно выбрали путь сокрытия информации. Это делается через держателей реестров акционеров или путем регистрации компаний таким образом, что они становятся российскими прапраправнучками иностранных компаний и найти уши крайне сложно. Возьмем для примера компанию “Объединенные кондитеры” (бренды – “РотФронт”, “Бабаевский”, “Красный Октябрь” и так далее). Эта компания связана с холдингом “Гута”. Понять четкого владельца сложно. Но сам холдинг несколько раз связывали с определенными офшорами. Более того, де-юре недавно существовала компания “Гута-Эстейт” – дочка холдинга, у которой был учредитель с Сейшельских островов. Как сегодня построена эта структура, и кто именно зарабатывает на наших кондитерских брендах – сказать сложно”, - отметил собеседник.


Мы показали лишь самую вершину айсберга. Но и по ней понятно, что миллиардные доходы от продовольственного рынка России получают, как и до эмбарго, или иностранные офшорные анонимы, или глобальные продовольственные корпорации. Для того, чтобы понять эффективность продуктового эмбарго, достаточно лишь задаться вопросом: появился ли за последние три года хоть один отечественные продовольственный бренд, который стал популярен в России?


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...